Что связывало Аблязова и русского националиста?

В Москве задержан известный русский националист, Александр Белов-Поткин. Во время обыска у него была обнаружена и изъята различная финансовая документация и литература, которую в полиции считают экстремистской. Задержанный по делу БТА банка националист представлял интересы Мухтара Аблязова в Москве. Что могло связывать казахского банкира и русского националиста?

Выполняя поручения экс-главы БТА бывший лидер Движения против незаконной иммиграции (ДПНИ) занимался управлением и легализацией части имущества, выведенного из банка, в частности земельных участков площадью 2,49 тысячи гектаров в Домодедовском районе Подмосковья, пишут российские СМИ.

Оставим в покое дело БТА банка, известно, что в нем не все так однозначно, как это представляют казахстанские правоохранительные органы. Нам же, интересно другое — что могло быть общего между казахским финансистом и банкиром, на протяжении долгих лет пытавшегося противостоять правящему режиму и скандально известным в России националистом?

Что могло связывать казахского банкира и русского националиста

Как пишут наши российские коллеги, с Аблязовым Поткин познакомился в 2011 году и первоначально был нанят для проведения различных социологических исследований в Казахстане, связанных с ростом и влиянием националистических сил на ситуацию в стране. Кроме того, по поручению бывшего банкира экс-глава ДПНИ должен был работать с лидерами националистических движений Казахстана, которых Аблязов пытался использовать для борьбы с местной властью. Также Поткин участвовал в закупке оборудования и подборе журналистов для оппозиционных телеканалов, финансируемых Мухтаром Аблязовым.

Позже задержанный начал управлять не только медийными, но и другими активами экс-владельца БТА в России. Работа Поткина якобы жестко контролировалась ближайшими соратниками Мухтара Аблязова — его зятем и сыном бывшего акима Алматы Ильясом Храпуновым, а также Ботагоз Джардемали, которая долгое время занимала руководящие посты в БТА.

Возникает вопрос: почему Белов-Поткин так сказать, помогал Аблязову не только по своей части, националистической, но и управлял медийными ресурсами и другими? Неужели, для этого дела у банкира не нашлось более компетентных людей, с незапятнанной репутацией?

Кстати, по некоторым данным в начале сотрудничества с Поткиным бывшие соратники Аблязова предупреждали его, что это добром не кончится. И оказались правы, за многие материалы, которые выходили на интернет-телеканалах “16/12”, “А24” журналистов можно было смело привлекать к ответственности.

Если говорить об опыте национального движения, который Белов имеет за плечами, то тут тоже есть сомнения.

На что мог надеяться Аблязов, если один из близких соратников Белова Дмитрий Демушкин комментируя задержание своего товарища заявляет, “он ездил в республику, чтобы установить контакт с местными националистами, но поскольку мы оба считаем, что такого государства не существует”.

Соратники Поткина связывают его арест с отказом “участвовать в переправке ультраправых на Украину”. По их словам, у Поткина параллельно начались проблемы с правоохранительными органами в Казахстане, и что в отношении Поткина казахские следователи возбудили уголовное дело о подготовке госпереворота и требовали у российских властей экстрадировать националиста.

О контактах Поткина с казахскими националистами мы писали ранее, в статье “Что общего между российским националистом и Мамаем?”, где рассказывали о сотрудничестве молодого активиста Жанболата Мамая с Александром Поткиным. Это уже известные факты.

Сообщается, что Аблязов привлек к сотрудничеству или нанял Поткина, для работы с лидерами националистических движений Казахстана, которых Аблязов хотел использовать для борьбы с властью. Спрашивается, зачем для этого нужны были посредники? Разве нельзя было напрямую выйти на них, к тому же есть сведения, что некоторые из них были не прочь помогать Аблязову в его борьбе.

После того, как Мухтар Аблязов был задержан в Европе и деятельность политических структур, которые якобы финансировались им, в том числе, незарегистрированной партии “Алга” была практически задавлена властями и запрещена, многие принялись анализировать ошибки казахстанской оппозиции.

К примеру, небезызвестный Мухтар Тайжан, часто говорил о том, что оппозиция в целом, и в частности Аблязов и его соратники не делали ставку на казахскую аудиторию. Не использовали в своей работе инструменты, влияющие на них. Что конкретно имелось в виду, непонятно, кроме того, что как говорил националист “партия “Алга” и СМИ, которые финансировались Аблязовым были, в основном, русскоязычными”. Но в целом трудно не согласиться с тем, что оппозиция долгое время игнорировала “казахскую тему”.

Но нельзя отрицать и того, что за несколько лет до окончания своего существования, “Алга” начала работу в этом плане, запустив несколько проектов, однако, видимо, было уже слишком поздно. У Аблязова начались крупные проблемы, его задержали, а деятельность партии запретили, признав экстремистской. К тому же, отношение националистов было далеко неоднозначным к самому Аблязову.

Возвращаясь к вопросу, почему же соратники Аблязова не выходили напрямую на казахских националистов, если нуждались в их поддержке, то хочется заметить, что было время, когда наши оппозиционеры любили привлекать к сотрудничеству специалистов в области медиа, политтехнологий из России и Украины.

Последние в свою очередь особо не разбираясь во внутренней кухне, пытались учить местных коллег, считая себя профессиональнее и опытнее, что часто приводило не только к разногласиям, но и к системным ошибкам. К счастью, тенденция эта прошла, с одной стороны в стране появились свои специалисты, с другой, у оппозиции уже не осталось средств на оплату труда так сказать, иностранных специалистов, да и самой оппозиции уже нет.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...