Нацбанк всегда играет втемную, когда у остальных игроков карты открыты

В понедельник Национальный банк Казахстана опубликовал стратегический план деятельности на 2014-2018 годы. За исключением индикативных целей по ключевым макроэкономическим переменным документ почти не содержит какой-либо новой информации, проливающей свет на пути и методы решения проблем, которые стоят перед регулятором

24 декабря. КазТАГ – Игорь Киндоп. В понедельник Национальный банк Казахстана опубликовал стратегический план деятельности на 2014-2018 годы. За исключением индикативных целей по ключевым макроэкономическим переменным документ почти не содержит какой-либо новой информации, проливающей свет на пути и методы решения проблем, которые стоят перед регулятором. Об этом рассуждает наш экономический обозреватель из Германии в очередной точке зрения.

Нацбанк всегда играет втемную

Одним из самых интересных моментов всего документа является утверждение плана руководителем администрации президента Казахстана. Такая отметка на стратегическом документе в очередной раз подтверждает несамостоятельность Национального банка. С точки зрения рисков управления такой подход ведет к сосредоточению всех яиц в одной корзине и полной несамостоятельности ключевых институтов управления экономикой в стране.

Теперь очевидно, что с вопросами о девальвации тенге надо обращаться не к Кайрату Келимбетову, а к Нурлану Нигматулину. А слова руководителя финансового регулятора о том, что он лишь с утра узнал о девальвации, обретают новое прочтение и смысл. Однако сконцентрируемся на этом документе и последних заявлениях сотрудников Национального банка в контексте общеэкономической ситуации.

Чудесная инфляция

Только так можно назвать наблюдаемую в стране инфляцию. С первых месяцев года, под влиянием девальвации, она резко подскочила. Важную роль при этом оказала динамика мировых цен, которая включена в инфляцию через импортируемые товары. Мировые цены в первой половине года даже не думали сокращаться, что и мотивировало годовую инфляцию расти достаточно большими темпами – с 4,5% в январе до 7,6% в ноябре 2014 года. Ни мировая экономика, ни повышение цен на бензин не оказали большого влияния на инфляционный фон в Казахстане. А судя по индикативному плану Нацбанка – инфляция на уровне 5-8% в 2015 году – он не боится ее ускорения. Хотелось бы понять причину этой уверенности.

Важным моментом документа могло бы стать перспективное повышение ставки рефинансирования с текущих 5,5% до коридора в 5-8% в следующем году. Однако канал влияния процентной ставки Нацбанка на экономику страны слаб и ее повышение незначительно повлияет на снижение инфляции, если таковое вообще произойдет. Более того, расширение государственной поддержки экономики должно мотивировать Нацбанк снижать ставку с теоретической целью расширения кредитования и экономической активности.

В документе хотелось бы найти ответ на самый интересный вопрос – какой будет стратегия Нацбанка на валютном рынке? Но стратегический план не дает на него ответа. Ограничения на валютные операции, упоминаемые в этом документе, не более чем констатация факта наличия имеющихся в его распоряжении рычагов. Интересно другое – постепенная адаптация подходов к валютному регулированию и валютному контролю к нормам Таможенного союза и Единого экономического пространства.

Сейчас многие эксперты и просто граждане уверены в скорой девальвации национальной валюты. Большую часть населения интересует только вопрос, когда это произойдет. В данном контексте интересно заявление, которое сделал 22 декабря советник председателя Нацбанка Олжас Худайбергенов порталу kapital.kz.

 «Степень долларизации выросла, и рынок сейчас ждет от Нацбанка заявления. То есть, простые заявления, что девальвации не будет – не помогают, здесь метод простых решений уже не силен, нужно другое решение, которое определит перспективу тенге на ближайшие 3 года, нужно переходить к среднесрочным методам», — цитирует его интернет-издание.

Советник Келимбетова подчеркивает, что девальвационные ожидания в обществе очень высоки. Он также отметил, что в скором времени глава Нацбанка выступит с заявлением и, по всей видимости, озвучит пакет мер и механизмов для обеспечения устойчивости экономики.

Дедолларизация как фетиш

В данном случае заявление о необходимости дедолларизации экономики равносильно прошлым заявлениям о необходимости поддержки отечественного производителя и равносильно оправданию девальвации. Конечным итогом применения данного комплекса мер должно стать сокращение девальвационных ожиданий. Если предполагать, что девальвации не будет (по сообщению портала девальвация исключена из списка инструментов – КазТАГ), то пакет мер должен сильно ограничивать предложение валюты на внутреннем рынке.

Очевидно, что речь не идет об ограничении оборота валюты по узбекскому сценарию или о введении налога на ее покупку по белорусскому примеру. В идеале, для обеспечения дедолларизации экономики, Нацбанк должен убедить вкладчиков валютных депозитов перевести депозиты в тенге. Каким образом Нацбанк хочет это сделать и какие механизмы убеждения он предпримет (кроме утюга и паяльника) – главная интрига.

Утюгом и паяльником в данном случае может стать увеличение минимальных резервных требований для банков по валютным депозитам физических лиц. Это постепенно приведет к тому, что банки перестанут предлагать на рынке валютные депозиты, и граждане будут вынуждены либо хранить сбережения под матрасом в долларах, либо хранить их в банке, но в тенге. Это может привести к оттоку сбережений на фондовый рынок в инструменты, номинированные в иностранной валюте, или в другие страны. Такое решение было бы очень жестким и могло бы иметь очень серьезные последствия для экономики.

«Решение будет выгодным для тех, кто размещал денежные средства в тенговых депозитах», — усилил интригу О. Худайбергенов.

Однако долларизация экономики есть следствие проводимой экономической политики. Граждане естественным образом не хотят терять свои деньги, заработанные нелегким трудом. В условиях фиксированного обменного курса все граждане и фирмы играют по правилам Нацбанка и стремятся предугадать желание регулятора поменять правила. В такой игре только Нацбанк играет втемную, а карты всех остальных открыты. Сейчас все граждане переложили средства в валюту, ожидая девальвации тенге. В этой ситуации принуждение к отказу от валюты будет выглядеть крайне несправедливым. Не лучше ли поменять экономическую политику, которая привела к долларизации? Легче сказать, чем сделать.

Этот странный рубль

Резкая и стремительная девальвация рубля является главной причиной для девальвационных ожиданий. Как и тенге, рубль сильно связан с ценой на нефть. Относительным преимуществом рубля является его более высокая конвертируемость. Но в текущей обстановке это скорее недостаток.

Важным фактором, влияющим на динамику рубля, являются взаимные санкции между Россией и западными странами. И если их санкции ограничивают по большей части поток капитала, то Россия ограничила импорт продовольствия. Логика этого решения очень туманна, так как оно уже сейчас приводит к расширению инфляционного давления на рубль. Теоретически, в среднесрочной перспективе, ограничение импорта может привести к увеличению степени импортозамещения.

Этот позитивный процесс может быть подорван естественным желанием предпринимателей из Казахстана, Беларуси и Армении обеспечить граждан России дефицитным импортным продовольствием под собственной маркировкой. Но даже в таком виде это ведет к инфляции. А через паритет покупательной способности, увеличение инфляционного давления в среднесрочной перспективе приведет к дальнейшему падению самого рубля.

Не менее странными являются инициативы по увеличению налогообложения субъектов малого и среднего бизнеса и повышение ставок Центробанка России, которые одновременно с двух сторон обрезают прибыль предприятий, мотивируя их к повышению маржинальности, росту цен и теневому производству.

Более высокие темпы удорожания российских товаров на фоне ужесточения налогового климата для производителей малого и среднего бизнеса снижают риски девальвации тенге, если мы рассуждаем с точки зрения обеспечения стабильности отечественных производителей. Если администрация президента, Национальный банк и правительство готовы потерпеть несколько лет и потратить деньги на удержание тенге, то девальвация рубля может быть компенсирована его инфляцией, и стабильность отечественных производителей не пострадает.

Но не секрет, что отечественными производителями на республиканском уровне у нас называют только крупные предприятия, ориентированные на экспорт сырья или сырьевых продуктов. А для таких игроков любая девальвация выгодна. Есть еще отечественные производители, которые зарабатывают в тенге, но имеют большую задолженность в иностранной валюте. До сих пор ими жертвовали, но последняя жертва может их и похоронить.

Если предчувствие правительства об очередной фазе кризиса верно, то девальвация может стать необходимым и нужным инструментом с точки зрения производителей-экспортеров. Однако экономика состоит не только из предложения. Не менее важной составляющей является спрос. Девальвация сокращает платежеспособный спрос населения и заставляет их потреблять меньше товаров и услуг, вне зависимости – импортные это товары или отечественные.

Но не надо питать иллюзий: узкокорпоративные интересы в Казахстане всегда обыгрывали интересы населения, а финансы государственные не проигрывали никогда. При всей неоднозначности ситуации мы как минимум можем, в отличие от россиян, встретить Новый год по старым ценам. Для кого-то это уже большая роскошь.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...