Итоги года для банков не утешительны, а перспектива – туманна

В канун Нового года традиционно принято подводить итоги года уходящего. А то, что он оказался весьма насыщенным для финансового сектора, сомневаться не приходится

Алматы. 25 декабря. КазТАГ — Сергей Зелепухин. В канун Нового года традиционно принято подводить итоги года уходящего. А то, что он оказался весьма насыщенным для финансового сектора, сомневаться не приходится. В этой точке зрения обозреватель КазТАГ попытался выделить основные события на финансовом рынке, которые продолжат определять главные направления его развития в новом году.

Итоги года для банков не утешительны

На пути к консолидации

В первую очередь следует назвать продажу части госдоли в БТА, Казкоме и Альянсе тесно аффилированным с властью частным инвесторам. При этом знаковыми событиями стало начало слияния БТА с ККБ и объединение Альянса с Темиром и банком Forte, подконтрольных экс-управделами президента Булату Утемуратову. Тем самым де-юре закончился передел собственности в финансовом секторе. В результате его наиболее крупные игроки оказались под контролем околовластных групп.

Второе место среди значимых для финансовой системы событий вполне заслуживает февральская девальвация нацвалюты почти на 20%. Она оказала негативный эффект на банковский сектор, еще больше усложнив положение валютных заемщиков и незначительно ухудшив кредитные портфели банков.

Однако, в отличие от девальвации 2009 года, резкое ослабление тенге в феврале не стало трудным испытанием для банков, поскольку доля внешних обязательств банков с того времени снизилась с более 40% ВВП до менее 10% к началу 2014 года. В абсолютном выражении на 1 января внешний долг банков составлял $11,2 млрд.

В то же время февральская девальвация и вновь усиливающиеся с сентября девальвационные ожидания из-за снижения мировых цен на нефть и резкого ослабления рубля усилили тенденцию долларизации банковского сектора и негативно повлияли на рост кредитования экономики.

Еще одним знаковым событием для финрынка в уходящем году стала национализация всех НПФ и объединение их в Единый накопительный пенсионный фонд под контролем Национального банка. Это решение вызвало неоднозначные оценки рынка. При этом есть вполне обоснованные сомнения, что регулятор сможет более эффективно управлять пенсионными активами, чем это делали частные фонды.

Нужно ли давать банкам средства ЕНПФ

Более того, риски убыточности от вложений средств будущих пенсионеров по-прежнему остаются высокими, поскольку за счет ЕНПФ Нацбанк принял решение фондировать банки второго уровня путем размещения долгосрочных депозитов и покупки у банков долговых бумаг.

А ведь хорошо известно, чем закончилось фондирование банков средствами НПФ в результате кризиса 2007-2009 годов. По некоторым оценкам, потери пенсионных фондов только от реструктуризации долга банков БТА, Альянса и Темира составили от $500 до $700 млн. Причем регулятор до сих пор не привел расчетов (если они вообще есть), какими оказались убытки НПФ от снижения стоимости финансовых инструментов в период кризиса.

Помимо консолидации на банковском рынке, февральской девальвации и создания единого ЕНПФ среди значимых событий для финансовой системы республики в уходящем году следует назвать решение правительства выделить Т250 млрд Фонду проблемных кредитов Нацбанка и налоговые послабления в отношении банков для снижения уровня неработающих займов в банковском секторе.

Однако заметного позитивного эффекта выделенные средства пока не оказали. Более того, как дал понять глава Нацбанка Кайрат Келимбетов, в первую очередь они пойдут на решение проблем банков, допустивших в 2009 году дефолты по своим внешним и внутренним обязательствам.

Причем основными кандидатами на получение госсредств для очистки баланса от плохих займов еще в октябре главный банкир назвал находящиеся в процессе объединения Казкоммерцбанк и БТА. Более того, он не исключил, что на выкуп проблемных активов этих двух банков могут быть направлены все Т250 млрд! “Я не исключаю. Я считаю, что даже этого мало”, — заявил он.

Если госсредства пойдут на выкуп неработающих кредитов только этих двух банков, то будут все основания говорить о том, что регулятор своими действиями искусственно создает неравные условия на рынке. Очевидно, что это негативно скажется на конкуренции в банковском секторе, сформировав привилегированные условия для Казкома и БТА.

На чью мельницу льет воду Нацбанк?

На этом фоне Нацбанк решил потуже закрутить гайки, обязав банки снижать уровень проблемных займов. Под угрозой применения санкций вплоть до отзыва лицензий регулятор потребовал от БВУ снизить уровень плохих займов до 15% к 1 января 2015 года и до 10% к 1 января 2016-го. И это в условиях, когда у ряда банков их доля намного превышает 50%.

Следует заметить, что лимиты на неработающие кредиты Нацбанк пытается ввести не в первый раз. Первоначально предполагалось установить их на обозначенных уровнях с 1 января 2013-го и с 1 января 2014 года, соответственно, и параллельно предусмотреть ряд административных мер к банкам-нарушителям.

“Мы внедрили систему раннего реагирования на риски. При несоблюдении этих пороговых значений, помимо штрафных санкций, мы можем отстранить руководство от управления финансовой организацией. Это достаточно жесткая мера. Нацбанк имеет право поменять менеджмент любого банка”, — заявил еще в прошлом году зампред Нацбанка Данияр Акишев.

При этом на декабрьской пресс-конференции 2013 года уже сам глава Нацбанка РК К. Келимбетов подтвердил намерение регулятора жестко реагировать на нарушения его нового требования по проблемным займам: “В ближайшее время мы примем решение, что с 1 января 2016 года невыполнение обязательств банками повлечет за собой меры. Это отзыв определенных лицензий и т.д. Это очень серьезный посыл, и банки нас услышали”.

Но как бы ни пытался Нацбанк заставить банкиров списывать плохие займы, очевидно, что его требование снизить их уровень до 15% к 1 января 2015 года останется невыполнимым, по крайней мере, крупными БВУ за исключением Народного. Однако, судя по новым собственникам и покровителям других крупных банков, вызывает большие сомнения, что регулятор решится применить к ним санкции за несоблюдение его лимитов по проблемным кредитам.

Лимиты для депозитов

И последнее событие уходящего года, которое хотелось бы выделить, — это введение регулятором лимитов на привлечение депозитов с привязкой к размерам капитала банков и поэтапным его повышением до Т100 млрд. То, что оно имеет принципиальное значение для развития финансового сектора, сомневаться не приходится.

“Мы договорились, что те банки, у которых сегодня уже уровень капитализации свыше 100 млрд тенге, те и будут иметь неограниченный доступ к депозитам населения. Это восемь банков сегодня. Но есть банки, которые очень быстро могут дорасти до 100 млрд”, — заявил на одной из пресс-конференций в этом году глава Нацбанка К. Келимбетов.

При этом главный банкир добавил: если капитал банка составляет Т30 млрд, то ему будет разрешено привлекать депозиты на сумму от Т30 млрд до Т50 млрд. В случае, когда капитал достигает Т50 млрд, банк сможет привлекать от Т50 млрд до Т75 млрд. А если размер капитала дорастает до Т75 млрд, то лимит на привлечение вкладов составит от Т75 млрд до Т100 млрд.

Отдельная мера предусмотрена для банков, в планах которых не предусмотрены значительные вливания в капитал. На сегодня есть банки, которые не планируют увеличение своего капитала в силу своих разных бизнес-стратегий. У них будет ограничение в привлечении депозитов до Т10 млрд, пояснил глава Нацбанка.

Очевидно, что от столь жестких требований по капиталу и ограничений по привлечению вкладов выиграют только крупные и некоторые средние банки, тогда как остальные окажутся вытесненными на периферию рынка или будут вынуждены объединяться. Тем самым этой мерой Нацбанк не столько повышает устойчивость банковского сектора к внешним шокам, сколько еще больше делает банковскую среду менее конкурентной и де-факто выступает проводником интересов крупных игроков, за которыми, повторюсь еще раз, стоят весьма влиятельные лица.

Новые риски для банковской системы

Что касается главных рисков для финансовой системы в новом году, то в первую очередь следует назвать возможное замедление темпов экономического роста из-за плохой ценовой конъюнктуры на глобальных рынках сырья, ожидаемого экономического спада в России, замедления темпов роста ВВП Китая и вялого роста экономики еврозоны. Все это может привести к росту безработицы и снижению доходов населения, и в конечном счете — к увеличению проблемных займов в банковском секторе. В этом плане особые опасения вызывает потребительское кредитование, которое росло большими темпами последние два года.

Другим риском в новом году, безусловно, остается высокая вероятность очередной девальвации нацвалюты. Однако, если она произойдет, то не будет иметь принципиального значения. Банки уже хорошо оценили валютные риски и застраховались от возможного девальвационного шторма. Тем не менее, если он произойдет, то следует ожидать ухудшения валютного кредитного портфеля у банков. Но это не станет критическим для банковской системы. Критическим при этом сценарии развития событий может стать дальнейшая долларизация депозитной базы и вполне вероятный резкий отток вкладов в нацвалюте.

Третий риск может стать продолжением от реализации второго. В случае новой девальвации банки могут столкнуться с острым дефицитом тенговой ликвидности, нехватка которой наблюдается уже сейчас. Все это будет тормозить рост кредитования экономики и негативно влиять на динамику ВВП.

Частично нивелировать названные риски сможет выделение обещанных президентом в последнем послании народу $9 млрд в предстоящие три года. Однако с учетом снижения деловой активности и притока прямых иностранных инвестиций этих средств может оказаться недостаточно для поддержания устойчивого экономического роста и стабильного притока налоговых поступлений в бюджет.

И, наконец, четвертым риском для банков по-прежнему остается высокая доля неработающих кредитов. Причем именно в новом году можно будет оценить эффективность принятых регулятором мер по снижению проблемных займов.

В целом при реализации названных рисков, в первую очередь первых трех, не исключена новая волна банкротств в реальном секторе, что может еще сильней ухудшить качество ссудных портфелей некоторых банков и отрицательно повлиять на их финансовое состояние.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...