Айдар Алибаев: Мораторий – косметическая процедура, не решающая проблем проверок малого бизнеса

Месяц назад президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на заседании политсовета “Нур Отана” напомнил предпринимателям, что 1 января 2015 года закончится объявленный им мораторий на проверки госорганами субъектов малого и среднего бизнеса. И даже пошутил, что отдохнувшие за 9 месяцев контролеры возьмутся за предпринимателей с новой силой

Алматы. 15 декабря. КазТАГ – Владимир Радионов. Месяц назад президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на заседании политсовета “Нур Отана” напомнил предпринимателям, что 1 января 2015 года закончится объявленный им мораторий на проверки госорганами субъектов малого и среднего бизнеса. И даже пошутил, что отдохнувшие за 9 месяцев контролеры возьмутся за предпринимателей с новой силой.

Председатель правления ОО “Финпотребсоюз” Айдар Алибаев, которого мы попросили проанализировать, пошел ли мораторий на пользу отечественному бизнесу, назвал шутку главы государства черным юмором, который имеет все предпосылки сбыться. О том, что дал субъектам МСБ мораторий, чем может обернуться для них его отмена и что им делать, чтобы минимизировать свои риски в общении с контролирующими органами, наш сегодняшний разговор.

Мораторий не решает проблем малого бизнеса

***

— Айдар Байдаулетович, если учесть, в каких условиях объявлялся мораторий, насколько он, на Ваш взгляд, был необходим?

— Начну со сроков – мораторий был объявлен со 2 апреля по 31 декабря 2014 года, и с того, что, если мне не изменяет память, это четвертый подобный мораторий. А причина – шквал писем, жалоб от предпринимателей, субъектов малого и среднего бизнеса, занятых людей, которые что-то делают сами, во все государственные инстанции, начиная от районных акиматов и заканчивая президентом и его администрацией, о беспрецедентном давлении на них госконтролеров всех мастей. И не обращать внимания на эти жалобы уже было нельзя, поэтому и пришлось мораторий объявить.

Все контрольно-надзорные, фискально-налоговые системы внутри госорганов, надо это признать, тормозят развитие бизнеса. И не просто тормозят. Скажу жестче – душат и убивают. Сколько бы ни говорил президент в своих регулярных выступлениях, посланиях о том, что МСБ надо создавать условия, ориентироваться на опыт стран, в которых МСБ дает 50-60% ВВП, реально ничего в этом вопросе не меняется.

Я специально покопался в различных мировых рейтингах. И нашел несколько интересных показателей по Казахстану. Так вот: мы являемся одной из стран-лидеров по количеству надзорных, контрольных, проверяющих и лицензирующих органов, их у нас под 60. Это можно назвать тотальным контрольно-надзорным беспределом. Кормить такое количество надзирателей невозможно, с их наличием реализация предпринимательских инициатив и развитие сектора МБС невозможны. Могу сказать, кто больше других беспредельничает: на первом месте по количеству проверок – санэпиднадзор, на втором – пожарные, на третьем – налоговики.

— Но без контроля же нельзя…

— Без такого тотального – можно. Президент Грузии Михаил Саакашвили в свое время не то чтобы упразднил и санэпиднадзор, и пожарную инспекцию, он оставил их на уровне лабораторий, но лишил контрольно-надзорных полномочий.

Ведь что может санэпиднадзор? Найдут пыль в дальних уголках – и штраф готов. Саакашвили потом оговорился, что опасался в глубине души того, что рестораны погрязнут в грязи или сгорят. Ничего подобного не случилось, стало только лучше. Зато сколько благодарности он получил от бизнеса…

Ну да вернемся к Казахстану и рейтингам. По степени легкости получения разрешения на строительство мы находимся на 145-м месте в мире из 200 государств. Немного проще – подключение новых объектов к электроснабжению: тут мы на 86-м месте.

Казалось бы, с точки зрения здравомыслящего человека, какая может быть сложность, если бизнесмен гарантирует соблюдение положенных норм и оплату? Так нет, подключение к любым коммуникациям, это касается и воды, и канализации, и тепла – настоящая беда. На этих направлениях сидят упыри, которые просто-напросто высасывают кровь.

По возможности получения кредитов для развития МСБ мы находимся на 89-м месте. Это не имеет прямого отношения к теме нашего разговора, но тем не менее тоже штрих в общую картину возможностей развития бизнеса в РК. А по такому показателю, как уровень международной торговли, мы вообще на 186-м месте. После этого о каких инвестициях можно говорить? Кто сюда придет, как ни зазывай, в таких условиях?

Я разговаривал с руководителем одной небольшой британской компании, занимающейся недропользованием, который намерен покинуть нашу страну, сворачивает здесь бизнес после 10-летнего стажа работы. На вопрос: “Почему? Неужели закончилось сырье?” он ответил: “Сырья навалом, но мы не можем покрывать коррупционные запросы ваших чиновников, они съедают весь смысл работы”.

Бизнесмен поделился своими наблюдениями, сказав, что количество различных справок и отчетов, которые ему приходится сдавать, превышает все мыслимые пределы. По его словам, его компания, кроме Казахстана, работает еще в восьми государствах мира, и суммарный объем отчетности во всех этих восьми государствах меньше, чем в одном Казахстане. Он говорит, что с точки зрения промышленной разработки в Казахстане интерес есть, но в силу мешающих факторов проще уйти.

— Но у нас же есть прописанные в законе основания для проверок, и незаконные можно оспорить…

— Не мне вам рассказывать, как у нас работают законы вообще. Вот вам еще одна цифра: за 9 месяцев 2013 года, по данным существовавшего тогда министерства регионального развития, было зафиксировано только плановых 138 тыс. проверок субъектов МСБ. Спрашивается: зачем, что проверять? К тому же более 50% проверок в Казахстане – внеплановые. Представьте, у этого огромного количества надзорных органов есть план по проверкам, а тут еще столько внеплановых.

С точки зрения здравого смысла, что тянет работника санэпиднадзора, налоговика, пожарного прийти в какую-нибудь компанию во внеплановом порядке? Ответ лежит на поверхности: положить в карман очередную мзду. У какого бизнесмена, даже в условиях моратория, откроется рот этого проверяющего выгнать? Он же знает, что объявленный мораторий не на всю жизнь. Он может его выгнать и испортить отношения, что называется.

Но до 1 января осталось меньше месяца. Тот потом придет на законных основаниях и так “проверит”, что мало никому не покажется. Зависимые от подобных мораториев бизнесмены не хотят ссориться с проверяющими.

И до тех пор, пока индикатором эффективности работы контролирующих госорганов будет количество выявляемых нарушений и наложенных штрафов, ситуация будет только ухудшаться.

— А мне чиновники в разговорах не для печати рассказывали, что бизнесмены в период моратория наоборот почувствовали вседозволенность. Председатель комитета туризма во время известного инцидента с “Гульнар тур” вполне официально заявлял, что не может начать проверку деятельности компании, где мошенничество усматривалось невооруженным глазом, без разрешения генпрокуратуры. Поскольку скандал приобрел республиканский масштаб, разрешение, конечно, дали. А ведь могли и запретить. Не кажется ли Вам, что у проверок, которые, по Вашему мнению, несут собой вред, есть и оборотная сторона?

— Не скажу, что все предприниматели у нас честные, белые и пушистые, и возможность обмана потребителей, конечно, существует. Но если говорить о туристическом бизнесе как о частности, там на законодательном уровне очень многие вещи не отработаны в принципе.

Конечно, государство и бизнес должны находить какую-то площадку, на которой моменты явного мошенничества или нарушения прав потребителей должны проверяться. Но, тем не менее, я стою на позиции защиты интересов субъектов МСБ, потому что представители именно этого сектора создают добавленную стоимость, дают рабочие места, платят налоги и в итоге делают страну богаче.

Чиновник ничего этого не делает, он только потребляет и усугубляет негативную ситуацию. Поэтому чиновники в большей части не правы, они сами увеличивают проблемы, они всегда будут говорить, что без них никак, без них рестораны потонут в грязи, а турфирмы будут всех обманывать. Допускаю даже, что им ничего не стоит попросить друга, соседа написать заявление на какое-нибудь кафе и явиться туда с внеплановой проверкой. Но я же уже упоминал, что в мире бизнес нормально работает и без такого количества проверяющих.

— На Ваш взгляд, оправдал ли себя мораторий? Произошел ли количественный, качественный рост предпринимательства за эти 9 месяцев?

— Конкретных цифр, к сожалению, нет, но по ощущениям определенный оздоровительный эффект такие моратории дают: “кошмаривание” бизнеса уменьшается, какой-то период люди спокойно работают. Но мораторий – это “таблетка”, которая не лечит, а снимает боль, на время затушевывает проблему, но не является ее решением.

Моратории выполняют косметическую функцию. При существующей политической модели никакие моратории принципиально ситуации не изменят, они могут лишь улучшить показатели на определенный период. Но как только они заканчиваются, огромный механизм по сплющиванию бизнеса, управляемый голодными чиновниками, все те плюсы, что были достигнуты, переводит в минус, и позитивные моменты сходят на нет.

— И Ваш рецепт в таком случае?

— Политические реформы, и тут я не открываю Америки. Либерализация законодательства, выборность всех ветвей власти, реальное самоуправление, независимые парламент, суд и средства массовой информации.

— Согласитесь, что политическая реформа – это долго и скорее завтрашний, если не послезавтрашний, день. А в существующих условиях какие-то меры сдержек, кроме моратория, можно придумать?

— Придумать можно, и за все эти годы их именно придумано было великое множество. Другое дело, что реализовать нельзя, потому что настолько все прогнило, что какими бы хорошими ни были идеи, они не работают. Нашу эшелонированную коррупционную систему нужно менять только через политическое реформирование. Если мораторий продлевать, его нужно делать вечным.

— Это Вы опять о том, что нужно вообще запретить всякий надзор и контроль?

— Попытаюсь объяснить немного по-другому. В сегодняшней ситуации различные нарушения представителей МСБ нанесут вреда и убытков государству намного меньше, чем их тотальные проверки со стороны госорганов. Увы, мы сейчас имеем выбор не между хорошим и плохим, а между плохим и очень плохим. А под “очень плохим” я имею в виду проверки. Без проверок – плохо. А с ними – гораздо хуже.

Но поскольку их не избежать, бизнесменам нужно готовиться, приводить свою отчетность в идеальный порядок. Ну, и второй момент, более важный – мобилизовываться через общественные организации, гражданские институты для защиты своих интересов. С чиновниками надо воевать: писать в генпрокуратуру, идти в суды, защищаться любыми имеющимися законными средствами и методами. Если же они не будут этого делать – будут за все платить.

— Решатся ли? Вы уже говорили, что бизнесмены предпочитают не ссориться с чиновниками…

— Ситуация с МСБ – это зеркало, в котором отражается все наше общество. Народ молчит – его нагибают. То же самое и с бизнесом, конечно, с учетом некоей специфики. А по сути, рабское положение – оно везде наблюдается.

— Следуя Вашим мрачным прогнозам, малый и средний бизнес прикажет долго жить?

— Его и так у нас нет, есть только небольшая сфера услуг и перепродажи. В Стамбуле, в отдалении от делового центра, на много-много километров тянутся кварталы, где расположены десятки, сотни мастерских, мини-цехов – где-то тачают обувь, где-то лепят тарелки и кувшины, где-то шьют одежду, где-то изготавливают знаменитые турецкие конфеты… Предприятия, как правило, семейные, и у занятых делом горят глаза – я сам это наблюдал.

У нас ничего нет. Есть кафе и рестораны, салоны красоты и тренажерные залы, есть аптеки и расплодившиеся букмекерские конторы. А вот производства, где люди что-то делают руками, где создают добавленную стоимость, у нас практически нет.

Президент, да и правительство, призывают развивать МСБ. Но как в этой ситуации рассуждает наша молодежь? Всем известно, что приоритет трудоустройства для них – госслужба. С одной стороны, это престиж, с другой – возможность “левого” дохода. Причем преимуществом пользуется работа в контрольно-надзорных органах и силовых структурах, потому что именно там эта возможность достаточно велика.

В бизнес они не идут, потому что это – тяжелый труд и куча проблем. Один молодой человек мне прямым текстом заявил: “Сегодня работать в реальный сектор экономики и МСБ идут только лохи”. И это не только очень грустно, но и очень опасно для будущего страны.

— Спасибо за беседу.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...