Что мешает инвестированию в экономику Казахстана?

Этот год мы начали с падающими ценами на нефть и металлы, секвестром бюджета и сильным желанием правительства вернуть все, как было в 2005-2006 годах, и вновь начать диверсификацию экономики, как было еще 10 лет назад. На полномасштабную перестройку сырьевой экономики нужно очень много средств, которых у нас нет и не будет еще долго. Поэтому на первый план выступает качество нашего инвестиционного климата – насколько он благоволит местным и иностранным инвесторам. Изменился ли инвестиционный климат в Казахстане за прошедшие годы?

Алматы. 2 марта. КазТАГ – Расул Рысмамбетов. Этот год мы начали с падающими ценами на нефть и металлы, секвестром бюджета и сильным желанием правительства вернуть все, как было в 2005-2006 годах, и вновь начать диверсификацию экономики, как было еще 10 лет назад.

Инвестиционная непривлекательность

На полномасштабную перестройку сырьевой экономики нужно очень много средств, которых у нас нет и не будет еще долго. Поэтому на первый план выступает качество нашего инвестиционного климата – насколько он благоволит местным и иностранным инвесторам. Изменился ли инвестиционный климат в Казахстане за прошедшие годы?

Чем ниже рейтинг, тем выше риски

В начале 2015 года рейтинговое агентство Standard & Poor’s снизило рейтинги нескольких стран, включая Казахстан. Наш рейтинг опустили до BBB с BBB+. Это снижение связано с падением мировых цен на сырую нефть и металлы — основные экспортные продукты Казахстана. Наверняка другие агентства в скором времени будут пересматривать рейтинги.

Их снижение неминуемо снизит рейтинги всех предприятий с государственной долей собственности. У нас таких – большинство. Международные агентства уже пересмотрели оценку некоторых казахстанских банков. Как известно, все эти рейтинги являются основой инвестиционного климата Казахстана. Чем ниже рейтинг, тем дороже обходятся инвестиции и заимствования, тем неохотнее идет инвестор.

Международный рейтинг означает надежность той или иной страны или компании. Чем ниже рейтинг, тем выше риск у страны, тем выше процентную ставку потребует банк, больше попросит страховая компания. А чем выше процентная ставка займа для инвестиций в Казахстан, тем сложнее рентабельность проекта, чтобы окупить инвестиции и принести прибыль инвестору.

Например, если для инвестиций в Южную Корею с большой конкуренцией на внутреннем рынке, высокой степенью надежности и платежеспособным населением банк потребует 1-1,5% в год, потому что почти уверен в том, что компания будет нести только бизнес-риски, то казахстанские операции банк профинансирует начиная с 4-5%. Плюс ставка, в которую войдет цена страховки этих инвестиций в рынок высокого риска, каким является Казахстан.

К этому прибавляются риски бизнес-характера — развитость основной и смежных индустрий для инвестора. Также значительная доля в этих процентах связана с политическими рисками. Например, наше правительство предлагает инвесторам вкладываться в технологии и даже создает определенные технопарки с улучшенными условиями.

Для инвестора важны правила игры

Однако если инвестор придет в иностранный банк, где заявит, что хочет производить в Казахстане телевизоры или самолеты, то банкиры не увидят в стране развитой промышленности по производству комплектующих для телевизоров. Также инвестор увидит, что наши компании производят только алюминиевые чушки, но производства дюралюминиевых листов и клепок особой прочности для воздушных судов не найдет.

Затем банк может убедиться в том, что прибыль инвестора почти целиком будет зависеть от доступа к субсидиям, льготному налогообложению, натурным грантам и прочим благам, предоставление которых не совсем прозрачно. И тут у банка возникнет мысль, что в Казахстан лучше не инвестировать.

Одновременно с ним к такому решению придет и инвестор. На это обратили внимание представители Всемирного банка (ВБ), когда изучали проект ныне действующего Налогового кодекса. Они нашли в проекте слишком много исключений, что делает налоговые условия для бизнеса неравными.

По их мнению, налоговые правила должны быть едиными, но, если находятся какие-то отклонения, то они должны рассматриваться очень внимательно и оправдываться вескими аргументами. Для справедливой конкуренции в экономике, прозрачности и очищения от коррупции очень важно, чтобы были простые и ясные правила налогообложения для всех, убеждены экономисты ВБ.

Поэтому основные инвестиции в Казахстан приходят только в отрасли, которые обещают рентабельность выше 50%. И вот почему сфера малого и среднего бизнеса страдает из-за отсутствия инвестиций. Потому что такую рентабельность можно обеспечить, лишь экспортируя товар за доллары, выплачивая низкую зарплату в национальной валюте местному персоналу.

Языковые барьеры и визовые условия

Интересно, что еще 5 лет назад КазТАГ писал о проблемах инвестиционного климата в Казахстане. Вот какие выводы тогда сделало информагентство на основе опроса инвесторов. Итак, в Казахстане нет:

— организованного подхода к инвестиционному климату;

— работы с местными инвесторами. Наши бизнесмены не всегда знают общую картину, для них почти нет стимулирования по инвестициям в ту или иную стратегически важную отрасль: налогового — в виде налоговых льгот, финансового — в виде сниженных ставок по кредитам. Имеющееся стимулирование практически невозможно получить;

— работы с иностранными инвесторами. Сказываются языковой барьер, слабость экономических представительств и непрозрачность общей картины страны;

— нет четкого представления о развитии республики. Мы регулярно меняем стратегические планы, поэтому нам тяжело в них разобраться – что тут говорить об иностранцах?

— слабые визовые условия. Получить казахстанскую визу стоит дорого, слишком дорого для развивающейся страны;

— чрезвычайно тяжело встретиться с чиновниками. А встретиться с ними – желание любого местного и иностранного инвестора перед проектом – потому что все понимают, что все зависит от первых руководителей.

Тем не менее, определенные изменения есть. Худо-бедно появились информресурсы на английском языке, где потенциальный инвестор может почерпнуть определенные сведения о том, чего нам не хватает и в каких отраслях мы уже работаем над собой. Мы облегчили визовые условия для граждан многих стран и, вероятнее всего, продолжим это делать.

Тем не менее, нам очень далеко до прозрачности, которая нужна для полноценного привлечения инвестиций в малый и средний бизнес. Нет деловых изданий на языках инвесторов – ни на английском, ни на немецком, ни на китайском.

Двоякое толкование налоговых правил

До сих пор нет исчерпывающей законодательной базы на языках основных инвесторов: США, Германии, Франции, КНР. Несмотря на то, что одним из крупнейших инвесторов в нашу экономику являются фирмы, зарегистрированные в Нидерландах, перевода на голландский язык не требуется: лица, стоящие за голландскими трастами, прекрасно владеют казахским и русским языками, и даже сами писали нынешние казахстанские законы.

Немало из опрошенных агентством казахстанских бизнесменов считают их формальными и не видят улучшения. Тем не менее, информации стало больше. Вопрос в том, помогает ли она инвестору? Кстати, теперь налицо ущемление прав местных инвесторов.

Многие наши законы писались с прицелом на крупного иностранного инвестора, и небольшие местные компании просто не вписываются в эти рамки. Есть нижние пороговые значения, с которых инвестора признают инвестором. Ниже этого – инвестор не подпадает под действие закона об инвестициях и идет на общих основаниях.

Однако есть барьеры, которые касаются всех. Не погружаясь в детали, достаточно взглянуть в Налоговый кодекс. Как уже говорилось, экономисты Всемирного банка весьма скептически отнеслись к обилию специальных налоговых режимов в рамках кодекса и десятка специальных актов. По их выражению, налоговой системе Казахстана не хватает нейтрального отношения к фирмам.

Более того, если предприниматель обращается в местный налоговый орган за консультацией, то даже письменное разъяснение не гарантирует того, что в итоге его не признают нарушителем и не выпишут штраф, пусть даже он неукоснительно выполняет предписания законов. Из-за регулярных изменений в налоговой системе путаются даже сами налоговики, и немало норм могут иметь двоякое толкование, что оставляет зазор для свободы маневра инспектора.

Лучше переплата, чем штраф

До сих пор субъекты предпочитают делать обязательные платежи с небольшой переплатой — потому что в то время, пока проходит платеж на счет налогового управления, они могут пойти в зачет для начисления штрафных санкций. Вместе с тем, нельзя не отметить улучшения отношения налоговых инспекторов к предпринимателям, внедренных облегчений и в целом смягчения. Порой они рады помочь, но по рукам связаны инструкциями.

Опрошенные агентством предприниматели считают, что в Налоговом кодексе не улавливается общая логика, поэтому для неспециалиста понять его тяжело. Подавляющее большинство предпринимателей хотели бы видеть официальное практическое приложение к Налоговому кодексу, где на примерах объясняются правила применения всех без исключения норм.

Пусть это будет 2 тыс. страниц, но такое приложение станет бестселлером. Если у наших предпринимателей возникают проблемы с пониманием Налогового кодекса, представьте себе реакцию на него французского фермера, который хочет открыть у нас молочную ферму.

Кстати, создание национальной палаты предпринимателей “Атамекен” — еще одно доказательство того, что нашему правительству нужен переводчик, чтобы оно могло попытаться понять частный бизнес. Нет ничего удивительного в том, что инвестиционный климат у нас не потрясает инвесторов своей прозрачностью и до сих пор требует ручного вмешательства. Излишне говорить, что свыше 75% инвестиций до сих пор идет в сырье – нефть, газ и металлы. Например, в 2013 году 84% иностранных инвестиций были в три области – Мангистаускую, Атыраускую и Западно-Казахстанскую. На остальные регионы – 16%.

Сырьевая игла как препятствие

Кстати, активная борьба с коррупцией также является одним из факторов риска для инвестора. Сейчас под следствием находятся акимы, министры и даже бывший премьер-министр. Инвестор – не наивный пионер и понимает, что многие “посадки” в Казахстане являются отражением клановых столкновений и передела собственности.

Поэтому риск внезапной смены министра, акима или их замов становится бизнес-риском. Ведь “посадка” часто ведет к пересмотрам контрактов и решений властей. Вот инвестор и не спешит в программу государственно-частного партнерства да и другие инвестиционные программы государства – потому что завтрашний чиновник может легко “похоронить” инициативы сегодняшнего, а вместе с ними – и инвестиции частной компании.

Несмотря на некоторые положительные изменения, произошедшие за 5 лет, инвестиционный климат в стране еще неблагоприятен. А значит, рост доли МСБ с 16% от ВВП хотя бы до 40% пока туманен. Следовательно, мы еще на сырьевой игле и нас будет лихорадить от малейших изменений на нефтяном рынке.

А для замера реального инвестиционного климата в Казахстане достаточно провести эксперимент. Может ли компания зарегистрироваться в Казахстане, получить часть средств в казахстанском банке под 25% реальной ставки, начать бизнес в какой-либо сфере, выплачивать все налоги и стать прибыльной без получения грантов, субсидий, налоговых льгот и прочих исключительных преференций? Если нет, то значит, инвестиций куда-либо кроме нефти ждать не стоит.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...