Призрак девальвации бродит по Казахстану

Не вызывает никаких сомнений, что решение о проведении досрочных выборов продиктовано нарастающими кризисными явлениями в экономике страны. В связи с этим также нет никаких сомнений, что проводятся они, в первую очередь, для сохранения социальной стабильности в обществе. Также нет сомнения и в том, что это, в принципе, правильное решение. Но остается не совсем понятным, какие изменения в экономической и финансовой жизни Казахстана заготовили чиновники после досрочного избрания президента? Попробуем разобраться в этих хитросплетениях

Алматы. 3 марта. КазТАГ – Сергей Зелепухин. Не вызывает никаких сомнений, что решение о проведении досрочных выборов продиктовано нарастающими кризисными явлениями в экономике страны. В связи с этим также нет никаких сомнений, что проводятся они, в первую очередь, для сохранения социальной стабильности в обществе. Также нет сомнения и в том, что это, в принципе, правильное решение. Но остается не совсем понятным, какие изменения в экономической и финансовой жизни Казахстана заготовили чиновники после досрочного избрания президента? Попробуем разобраться в этих хитросплетениях.

Призрак девальвации бродит по Казахстану

Вероятный сценарий ситуации

Делать прогнозы – неблагодарная вещь. Однако жить без какого-либо взгляда на будущее, пусть даже и ошибочного – неблагодарная вдвойне, поскольку он не дает основу для принятия своевременных решений. Поэтому нисколько не претендуя на истину в последней инстанции, попробуем обрисовать наиболее вероятный сценарий развития ситуации в поствыборный период.

Начнем же с причины, которая побудила власти решиться на очередные досрочные выборы президента. Коротко ее можно обозначить так: стремление во чтобы то ни стало сохранить социальную, а с ней и политическую стабильность на фоне нарастающих кризисных тенденций в хозяйственной системе республики. На это указывают последние выступления главы государства, и в первую очередь, неожиданное досрочное послание Нурсултана Назарбаева народу в ноябре прошлого года.

«Мировая экономика так и не оправилась после глобального экономического кризиса. Восстановление идет очень медленными и неуверенными темпами, а где-то еще идет спад. Секционная политика ведущих держав дает дополнительные препятствия восстановления мировой экономики. Мы сейчас часть мировой экономики и все, что происходит в мире, нас задевает. Я просто предчувствую, что ближайшие годы станут временами глобальных испытаний в мире и для нас тоже», — заявил тогда президент.

При этом в обращении глава государства фактически выдвинул свою предвыборную программу «Нурлы жол», назвав ее новой экономической политикой. Напомним, что ее сутью провозглашалось выделение по $3 млрд в 2015-ом, в 2016-ом и в 2017-ом годах из средств Национального фонда главным образом на инфраструктурные проекты, поддержку банков и малого и среднего бизнеса.

Бюджет сократили, остальное отложили

Правда, в последующих выступлениях президента эта сумма больше не упоминалась. Напротив, в силу усиления неблагоприятной внешней экономической конъюнктуры и резкого падения цен на нефть и металлы Нурсултан Назарбаев настоятельно потребовал от чиновников экономить на всем, а правительству поручил сократить бюджетные расходы в этом году, с оговоркой о необходимости сохранить все социальные обязательства государства.

«Проявление жесткой бюджетной политики и экономии во всем, где это возможно. Когда было хорошо, продукты и металлы продавались, мы хорошо жили и расползлись. Тратили налево и направо. Надо жить по средствам. В эти сложные времена надо ужаться немножко», — отметил президент на расширенном заседании правительства в январе.

«Один из главных элементов антикризисных мер – оптимизация. Новые инициативы, предложения отложим до лучших времен, доведя до конца то, что нами уже было начато. Это касается всех государственных органов, акиматов, национальных холдингов, национальных компаний и государственных предприятий. Поручаю правительству сократить расходы республиканского бюджета на 2015 год на 700 млрд тенге, или на 10% от общего объема расходов», — сказал Н.Назарбаев.

Столь серьезные и далеко непопулярные меры вызвали в обществе весьма тревожные ожидания приближения чего-то крайне неприятного в экономической жизни страны, причем на фоне усиливающихся кризисных тенденций в хозяйственной и финансовой системе нашего северного соседа – основного торгового партнера Казахстана в рамках ЕАЭС.

Правительственные чиновники указание главы государства выполнили в сжатые сроки – расходную часть бюджета сократили и занялись разработкой новых антикризисных мер. А буквально через пару недель Ассамблея народа Казахстана предложила провести очередные досрочные президентские выборы. Инициативу АНК, как и положено по действующим правилам игры, единогласно поддержали в парламенте. Президент к просьбе Ассамблеи и парламентариев прислушался и дал добро. Теперь, как известно, очередные досрочные выборы главы государства состоятся 26 апреля этого года.

Тревожные сценарии Нацбанка

Однако чувство тревоги за будущее никуда не делось. Более того, только усилилось. Масло в огонь подлил Нацбанк, опубликовав недавно документ «Основные направления денежно-кредитной политики Республики Казахстан на 2015 год». В нем, в частности, говорится о двух основных сценариях развития казахстанской экономики в этом году, которые по праву можно охарактеризовать как «плохой» и «еще хуже».

При их составлении главным критерием был определен среднегодовой уровень мировых цен на нефть. Причем даже при реализации плохого сценария, который предполагает среднегодовую стоимость черного золота марки Brent $60 за баррель, рост валового внутреннего продукта в 2015-ом прогнозируется всего на 2%.

Более того, по признанию самого Нацбанка, в случае реализации менее благоприятного сценария, при котором среднегодовая цена на нефть составит $50 за баррель, темпы реального роста ВВП окажутся и того меньше – 1,5%. И это при том, что ранее прогнозировался рост этого показателя на 4,7%. Как говорится, почувствуйте разницу.

Впрочем, реальный экономический рост может оказаться ниже даже пересмотренных официальных оценок. Причем это связано не только с невысокими глобальными ценами на нефть и металлы, но и с неопределенностью в мировой экономике.

Смотрим на Россию и оглядываемся на запад

В первую очередь речь идет о невысоких темпах роста в ЕС – основного торгового партнера Казахстана за пределами ЕАЭС. Во-вторых, негативным фактором для нашей республики остается экономическая ситуация в России, где даже по официальным оценкам ожидается спад. В-третьих, отрицательно на Казахстане скажется замедление экономического роста Китая.

Кроме того, отрицательное влияние продолжит оказывать геополитическое противостояние России и Запада в Украине, которое в случае срыва минских договоренностей может вновь вылиться в новые обоюдные санкции. И наконец, если не главным, то уж точно существенным негативом для роста казахстанской экономики станет запланированный секвестр бюджетных расходов более чем на 690 млрд тенге или почти на $3,8 млрд.

Частично, но не полностью нивелируют негативные тенденции наращивания господдержки по приоритетным секторам и приток иностранных инвестиций по долгосрочным контрактам в нефтегазавом секторе.

Тем не менее негативные факторы указывают на то, что в этом году Казахстан ждут нелегкие времена. Причем не исключено, что вместо экономического роста в итоге произойдет спад. Единственное, что может спасти ситуацию, так это неожиданный и стремительный рост цен на нефть и металлы. Но судя по текущим негативным тенденциям в мировой экономике, верится в это с трудом.

Будет не девальвация, а корректировка тенге

Однако куда еще большую тревогу вызывает неизвестность того, что ждет нас после досрочных президентских выборов. А ждет нас, похоже, очередная девальвация тенге или, как в лучших традициях бюрократии ее называют в Нацбанке, корректировка курса. Конечно, не могу дать руку на отсечение и поручится на все 100%, что она действительно будет. Но чтобы не говорил глава Нацбанка Кайрат Келимбетов, объективные предпосылки к ней давно уже созрели в виде резко снизившихся цен на нефть и девальвировавшего к доллару почти в 2 раза после отпуска в свободное плавание рубля.

Единственное, что не хватает в этом уравнении – только субъективного фактора, а именно политической воли. Но, как вы сами понимаете, устраивать очередной обвал нацвалюты в канун досрочных президентских выборов сравнимо с политическим самоубийством. Однако объективные экономические обстоятельства не ждут, а призрак девальвации по-прежнему бродит по Казахстану. Ведь если она все же не будет проведена (при сохранении невысоких цен на нефть и металлы и без резкого укрепления рубля), то правительство вряд ли сможет пополнить бюджет на запланированные суммы.

Более того, финансовое здоровье добывающих компаний будет подорвано еще сильней, а обрабатывающая промышленность продолжит задыхаться в тисках нарастающей конкуренции со стороны российских производителей. Внешне это будет отражаться в спаде производства, росте импорта и негативной динамике международных резервов – золотовалютных активов Нацбанка и/или средств Нацфонда.

Кстати, последние здорово просели не только в декабре прошлого года, но и в январе года текущего, что дало повод предположить аналитикам об использовании денег Национального фонда для поддержания тенге через механизм реконвертации.

Поэтому не исключено, что все названые объективные обстоятельства рано или поздно вынудят власти разрешить нацвалюте совершить очередной девальвационный прыжок (конечно, если цены на нефть и металлы не рванут резко вверх). Для этого уже приготовлен специальный механизм – политика инфляционного таргетирования, которая не исключает, а напротив – предполагает свободное плавание валюты. Как она реализуется, можно наблюдать на примере России и российского рубля.

Выборы проведем, тенге не опустим

Однако когда она будет запущена в Казахстане, сказать сложно, хотя переход к ней Нацбанком планировался в среднесрочной перспективе, которая как раз должна наступить в поствыборный период. Единственное, что можно сказать точно, что этого не произойдет перед досрочными президентскими выборами, которые, напомню, назначены на 26 апреля.

В связи с этим напрашивается весьма интересная аналогия с избранием президента 10 января 1999 года. Напомню, что тогда проведение досрочных выборов главы государства обосновывалось, в том числе, финансовым кризисом в Юго-Восточной Азии и российским дефолтом 17 августа годом ранее. Чиновники говорили о том, что прекращение Россией обслуживания своих внешних обязательств по госдолгу и последовавшее за этим обвальная девальвация рубля негативно отразятся на казахстанской экономике.

Опасения оказались ненапрасными. Российский импорт хлынул в республику. В ответ менее чем через три месяца после выборов, 3 апреля 1999 года, правительство приняло постановление под названием «О политике обменного курса национальной валюты», согласно которому тенге переводился в режим свободного плавания. Тогда только за апрель нацвалюта обвалилась на 30%.

Позднее Нурсултан Назарбаев в книге «Казахстанский путь» в главе «Экономический кризис 1998 года» признался, что подготовка к девальвации началась еще в сентябре 1998-го, то есть за семь месяцев до ее проведения! Напомним, что это был первый резкий обвал тенге со времени введения нацвалюты. Так был создан прецедент для последующих девальвационных рывков.

Примечательно, что, как признался Кайрат Келимбетов на одной из пресс-конференций после последней девальвации в феврале 2014 года, решение о ней правительством совместно с Нацбанком готовилось полгода. Хотя буквально за несколько дней до признания главного банкира правительственные чиновники в один голос утверждали, что они ничего заранее не знали о готовящейся девальвации.

Чем не показ вчерашнего сценария? Вот только не повторится ли оно вновь через какое-то время после очередных досрочных президентских выборов?

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...