Рейтинг суверенный, а король-то голый

В минувшую субботу пришла вполне обнадеживающая новость. Международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s подтвердило долгосрочные и краткосрочные суверенные кредитные рейтинги Казахстана по обязательствам в иностранной и национальной валюте на уровне “BBB”/ “А-2”, правда, сохранив негативный прогноз

Алматы. 16 марта. КазТАГ – Сергей Зелепухин. В минувшую субботу пришла вполне обнадеживающая новость. Международное рейтинговое агентство Standard & Poors подтвердило долгосрочные и краткосрочные суверенные кредитные рейтинги Казахстана по обязательствам в иностранной и национальной валюте на уровне “BBB”/ “А-2”, правда, сохранив негативный прогноз.

рейтинговое агентство Standard & Poor’s

Впрочем, это по-прежнему позволяет рейтингам нашей республики находиться в инвестиционной категории. Однако с начала кризиса, который пришел в Казахстан на год ранее глобальных финансовых потрясений 2008-го, решения рейтингового агентства вызывают все больше вопросов. Но начнем по порядку.

Кроме сохранения долгосрочных суверенных рейтингов Казахстана на прежнем уровне агентство подтвердило свою оценку по национальной шкале на уровне “kzAA+”. Причем ничего нового аналитики S&P не сказали. В качестве обоснования своих рейтингов отметили, что экономика Казахстана по-прежнему в значительной степени зависит от ресурсной базы, в частности, от нефтяного сектора. На его долю, по оценкам агентства, приходится 20-30% ВВП Казахстана, более 50% налоговых поступлений и 60% экспорта.

При этом позитивными факторами для текущих рейтингов в S&P посчитали “сильные бюджетные показатели”, тогда как сдерживающими их повышение обстоятельствами в агентстве назвали ограниченную институциональную и управленческую эффективность государства. В то же время негативный прогноз по рейтингам эксперты S&P объяснили увеличением внешних и внутренних рисков.

Фатальные ошибки большой тройки

Казалось бы, у казахстанских чиновников есть хороший повод бить в барабаны: одно из трех ведущих международных рейтинговых агентств подтвердило, что суверенные рейтинги Казахстана остаются на самом высоком уровне среди стран не только Евразийского экономического союза, но и всего Содружества (СНГ – КазТАГ). Однако есть одно большое “но”.

Дело в том, что так называемая “большая тройка” в лице Standard & Poor’s, Moody’s Investors Service и Fitch Ratings плоть от плоти остаются частью международной финансовой системы, правила игры которой показали, что они не являются непогрешимыми с началом глобального финансового кризиса в 2008 году. Причем его последствия не то чтобы никуда не делись, а напротив – по-прежнему воспроизводят все новые и новые финансовые катаклизмы в разных уголках планеты.

На этом фоне жесткая критика международных рейтинговых агентств выглядит вполне обоснованной. Ведь они действительно, что называется, проморгали кризис, давая фактически наивысшие рейтинговые оценки, в частности, бумагам печально известных американских ипотечных гигантов Fannie Mae и Freddie Mac.

Напомним, что именно их ипотечные облигации наихудшего качества стали катализатором глобального кризиса, когда даже после его начала рейтинги этих бумаг находились на высоком уровне в течение нескольких месяцев, а не были перемещены в категорию мусорных.

В конце концов, это привело к банкротству одного из крупнейших американских инвестиционных гигантов Lehman Brothers. К слову, после этого большое количество разорившихся клиентов банка подали иски против рейтингового агентства Moody’s Investors Service.

Ведь что представляет собой большая тройка? Исторически так сложилось, что это путеводные звезды для розничных и институциональных инвесторов, показывающие своими рейтинговыми оценками, куда им безопасней всего вкладывать свой капитал.

Как МРА обожглись на БТА

Но оценки международных рейтинговых агентств (МРА) отражают всего лишь их мнение о вероятности неуплаты долгов. Причем это мнение находится в жестких тисках конфликта интересов: с одной стороны, они должны предупреждать инвесторов о возможных рисках вложений, но с другой, присвоение рейтинга – это их бизнес. И как любой бизнес, он зависит от спроса со стороны покупателей, в качестве которых могут выступать как отдельные компании, так и целые государства.

Более того, примечательно, что, оценивая вероятность неуплаты долгов, эти рейтинги полностью не отражают многие факторы, которые могут иметь критическое значение для заемщика и инвестора в будущем. Например, неформальные взаимосвязи собственников отдельных компаний или банков с властью.

Кстати, именно из-за этого большая тройка допустила серьезные ошибки уже в Казахстане, присваивая рейтинговые оценки допустившему два дефолта и прошедшему две реструктуризации, а теперь проходящему процесс поглощения Казкомом БТА банку.

Как пояснила в свое время в приватной беседе автору этих строк представитель одного из рейтинговых агентств, они выставляли свои рейтинги БТА, не веря в то, что он будет национализирован и допустит дефолт. Причем эта вера основывалась лишь на том, что банк был слишком большим, чтобы можно было допустить возникновение в нем серьезных проблем.

Другими словами, при выставлении рейтинговых оценок БТА международные рейтинговые агентства не брали в расчет специфику взаимоотношений его собственников с властью. В результате иностранные инвесторы и ряд казахстанских пенсионных фондов потеряли миллиарды долларов на вложениях в его бумаги.

Поводов для радости нет

Это только два примера, мягко говоря, неполной адекватности рейтинговых оценок большой тройки, которые затрагивают отдельные компании и финансовые институты. Но поверьте, других таких примеров множество.

Еще сложнее и запутаннее обстоит дело с суверенными рейтингами. Если рейтинговые оценки компаний и финорганизаций максимально деполитизированы, то последние рейтинговые оценки России и текущий рейтинг государства с самыми большими государственными долгами – США от международных рейтинговых агентств заставляют сделать вывод об их чрезмерной политизации.

Судите сами. В конце января этого года S&P понизило рейтинг России до “ВВ+”, то есть до мусорного, или спекулятивного уровня. Свое решение агентство объяснило тем, что российская монетарная политика стала менее гибкой, а ситуация в финансовом секторе ухудшается на фоне негативных тенденций в экономике.

Однако, если вспомнить, что рейтинговые оценки отражают мнение агентств о вероятности неуплаты долгов, то, судя по уровню госдолга России, ее суверенные рейтинги сильно занижены. По предварительным оценкам, на 1 января 2015 года государственные обязательства РФ составляли чуть более 10% ВВП, тогда как только золотовалютные резервы на 6 марта этого года сложились на уровне $356,7 млрд, или почти в 9 раз больше госдолга.

На этом фоне долгосрочный суверенный рейтинг США от S&P намного выше российского и находится на уровне “AA+” со стабильным прогнозом. Как отмечают в агентстве, его уровень поддерживается за счет диверсифицированности американской экономики и уникальным статусом страны как эмитента ведущей мировой резервной валюты. С этим, конечно, не поспоришь.

Однако, если говорить об американском госдолге, то возникает справедливый вопрос: почему суверенный рейтинг США находится на столь высоком уровне? Лишь потому, что Соединенные Штаты могут напечатать сколько угодно долларов для его покрытия? Напомним, что гособязательства Соединенных Штатов превышают 100% ВВП и достигают более $17,9 трлн.

Китай оценивает по-своему

Совсем другая картина складывается, если взять оценки китайского рейтингового агентства Dagong. В начале февраля этого года оно приняло решение сохранить кредитный рейтинг России на уровне “А” со стабильным прогнозом. Свое решение в агентстве объяснили тем, что, несмотря на ухудшающиеся внешние условия, уровень валютных резервов РФ обеспечивает необходимый буфер для российской экономики.

Примечательно, что кредитоспособность России в глазах Dagong выглядит куда предпочтительней этого показателя у США. Еще в октябре 2013 года агентство понизило суверенный рейтинг Соединенных Штатов Америки с “А” до “А-”, причем с негативным прогнозом.

Так чего же больше в суверенных рейтинговых оценках международных агентств — экономики или политики? Косвенно ответ на этот вопрос дают аналитики международной организации кредиторов (МОК). Не так давно МОК провела собственное исследование на тему того, насколько объективно мировые рейтинговые агентства фиксируют состояние глобальной и национальных экономик. По его результатам эксперты пришли к выводу, что первоначальная задача рейтинговых агентств кардинально изменилась: сегодня они уже не отражают, а все больше влияют на ситуацию в мировой финансовой системе.

А если учитывать то, что, согласно экспертным оценкам, доля американских агентств S&P, Moody’s и Fitch на международном рейтинговом рынке составляет около 95%, то становится очевидным, кто при наличии не только бизнес-целей, но и политической воли имеет больше всего возможностей влиять на финансовые рынки в своих интересах.

Однако, судя по качеству рейтинговых оценок МРА, казахстанским чиновникам нет поводов гордиться самым высоким среди стран СНГ суверенным рейтингом Казахстана. Ведь на поверку может оказаться, как в той сказке: “А король-то голый!”

Хоть как-то улучшить ситуацию с адекватностью оценок может создание альтернативных независимых национальных рейтинговых агентств, как это сделано в Китае. Вот только в условиях Казахстана вопрос об их реальной, а не формальной независимости остается открытым.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...