Теракты в Париже: война миров

Почему трагедии в Charlie Hebdo нельзя было избежать

Если помните, первый «карикатурный» скандал начался осенью 2005 года. Датская газета Jyllands-Posten в тот раз опубликовала 12 относительно невинных рисунков с изображением пророка Мухаммеда. Местные мусульмане возмутились, присоединили к этим двенадцати ещё три картинки, невесть откуда взявшиеся и уже откровенно похабные, показали их братьям по вере в других странах – и понеслось. 

Кафиры оскорбили пророка

Кафиры оскорбили пророка! Если ты человек, а не собака, бери палку и выходи на площадь!

Исламский мир сотрясали забастовки и митинги. В одном только Пакистане на площади крупнейших городов вышло более сотни тысяч человек. Саудовская Аравия отозвала своего посла из Дании и объявила бойкот датским товарам. В Нигерии в ходе массовых беспорядков были убиты 16 местных христиан. В Ливии, наоборот, при разгоне митинга у итальянского посольства полиция застрелила 11 протестующих.

Кстати, в эти же дни французские мусульмане подали в суд на тогда ещё мало кому известный парижский журнал Charlie Hebdo, который вслед за датской газетой опубликовал карикатуры на Мухаммеда – но проиграли дело.

Европейский мир (или, если быть точным, наиболее «прогрессивная» его часть) тоже сотрясался — от недоумения и ужаса. Как можно из-за рисунков, чёрточек на бумаге, приходить в такое неистовство? Разве эти люди не дикари?

Только в марте 2006 года после множества взаимных демаршей и примирительных пасов ведущих мировых политиков, скандал понемногу затих. Однако стало понятно: «картинки» — невероятно болезненная точка во взаимоотношениях «старой Европы» и мусульманского мира. Может быть, самая болезненная.

И вот новая вспышка. Карикатуры за это время стали ещё более пакостными. Можно ли данным обстоятельством хоть в какой-то мере оправдывать убийство12-ти журналистов и художников? Нельзя! Но можно добросовестно объяснить, почему их убили.

Добросовестное объяснение надо начинать с разбора того обстоятельства, что свобода самовыражения в европейском понимании штука довольно замысловатая. Защитники убитых говорят, что они имели полное право издеваться над исламом, христианскими ценностями и вообще над чем угодно. Это фундаментальное завоевание европейской демократии. Но те же защитники непреклонно утверждают, что ни в коем случае нельзя издеваться над однополыми браками – это будет постыдная гомофобия, юмор дикарей.

Правда, французы не в Пакистане рисовали карикатуры и не в мечети продавали журнал. А дома всяк ведёт себя как хочет. Сам выбирает, над чем шутить. В каждом монастыре свой устав. И в каждом борделе. Однако вот недавно президент российской федерации тенниса Шамиль Тарипищев на своей, российской территории в юмористической передаче Ивана Урганта пошутил по поводу гренадёрских пропорций американских теннисисток Винус и Серены Уильямс, назвав их «братьями Уильямс». Юмор вышел боком: международная Женская теннисная ассоциация (WTA) дисквалифицировала Тарпищева на один год за выдающуюся бестактность.

Ещё более затейливо выглядит европейская свобода слова применительно к еврейской теме. Защитники фундаментальных завоеваний демократии не видят никакого противоречия, когда за вышучивание Холокоста, за сомнения в том, что он был на самом деле, в законах стран ЕС предусмотрено уголовное наказание. Прогрессивные силы внимательно следят, чтобы и в других регионах мира приличные люди на этот счёт не шутили. Правда, французские карикатуристы иногда позволяют себе юмор на еврейскую тему. Например, в 2008 году всё тот же злополучный журнал Charlie Hebdo опубликовал карикатуру на сына Николя Саркози — Жана. Он, как написал в пояснении к рисунку художник Синэ, чрезвычайно ловкий юноша: сумел выкрутился из неприятной ситуации с устроенной им дорожной аварией, а теперь вот женится на дочери владельца крупнейшей французской сети бытовой техники и ради выгодного брака собирается принять иудаизм. «Он далеко пойдет, этот парень!» — иронизировал Синэ.

Интернет-издание «ГолосИслама.Ру» так рассказывает о дальнейшем развитии событий:

«Ни руководство страны, ни главный редактор Charlie Hebdo, которым на тот момент был Филипп Валь, свадебную шутку не оценили. Валь назвал карикатуру «мелочной и лживой», потребовав, чтобы художник отрекся от нее. В ответ Синэ заявил, что «скорее отрежет себя яйца». Тогда его уволили, обвинив в антисемитизме. Министр культуры Франции Кристин Альбанель, назвала рисунок Синэ «отражением древних предрассудков, которые должны исчезнуть раз и навсегда», а Международная Лига против расизма и антисемитизма (LICRA) и еврейские организации поддержали главного редактора в его решении уволить художника».

В общем, проблема «картинок» в сегодняшнем её состоянии — чрезвычайно удобное поле для игры самых разных сил. Например, для радикальных исламистов. Когда они совершают «просто» теракт в Европе, это вызывает в лучшем для радикалов случае страх вперемешку с ненавистью. Взрывы на вокзалах, в метро и супермаркетах осуждают все вменяемые люди. Ну, или почти все. А когда исламисты поднимают братьев по вере против оскорблений пророка и приводят убедительные примеры избирательности и лицемерия защитников европейской свободы – они находят куда больше понимания.

Это поле удобно для игры спецслужб многих стран мира. Отсюда и такое количество внутренне не противоречивых версий относительно случившегося в Париже. От провокации Моссада до происков Путина. А для верующих людей никаких противоречий не содержит версия относительно Божьего наказания французских кощунников через дикарей из числа мусульманских радикалов.

В любом случае, парижской трагедии вряд ли удалось бы избежать. Она случилась в той крайней точке, до которой дошла в своём многовековом прогрессе Европа. Из многих других частей мира эта точка кажется концом света. Наверно, конец света и должен выглядеть таким: сладким, греховным. Очень подлым. Всё можно, ничто не харам.

Навстречу этому содому поднимается крепнущий молодой ислам, чистый и страшный. По крайней мере, так думают сами радикальные исламисты. В сладкую грешную Европу едут и едут слабые люди из мусульманских стран, их там становится всё больше. Но следом приезжают сильные…

Убийство пакостников из французского журнала раскололо даже людей одной культуры и одного круга. Вот сейчас в фейсбуке одни мои френды снова говорят: как можно убивать за слова или за картинки? Надо идти в суд, если не нравится. Другие люди (например, я), отвечают: в суд уже ходили и без толку.

— Ну, так надо плюнуть и пройти мимо! Мы же приличные люди, не дикари.

— А видели вы картинку на тему Троицы? Возьмётесь примерить её к своим старшим родственникам?

В ответ мне довольно убедительно рассказывают, что, коли так, надо было убить Пушкина за «Гаврилиаду», а продюсеров ТНТ за сериал «Физрук». Кстати, ещё не поздно. Но насчёт родственников ни гу-гу. Не отзываются.

Это не в первый раз происходит в истории. Рим погиб оттого, что утонул в удовольствиях и пороках. Римляне уже не хотели сами воевать, отстаивая свои сомнительные ценности, нанимали германцев, как французы нанимали зулусов и Путин чеченцев, и всё кончилось плохо.

Или вот украинцы: они сейчас драматически выламываются из нашей недоразвитой Евразии, чтобы уйти в цивилизованную Европу. Но она тем временем так сильно меняется, что бывшие братья по СССР могут не обрадоваться.

А знаете, почему странный «митинг солидарности с погибшими» 11 января собрал в Париже так много народу? Полтора миллиона человек? Французам страшно.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...