Eurasia Review: Исламское Государство и иностранные боевики: джихадисты из Казахстана и других стран Центральной Азии, воюющие в Сирии и Ираке

По имеющимся данным, идентифицировано порядка “250 казахов, 100 кыргызов, 190 таджиков, 500 узбеков и 360 туркмен, воюющих вместе с экстремистами Исламского Государства Ирака и Леванта (ИГИЛ)”. Каковы стимулы, которые побуждают их отправиться на Ближний Восток и вступить в ряды вооруженных сил ИГ, бросающих вызов не только официальному Дамаску и Багдаду, но и также самым могущественным в мире западным державам?!

Издание Eurasia Review опубликовало аналитическую статью Раджешвари Кришнамурти под названием “Islamic State And Foreign Fighters: Jihadists From Central Asia – Analysis” — “Исламское Государство и иностранные боевики: джихадисты из Центральной Азии – Анализ”.

джихадисты из Казахстана и других стран Центральной Азии

В предисловии к ней говорится так: “В то время как насильственные джихадистские действия принимают интенсивный характер, отмечается экспоненциальный рост численности иностранных граждан, становящихся в строй с целью сражаться за Исламское Государство (ИГ). Случай джихадистов Центральной Азии — боевиков, которые являются гражданами Таджикистана, Узбекистана, Казахстана, Кыргызстана и Туркменистана, — присоединяющихся к Исламскому Государству (ИГ), представляется интересным, в особенности с учетом политической истории мест, расположенных по соседству с этим регионом. Несмотря на то, что люди из Центральной Азии за последние несколько лет участвуют в повстанческих действиях в Афганистане, некоторые центрально-азиатские радикальные исламисты вместо этого сделали для себя выбор в пользу отправки в Сирию и Ирак и присоединения к ИГ”.

Далее следует уже сама статья, состоящая из трех разделов.

В первой из таких частей, к которой предпослан подзаголовок “Джихадисты из Центральной Азии в Сирии и Ираке”, утверждается следующее: “На сегодняшний день насчитывается порядка 31,5 тысячи джихадистов, сражающихся в Сирии и Ираке под знаменем ИГ. Примерно 15 тысяч из них, по оценкам, являются иностранными боевиками, и из этого числа 2 тысячи человек выявлены как прибывшие из западных стран.

Получить и/или выяснить информацию о количестве выходцев из Центральной Азии, вливающихся в ряды вооруженных сил ИГ относительно трудно, тогда как найти данные о численности их боевых товарищей из западных стран легче. Согласно некоторым недавним оценкам, количество центрально-азиатских боевиков на территориях Сирии и Ирака колеблется в пределах 3-4 тысяч. По имеющимся данным, идентифицировано порядка “250 казахов, 100 кыргызов, 190 таджиков, 500 узбеков и 360 туркмен, воюющих вместе с экстремистами Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ)”, при этом Туркменистан и Кыргызстан оказываются наиболее уязвимыми влиянию ИГ. Однако эти цифры также трудно подтвердить”.

В следующей части своей статьи, к которой предпослан подзаголовок “Стимулы к вступлению в ряды ИГ”, автор пишет так: “Некоторые стимулы к вступлению в ряды ИГ представляются общими для джихадистов из Запада и джихадистов из Центральной Азии. Среди них можно назвать такие: организационные и административные возможности ИГ; качество жизни, гарантируемое боевикам ИГ (оно сравнительно выше, чем то, что когда-либо обеспечивалось афганскими талибами или Аль-Каидой); шанс находиться на “стороне победителей”; и возможность обосновываться вместо того, чтобы бежать в укрытие (в отличие от опыта талибов в Афганистане). Другой причиной является относительная неудача Аль-Каиды в сравнении с Исламским Государством в плане удержания территории.

Что еще более важно, 1300-летнее пророчество в хадисах о Малахим” (Судном дне) говорит о столкновении ислама и “неверных” в Дабике в Сирии, оно циркулирует в джихадистских социальных средствах массовой информации. ИГ, по сути, использовало этот хадис с тем, чтобы придать легитимность своим действиям в Ираке и Сирии, и в силу исторической религиозной значимости пророчества удалось привлечь больше радикальных исламистов к повстанческому движению. Влияние этого пророчества на группу ИГ так сильно, что ее официальный журнал называется Dabiq.

Ввиду этой цели, война в Афганистане является джихадом с националистическими контурами, а война в Сирии и Ираке носит транснациональный характер и не ставит целью ограничение национальными границами. Речь идет о чем-то гораздо более масштабом — переустройстве мира в качестве единой мировой системы. И, прибывая с современных территорий исторического Хорасана — как это также подчеркивается Исламским Государством, — эти радикализированные центрально-азиатские боевики чувствуют себя обязанными присоединиться к борьбе”.

В третьей части этой статьи, к которой предпослан подзаголовок “Заметные тенденции”, в частности излагается следующее: “Кроме того, важно отметить, что антишиитская политика Исламского Государства, которая по-другому не находит большого отклика в центрально-азиатском обществе, начинает привлекать молодое поколение казахов, таджиков, узбеков и кыргызов. Это является сдвигом в сторону от тенденции, которой следовали центрально-азиатские рекруты, когда они присоединялись к Аль-Каиде в Афганистане. Политика Аль-Каиды не заключалась в устранении шиитов вообще, тогда как в политике Исламского Государства речь ведется о ликвидации шиитов в такой же мере, в какой об его цели расширить границы “Исламского Халифата”.

Это указывает на тенденцию постепенной салафизации обществ в республиках Центральной Азии. Как ни странно, подъем Аль-Каиды в течение последних двух десятилетий заложил основу для придания легитимности повестке дня Исламского Государства (от которого она отреклась в феврале)”.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...