Ру – структура традиционного общества, а на дворе XXI век

ЦСПИ “Стратегия” провел круглый стол “Самоорганизация современных казахов по родовому признаку: руластык или рушылдык?”

“В Казахстане найти заказчика на такого рода исследования практически невозможно”, – так Гульмира Илеуова, социолог, руководитель “ЦСПИ “Стратегия”, объяснила выделение ресурсов на изучение родовой структуры казахов Фондом имени Фридриха Эберта. Презентуя аналитический отчет “Самоорганизация современных казахов по родовому признаку: руластык или рушылдык?” г-жа Илеуова (в данном контексте ру алим) подчеркнула: “Само отношение к этой теме двусмысленное и противоречивое”.

Исследование было проведено на основе развернутых интервью с руководителями родов – ру – и родовыми активистами. Весьма характерно, что ряд родовых начальников (обычно они носят полуформальный титул бий) в последний момент интервью торпедировали. Большие проблемы возникли с терминологическим аппратом. “Руластык” в переводе “родство по роду” ни о чем не говорит, а “рушылдык” несет много негатива и по сути является синонимом термина “трайбализм”.

деление казахов на рода продолжается

“Заключения у нас можно сказать что и нет”, – заметила Гульмира Илеуова. Дело не столько в давлении из Астаны, которое носило политический характер, сколько в слабой структурированности самого феномена. Ру – это институт традиционного общества. В современных условиях не работает его социальная функция (помогать обездоленным, учащимся, сиротам, вдовам). В соседней Киргизии аналогичный институт действует в традиционном ключе, тогда как в Казахстане все ограничивается возведением памятников родовым авторитетам да изданием книг.

Имеет место и “родовой карьерный дуализм”. При выборах на местном уровне, где представители конкретного ру проживают компактно, данный фактор и ресурс помогает. Однако если родовую идентичность педалировать на общереспубликанском уровне, то в Астане это вредит и не идет на пользу. Сами участники опроса свой интерес к теме ру объясняют такими соображениями, как нормальная кровь (без женитьбы на родственниках) и знание истории своей семьи. В политике, властной и элитной среде ру выступает уже в ином качестве. Согласно социологическому замеру, только 4% казахов в своей идентичности ставят на первое место ру, для остальных в приоритете понятие “казах”.

Политолог Дастан Кадыржанов, ру найман, узнал что фактор рода играет коммуникативную роль в студенческие годы. Носителем данного явления в советские годы выступала казахская интеллигенция. Г-н Кадыржанов обратил внимание на угрозу использования ру внешними игроками в своих геополитических целях. Чтобы этого не допустить – явление надо изучать.

“Отличия рушылдык от классического трайбализма нигде нет, – указал Дастан Кадыржанов. – Надо вписать в терминологический аппарат”. Классическим примером трайбализма он приводит историю тутси и хуту в Руанде.

“У меня постепенно интерес к этой теме ослаб. Ру – это способ организации традиционного общества, а мы живем в модернизированном, – сообщил Рустем Кадыржанов, философ, ру найман. – Ради каких интересов люди должны объединяться в ру? Современное общество – это иные связи, социальные институты, способы социализации”. При этом г-н Кадыржанов обратил внимание на такой парадокс: с одной стороны родовая идентичность является субэтнической, а с другой дополняет рост казахской идентичности. “У казахов это не противоречит одно другому, а поддерживает”, – отметил Рустем Кадыржанов. И снова напомнил, что современное общество – это общество индивидуализма, а ру – коллективизм.

Султан Акимбеков, главный редактор журнала “Центр Азии”, торе, выделил трайбализацию, детрайбализацию и ретрайбализацию. В Киргизии мало кто может позволить себе роскошь жить одному, поэтому ситуация заставляет людей функционировать в коллективе. Что же касается Казахстана, то в нынешние патронатно-клиентские отношения может быть встроен кто угодно. “Пока есть сильная централизованная вертикаль власти – трайбалистский фактор не актуален”, – считает г-н Акимбеков. К тому же город “съедает” формат ру. Но в принципе полной страховки от “киргизского сценария” ретрайбализации в Казахстане нет.

“Конкуренция внутри казахов меньше, чем когда она проходит между ними и иноэтническими группами”, – акцентировал Асылбек Бисенбаев, генеральный директор газеты “Комсомольская правда – Казахстан”, ру кыпчак. “Мы объективно не прошли этап национализма, – заявил он. – Без формулирования государственными лидерами идей национализма происходит процесс архаизации”. Попутно он заметил, что исламизация в Казахстане сопровождается арабизацией.

Элитовед Данияр Ашимбаев, ру ысты, указал на то, что в кадровой политике фактор ру все-таки есть. “Мы говорим о явлении, которое не имеет четких определений”, – признал он. При этом “миф о том, что старший жуз всегда доминировал, а средний жуз был придавлен не подтверждается”. Сама тема ру может проявляться весьма гибко. Один функционер позиционировал себя шапрашты и дошел до должности акима. Потом выходит книга, где о нем говорится как о представителе рода албан. Когда подчиненные спросили так кто же он точно по ру, то чиновник ответил: “Я вообще албан, но для вас я шапрашты”. “Фактор есть, но он не всегда включается. Включается в период каких-нибудь обострений”, – отметил г-н Ашимбаев.

“Изучение родоплеменной структуры надо ставить на научно-методологическую основу, – призывает журналист Кенжебай Тогубаев, ру аргын. – В противном случае начинается сакрализация родоплеменных моментов”. Он полагает, что если у казахов забрать родоплеменную идентичность, то пострадает этническая идентичность. “Политизация фактора ру, когда представители одного рода занимают массу значимых постов, возникает сама по себе”, – подчеркнул г-н Тогубаев.

Фактор ру влияет на литературную критику, научную деятельность. Однако есть и положительные моменты. Когда из-за событий на Украине в казахстанском сегменте социальных сетей и на форумах активизировались российские тролли, то и под казахскими никами они легко идентифицировались. “Кремлевские тролли по шежире “пробиваются” на раз”, – подвел итог Дастан Кадыржанов. За месяц были раскрыты 100%. Веб-издатель Джанибек Сулеев, ру найман, на данном примере видит практическую пользу для информационной безопасности Казахстана от предметного знания родовой структуры казахов.

“Сегодняшняя дискуссия показала, что тема интересная и требует продолжения”, – заметила Алима Тенизбай, Фонд Эберта, ру дулат.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...