Деофшоризация экономики начинается

Выведенные деньги финполиция вернёт в Казахстан

Офшорные компании, по официальным данным, за пять лет нарастили в Казахстане число учреждённых ими компаний в пять раз. В Минфине знают о движении денег по оффшорным счетам и оценивают риски, — указывает на “сторожа” финполиция. Но, комитет финмониторинга Минфина, видимо, не считают риски серьёзными. А, может, система оценки нуждается в реформе? Может, есть какие-то внутренние проблемы с перераспределением полномочий по оценке этих рисков и они должны стать предметом обсуждения не на правительственном, а на законодательном уровне? Ответов на эти вопросы пока нет. Но есть действие — рейтинговое агентство Standard & Poor`s изменило Казахстану прогноз по рейтингам. Что дальше?

Деофшоризация экономики начинается

Крупных инвесторов хотят спугнуть

Standard&Poors во вторник пересмотрело прогноз по рейтингам Казахстана со “стабильного” на “негативный” и подтвердило суверенный кредитный рейтинг на уровне “ ВВВ+”.

Аналитики S&P угрожают вероятностью понижения рейтингов Казахстана в ближайшие два года, “если перспективы экономического роста или эффективность и предсказуемость монетарной политики страны не улучшатся”. Они считают, что национализация и объединение пенсионных фондов сдерживает развитие внутреннего рынка капитала и уже не ждут, что “Казахстан сможет поддерживать рост ВВП на душу населения на уровне, превышающем показатели стран с аналогичным уровнем доходов”. Но отмечают позитивное влияние на рейтинги запасов природных ресурсов.

Следом агентство S&P пересмотрело прогнозы со “стабильного” на “негативный” по рейтингам крупнейших казахстанских госкомпаний: ФНБ “Самрук-Казына”, Банк развития Казахстана, Фонд развития предпринимательства “Даму”, НУХ “КазАгро”, НК “КазМунайГаз”, Разведка Добыча “КазМунайГаз”, КазТрансОйл в связи с оценкой их “критически важной роли для государственной политики и неразрывных связей с правительством”. Так, S&P отмечает критически важную роль КМГ для страны, относительную самостоятельность в управлении и большой долг.

Это, скорее, технический пересмотр, потому что у эмитентов любой страны, не может быть кредитный рейтинг выше суверенного. Поэтому, если S&P снизит рейтинг, Казахстана, то рейтинги наших эмитентов, которые были на уровне суверенного, тоже должны быть снижены. Сами компании к понижению рейтинга, скорее всего, были готовы, считают специалисты.

Тем не менее, действия S&P грозят проблемами казахстанской экономике. Это все направлено на то, чтобы спугнуть крупного инвестора. Мы уже заметили, что из Казахстана уходят инвестиционные деньги. Снижение рейтинга, безусловно, скажется на интересе крупных иностранных инвесторов к казахстанской экономике. Нас ждут не самые легкие времена, — уверены эксперты.

Выводится капитала в три раза больше, чем возвращается

А за день до пересмотра прогнозов по рейтингам заместитель председателя госагентства по борьбе с экономической и коррупционной преступностью (финансовая полиция) Айвар Боданов говорил на заседании координационного совета по обеспечению законности, правопорядка и борьбы с преступностью о том, что в Казахстане нет госоргана, ответственного за мониторинг объемов вывода капитала из страны. И предложил, учитывая, что комитет по финансовому мониторингу Минфина знает о транзакциях в оффшорной юрисдикции и осуществляет национальную оценку рисков по вопросам легализации доходов, добытых преступным путем и финансированию терроризма, сделать его ответственным за мониторинг и разработку предложений по противодействию неправомерному выводу капитала за рубеж.

“Уголовно-правовые меры борьбы с оттоком капитала из страны из-за несовершенства законодательства на сегодня продолжают оставаться неэффективными”, — считает г-н Боданов. По его словам, в Казахстане, “начиная с 2010 года, более чем в 5 раз возросло количество юрлиц, учредителями которых являются зарегистрированные в оффшорах лица. (То есть, если в 2010-м у нас была, например, 1000 компаний, бенефициаров которых мы не знали, то теперь – 5000.)

В качестве другого способа бегства капитала используются денежные переводы физлиц. Объем таких переводов из Казахстана в 2012 году составил 1,4 млрд тенге, что в три раза превышает объем возвращаемых денежных средств обратно. В результате оттока капитала теряется большая налогооблагаемая база, возможные инвестиции, которые могли быть использованы во благо нашей экономики”, — сказал замглавы финполиции.

Не удивительно, ведь комитет по финмониторингу Минфина если и знает об операциях в офшорах, то использует эти сведения для каких-то других целей. Информационные методы борьбы с рисками комитет не использует – даёт такие ответы на запросы, из которых информации не вытащишь. Отписки, то бишь. Все данные засекречены.

Странно, что руководитель финполиции использует устаревшие данные – за 2012 год. Комитет финмониторинга и ему не предоставил цифр? Хотя бы за прошлый год, о первом квартале этого и говорить не стоит. Между ведомствами настолько жёсткая конкуренция за информацию? Или за влияние на бенефициаров оффшорных компаний?

Тем не менее, по инициативе финполици подготовлен и внесен в правительство план мер по деофшоризации отечественной экономики. Посмотрим, когда он поступит и поступит ли вообще, в парламент.

***

Пока негативный прогноз S&P по рейтингу Казахстана — первый. Возможно, отношение к нам пересмотрят Fitch и Moody’s. Правда, Moody's, выставив в мае негативные прогнозы по рейтингам Украины (Caa3) и Белоруссии (B3), не усомнилось в кредитной устойчивости Казахстана, сохранив позитивный прогноз. Но в качестве наиболее серьёзного риска (кроме кризиса на Украине) в Moody's называли усиливающуюся “геополитическую поляризацию” в регионе: Армения, Белоруссия и Казахстан сохраняют тесные связи с Россией, тогда как Грузия, Молдавия и Украина все активнее сотрудничают с Евросоюзом.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...