Казахстанский завод по переработке шин запустили снова. Теперь он представит Астану на выставке ЭКСПО-2017 с инновационным продуктом

Жил-был завод по переработке шин – заемщик Банка развития Казахстана. Стране завод был нужен. Чье это предприятие – понять не удалось. Точно, не совсем государственный – статус ТОО получают или частные предприятия, или «дочки-внучки» государственных и квазигосударственных структур. Но и не частный – ни один собственник не вложился бы, не зная, как решен вопрос с сырьем. Поработал он полтора – два года и закрылся. Старых шин – не хватало. Всякие автобазы не спешили их везти заводу. Выбросить было проще, а некоторые даже требовали плату за старые шины. Да и ничего автобазы к сдаче шин не обязывало. Как же завод проектировали-строили, если обеспечение сырьем не продумали?

 

Kazakhstan Rubber Recycling

Закон поправили, треть миллиарда тенге потеряли

Судя по информации, распространенной пресс-службой НУХ «Байтерек», завод не работал два-два с половиной года. Он закрылся в 2012-м. За это время, по словам генерального директора завода Ермека Абдиева, инициировали дополнения в Экологический кодекс, Стандарт — «Отходы. Шины автотранспортные…», Стандарт «Крошка резиновая», Стандарт «Асфальтобетон, модифицированный крошкой…». А предприятия, создавшие отходы, сделали ответственными за их утилизацию. Но низкая загруженность производства, закончившаяся остановкой, привели КаzRR к непогашению займа Банка развития Казахстана (БРК) на $ 6.7 млн.

Основатели компании Kazakhstan Rubber Recycling – братья Махамбет, похоже, не инвестировали в завод. Во всяком случае, упоминаний об их инвестициях не нашлось.

Проект, финансируемый на 100% за счет кредита – коррумпированный, — говорят эксперты. Или можете считать инвесторов некомпетентными, — добавляют они. Но инвестировать, по некомпетентности, $7 млн?

И вот в прошлую пятницу холдинг Байтерек, его «дочка» — АО «Инвестиционный фонд Казахстана» и КаzRR, при содействии и поддержке Национальной палаты предпринимателей, подписали мировое соглашение о реструктуризации долга и возобновлении производства. Из суммы долга 327 млн тенге списали «в качестве мер финансового оздоровления». Остаток долга – 1.57 млрд тенге предоставили заводу без начисления процентов на 7 лет с отсрочкой по платежам на 1 год.

Запустили, но работает ли?

Электронный адрес info@kazrr.kz не существует. Сервер www.kazrr.kz не найден, — пишет поисковик. Если завод работает, то почему нельзя связаться?

Тем не менее, КаzRR, по сообщению НУХ «Байтерек», планирует представить Астану на выставке «ЭКСПО-2017» с инновационным модификатором асфальтобетонных смесей, который будет со временем производиться совместно с ОАО «РосНано» РФ, сообщает пресс-служба НУХ «Байтерек». Когда это – «со временем» — не уточняет. Но продолжает выдавать «позитив» — будет создано порядка 90 рабочих мест.

Заводу, помимо кредита и списанного долга, нужна другая помощь государства. По словам г-на Абдиева, для обеспечения сбора отходов шин, пока создатели отходов не обеспечат исполнения законодательства, необходим контроль экологической безопасности.

Директор КаzRR Айдар Махамбет, занимавший судя по найденным документам, эту должность еще в декабре 2014-го и ставший тогда же председателем правления Ассоциации по управлению отходами «KazWaste» (входит в НПП), уже не работает. Так же, как и экс-председатель совета директоров БРК. С апреля прошлого года на эту должность избран Куандык Бишимбаев.

В НУХ «Байтерек» на вопросы ZONA.KZ о том, почему завод запустили на бюджетные деньги при неподготовленности законодательства, кто проводил экспертизу проекта, кто виновен в вынужденном простое завода, а затем – в списании 327 млн тенге займа БРК и о деньгах, потерянных БРК в результате просчетов и ошибок по проекту, не ответила. В БРК – также не ответили.

… БРК оказался не в лучшей ситуации. Дело не только в том, что многие от него и НУХ «Байтерек» ждали решительного «разбора полетов» и наказания виноватых топ-менеджеров. Дело в том, что переформатирование системы хозяйствования в БРК и НУХ «Байтерек» давно назрело. И ФНБ «Самрук-Казына» даже объявил о перезагрузке. Нет, о перезагрузке он объявлял в 2012-м, а в 2014-м он объявил о трансформации. Представители большого, хоть и квазигосударственного, бизнеса привыкли управлять государством напрямую или через посредников – депутатов и министров. Сегодня они — одно из главных препятствий на пути экономических реформ. А без реформ Казахстану не выжить. Одна часть высокопосаженных чиновников-хозяйственников, подобно главе Самрук-Казына Умирзаку Шукееву, жалуется на низкую зарплату. Видимо, рассчитывают, что их поблагодарят за службу доступом к бОльшей власти и бОльшим бюджетным деньгам. Другая часть, есть наверно, такие, работала. Но, вот так – как с заводом КаzRR. Запускала предприятия-«пустышки», выпускающие «планшеты» и прочие инновационные продукты. Одобряла старты заводов – без подготовки соответствующих законов и экспертиз проектов.

И те, и другие рассчитывают и дальше решать, каким быть Казахстану. Перед президентом стоит выбор: рисковать судьбой реформ или действовать точечно — арестовывать одних и уговаривать вписаться в новые реалии других.

Думаю, пока казахстанское руководство склонно избрать второй, осторожный путь. Его недостаток в том, что президент и премьер оказываются, в конечном счете, зависимыми от лояльности людей, которым преобразования, не очень нужны. Общество верит казахстанским руководителям и надеется на перемены. Если оно разочаруется, то последствия могут быть драматическими.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...