Businessweek: Путин проигрывает Китаю в последней “Большой игре”, разворачивающейся на территории Казахстана и других государств Центральной Азии

Традиционно сильные позиции России в этом регионе сейчас ослаблены по двум главным причинам. Во-первых, у Пекина есть достаточно причин и денег для того, чтобы идти на большие расходы в ЦА, а у Москвы и того, и другого недостаточно для того, чтобы пойти по аналогичному пути. Во-вторых, вовлечение России в происходящие на Украине события обеспокоило некоторые центрально-азиатские страны, в особенности Казахстан, где имеется значительное русскоязычное меньшинство

Издание Businessweek опубликовало статью Кэрола Мэтлэка под названием “Putin Is Losing Out to China in Central Asia's Latest 'Great Game” — “Путин проигрывает Китаю в последней “Большой игре” в регионе Центральной Азии”.

В ней говорится так: “В то время, когда Владимир Путин напрягается с тем, чтобы удержать Украину под контролем России, он может потерять свою власть над другой частью своей потенциальной империи — бывшими советскими республиками Центральной Азии, которые все чаще обращаются в сторону Китая из-за инвестиций и торговли.

Пропагандистское видео ИГИЛ

В качестве очередного свидетельства своих растущих экономических связей с регионом Китай планирует создание фонда в объеме $16,3 миллиарда для финансирования железных дорог, автомобильных дорог и трубопроводов по Центральной Азии. Такие планы направлены на возрождение многовекового Шелкового пути между Китаем и Европой. Президент Си Цзиньпин впервые предложил идею в прошлом году во время визита в Казахстан, самую богатую страну региона.

У Пекина есть много причин пойти на большие расходы в Центральной Азии. Усовершенствованная инфраструктура поможет связать Китай с европейскими рынками и расширить Китаю доступ к богатым природным ресурсам региона. Казахстан является крупным производителем нефти, тогда как соседний Кыргызстан имеет большие залежи полезных ископаемых, а Туркменистан производит природный газ.

“В то же время планируемое строительство даст толчок экономическому развитию в прилегающих центрально-азиатскому региону районах Западного Китая, где Пекин пытается подавить сепаратистское повстанческое движение”, — говорит Сара Лэйн, исследователь института Royal United Services в Лондоне. Как это было в Африке, Китай, вероятно, доставит китайских рабочих в Центральную Азию для осуществления значительной части работ по строительству.

В течение большей части XIX века Российская и Британская империи боролись за контроль над Центральной Азией или, иначе говоря, вели соперничество, названное “Большой игрой”. Но преимущественно мусульманский регион, который также включает в себя Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан, был аннексирован Советским Союзом после большевистской революции и оставался в орбите Москвы в постсоветский период.

Путин стремился сохранить эти связи – к примеру, приглашая Казахстан и Кыргызстан присоединиться к Таможенному союзу вместе с Москвой.

Но в условиях, когда российская экономика переживает глубокий спад, он не может тягаться с теми большими деньгами, что предлагает Китай. Действительно, экономическое недомогание России оборачивается ударами по некоторым центрально-азиатским экономикам, побуждая их обращаться за помощью к Китаю”.

Китай, по словам автора вышеназванной статьи, уже наладил существенные экономические связи с некоторыми странами Центральной Азии. В их рамках он вкладывает крупные инвестиции в нефтяную отрасль Казахстана и осуществляет закупку больших объемов природного газа из Туркменистана.

В завершающей части своей статьи Кэрол Мэтлэк утверждает следующее: “Вторжение России в русскоязычные области Украины напугало некоторые центрально-азиатские страны, в особенности Казахстан, где имеется значительное русскоязычное меньшинство. “Там теперь имеет место определенная степень недоверия к России”, — говорит Лэйн. “Хотя регион и не отвернется от России, — продолжает она, — сейчас Китай выглядит более надежным партнером”.

Вышеизложенную информацию можно дополнить еще такими сведениями. То, что в казахстанской экономике позиции россиян ослабляются при одновременном укреплении там позиций китайцев, можно наглядно проиллюстрировать на таком сопоставительном примере. В 1997 году 45,1 процента товарооборота Казахстана приходилось на Россию, 5,7 процента на Китай. А в 2013 году доля россиян во внешней торговле РК ($131,38 млрд.) составила 18,44% ($23,49 млрд.), доля китайцев – 21,76 процента ($28,6 млрд.). Причем в прошлом году товарооборот между Казахстаном и Россией по сравнению с показателем 2012 года увеличился на 1,71 процента, товарооборот между Казахстаном и Китаем – на 11,3 процента. Как говорится, комментарии излишни. Единственное, о чем тут еще нужно сказать, — это то, что вышеприведенные цифры по казахстанско-китайской торговле основаны на появлявшихся в западных информационных источниках данных. Соответствующая собственно казахстанская статистика по этой части несколько отличается. Однако такая разница картины соотношения экономических позиций РФ и КНР в РК в целом не меняет.

Между тем официальные представители Астаны и Пекина объявили о планах доведения товарооборота между Казахстаном и Китаем до $40 млрд. в 2015 году. Реально ли это? Неизвестно. Такая задача, во всяком случае, ставится.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...