Уехать нельзя остаться. Эмиграция из Казахстана выросла

Молодежь эмигрирует из Казахстана. Почему одни молодые казахстанцы хотят жить в своей стране, а другие - видят себя в иных странах? Какие ожидания ими движут? К обеим группам: эмигрирующих и остающихся, казахстанцы относятся неоднозначно – как поддерживают, так и не одобряют. Аналитическая группа “Кипр”, представительство фонда им. Ф.Эберта в Казахстане и фонд Сорос-Казахстан позавчера провели дискуссию о настроениях молодежи: “Уехать нельзя остаться”

По информации статкомитета Минэкономики, в январе-августе 2014 года из Казахстана эмигрировало 18417 человек (15898 — в этом периоде 2013-го), иммигрировали в страну – 10827 человек (14101). Статистики не расшифровывают информацию: какого возраста, национальности, образования люди уехали или приехали. Но мы и сами знаем, что большинство уехавших – с хорошим образованием, знанием языка и молодых.

Почему одни молодые казахстанцы хотят жить в своей стране, а другие - видят себя в иных странах

Начал дискуссию молодой человек, решающий уехать, политолог Данияр Кусаинов. Он сказал, что “… по некоторым данным, 25% молодежи хочет уехать из Казахстана. Напомнив афоризм российского литератора Валерия Квитко: “Когда государство переходит все границы, человек должен иметь право пересечь хотя бы одну”, он объяснил, что хочет пересечь границу потому, что он – “… за безопасность на дорогах, доверие к правоохранительным органам, против распространенной коррупции в сфере образования, которую еще раз показал недавний скандал с покупкой за $1000 места для научной публикации в зарубежных журналах”. Он против того, что доходы богатых превышают доходы бедных не в 8 раз, как в развитых странах, а в 29 раз, что на квартиру в 30 кв. метров ему нужно копить восемь лет, а аренда будет съедать более 80% его доходов. “За рубежом нас никто не ждет. Всего надо добиваться потом и кровью. Но там – толерантны: над твоим акцентом не смеются, инвалиды свободно живут и передвигаются. Моя мечта – Казахстан однажды станет доступным не только для элиты, которой здесь хорошо, но и для всех слоев населения”.

Решившая остаться на родине преподаватель IT университета Александра Цай считает: “Решая остаться, мы планируем самореализацию. В Казахстане – ненасыщенный рынок, низкоконкурентная среда, незаполненные ниши. Можно создать что-то свое, уникальное, локальное. Государство должно понимать, что для молодежи важны возможности творить, самовыражаться. Ощущение дома возможно только дома. Можно найти друзей, освоить язык, создать “Европу” хотя бы в своем подъезде.

В Казахстане было три волны эмиграции, пояснил директор Национального бюро экономических исследований Касымхан Каппаров: в 90-х уезжали немцы, в нулевых – русские, сейчас – титульная нация решает для себя вопрос. Эта тенденция усиливается – идет наплыв экспатов. А казахи с хорошим английским уезжают в Дубаи, Европу.

Другие участники дискуссии высказывались следом.

Преподаватель Кокшетауского университета Александра Григорьева рассказала, что в их сельской глубинке большинство детей, талантливых в математике, физике, химии ориентируется на российские ВУЗы. Во Франции, где она училась год, большинство казахстанцев студенческого “комъюнити” хотело купить землю, дом и перевезти родителей. Каждый отвечает за свою позицию, — считает Александра. Когда это правило станет общим, Казахстан начнет расти. Если мы остаемся, что нам делать с базовыми проблемами? – Пытаться менять: доступ к образованию, жилью, безопасности на дорогах.

А директор проекта Freedom House Kazakhstan Виктория Тюленева верит, что все перечисленное должно быть обеспечено властью, но тогда, когда люди начнут это требовать.

Почему одни молодые казахстанцы хотят жить в своей стране, а другие - видят себя в иных странах

Участник из зала, выпускник Вашингтонского университета Шунус Оманов заметил, что во времена кризиса из страны хочет уехать больше людей.

Руководитель АГ “Кипр” Ерлан Смайлов, участвовавший в дискуссии, добавил, что у нас люди хотят уехать не куда-то, а отсюда. Отъезд – форма протеста. Худшая форма, ведь уезжают лучшие, нужные здесь, та часть среднего класса, которая обладает потенциалом. Есть молодые казахстанцы, связывающие свое будущее с Европой, США, Россией. Мечта о лучших возможностях для личностной и профессиональной самореализации, стремление к высокому качеству жизни, мобильность и миграция часто определяют выбор перспектив для молодежи. В контексте глобализации мира, условных информационных границ, открытости нашей страны эмиграция молодых казахстанцев — объективный позитивный процесс. Но основной мотив отъезд — пессимизм и неверие в будущее в этой стране, низкое качество образования, невозможность найти достойную работу, сделать карьеру. Эти причины и проблемы требуют изучения и системных решений, ведь установки на отъезд царят среди предприимчивой и конкурентоспособной молодежи, которая может стать ядром, необходимым для модернизационного рывка страны.

Еще один участник из зала Жанибек Хасан возмущен тем, что никакой свободы преподавания в стране нет, к преподаваемому в университете предмету надо создать “мануал” не в 3-4, как на Западе, а в 450 страниц. Он привел пример по госпрограмме борьбы с туберкулезом, которая была утверждена в 2011 году и в том же году была “выполнена”! Прозрачности и подотчетности госорганов нет, место Казахстана в международном рейтинге коррупции – 140-е, а глава Агентства по госслужбе и противодействию коррупции считает рейтинг навязыванием западных ценностей казахстанскому обществу.

Его поддержал медиаспециалист Константин Нагаев: “Наше государство не заинтересовано в удержании людей, хотя страна – заинтересована. Мы бежим оттого, что не верим этому государству и оно делает все, чтобы люди уезжали. Я не могу гарантировать защиту и безопасность себе в пределах своего дома. Я хочу здесь что-то менять, но своего ребенка заставить делать то же – не могу”.

Сотрудник фонда им. Ф.Эберта Евгения Плахина прожила год за рубежом и считает, что почти все “болашаковцы” выжидают положенные пять лет и уезжают туда, где они учились. А исследователь Малика Тукмадиева – что они после учебы “… приезжают на родину с желанием сделать многое, но сталкиваются с лицемерием, продажностью и разочаровываются. Нет тенденции к улучшению: больше плевков на улицах, унизительнее ездить в автобусах”. Предприниматель Алия Жаксыбаева уже решила: “Я хочу и уеду. Я все заработала и государству ничего не должна. И оно меня не поддерживает. Мне и моим трем детям здесь плохо и небезопасно. Почему я должна быть патриотом?”.

Почему одни молодые казахстанцы хотят жить в своей стране, а другие - видят себя в иных странах

… Желание уехать из страны — это скрытое недовольство ситуацией в стране. Так, уезжают за границу ученые и техники, которые занимаются инновационными разработками, не найдя поддержки на родине. Конечно, важно не только, сколько человек уедет, а и то, кто и с каким настроем останется работать в Казахстане. Дискуссия продемонстрировала явно демобилизующее настроение уехать. Это — реакция на обстоятельства неустроенности, которые люди различают, видят в своей жизни здесь, в том, как она устроена, и то, какой она будет в ближайшие несколько лет. И понятно, что даже если они реально не уедут, то работать здесь на своем рабочем месте эффективно у них не получится, все равно будут какие-то обстоятельства, которые будут мешать быть эффективным преподавателем, менеджером, исследователем.

Принимает ли государство какие-то реальные меры, которые предотвращают отток или ему действительно все равно, осталось неясным. Чиновники в дискуссии не участвовали.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...