Проект Игоря Хена. О чем говорят казахи? Часть XV

Мы думали, что они будут нашим будущим, а они занимаются нашим прошлым. Елнур, человек, который загорелся коммунистической идеей. Готовы ли к этому казахи? Сможет ли он грамотно преподнести коммунистические идеалы? Или это просто капризы молодого поколения? Смотрите и делайте выводы.

Ерлан Саиров: Здравствуйте, уважаемые зрители. Гость нашей сегодняшней студии председатель Алматинского филиала Коммунистической народной партии Казахстана Ельнур Бейсенбаев.

Елнур Бейсенбаев: Здравствуйте.

Е.С.: Скажи, кто такие коммунисты в современном Казахстане? Кем вы себя считаете? Прежняя коммунистическая система канула в лету, прежнего коммунистического интернационала, нагонявшего страх на весь мир, тоже нет. Так какая почва имеется для коммунизма в современном Казахстане? Вы не фейк, не искусственно созданная организация?

Е.Б.: В последние 7-8 лет нашей партии было задано и сейчас задается очень много подобных вопросов. Говорят, мол, что вы за коммунисты, ведь Казахстану коммунисты не нужны, сейчас мы строим капитализм, сейчас эпоха рынка, а вы предлагаете плановую экономику, вы против капитализма, хотите создать социализм. Наша партия имеет регистрацию в Республике Казахстан, у нас свыше 90 тысяч членов, мы даже приблизились к 100 тысячам, на сегодняшний день в Парламенте Республики Казахстан действует наша фракция – фракция народных коммунистов, у нас 7 мандатов, в местных органах у нас есть депутаты на различных маслихатских уровнях, есть работники. В общем мы находимся в рядах реально функционирующих политических партий Казахстана. Не пропустили ни одних президентских, ни одних парламентских выборов. Мы всегда участвуем в выборах со своей платформой, программой.

Е.С.: Это понятно!

Е.Б.: Ну да, Вы говорите об идеологии, что сейчас она не нужна молодежи. Конечно, за последние двадцать лет сознание было отравлено, выросла независимая молодежь, наши агашки, взращенные коммунизмом и пользовавшмеся всеми его благами, в одночасье возненавидели его и заявив, что они заблуждались, принялись хулить прежнюю систему и такми образом набирать очки.

Е.С.: Хорошо, хорошо. Это понятно. У вас есть депутат Коныров. Наверное, он твой начальник.

Е.Б.: Да.

Е.С.: Коммунисты являются левой партией. Вы за справедливость, равенство…

Е.Б.: Да. За социальное равенство, социальную ответственность…

Е.С.: В марте этот Коныров заявил, что по всему Казахстану нужно поднять цены на хлеб. Такое предложение со стороны депутата от левой партии – это не политическая шизофрения?

Е.Б.: Нет, это всего лишь скромная мысль, вынесенная на обсуждение. В настоящее время репортеры…

Е.С.: Нет, даже если это мысль…

Е.Б.: Нет, Вы меня послушайте… Поймите…

Е.С.: Нет, я все понимаю…

Е.Б.: Давайте я отвечу на Ваш вопрос. Смотрите, в настоящее время репортеры ищут жареных новостей. Например, если я скажу, что завтра будет девальвация, все бросятся писать об этом, и не важно, экономист я или нет, что я за человек, образован ли, или может только что вышел из тюрьмы, это их не интересует. Стоит мне сказать, что завтра будет девальвация…

Е.С.: Нет! Он же сказал это. Слово не воробей, вылетит — не поймаешь.

Е.Б.: Но затем он дал ответы. Через это мы подняли большой вопрос с хлебом. У нас государство держит цены на социальный хлеб, это 50 тенге, но посмотрите каковы цены на другой хлеб. Посмотрите, сколько стоит хлеб в «Рамсторе» — аж 400 тенге! Вчера только видел, привезли небольшие «Литовские» буханки, я купил одну такую, отдал 385 тенге за маленькую булку черного хлеба. Подняв вопрос цен на социальный хлеб, когда государство своими дотациями держит цену в районе 56 тенге, тогда как цены на остальной хлеб растут…

Е.С.: Нет! Я читал его речь. Он сказал, что следует в три раза повысить цену социального хлеба! Вы – левая партия, вы кричите о справедливости. А теперь что, весь Казахстан должен голодать?

Е.Б.: Нет, Вы ошибаетесь…

Е.С.: Есть некоторые семьи, чей рацион состоит только из хлеба с маслом, что с ними будет?!

Е.Б.: Правильно говорите. Смотрите, мы одна из партий, поднимающих такие вопросы. Мы затрагиваем социальные проблемы, только вчера я был на пресс-конференции, где снова поднимал вопросы безработицы в Республике Казахстан, низкой зарплаты, увеличения возраста выхода на пенсию, девальвации. Мы против всего этого. И всегда были против!

Е.С.: Пожалуйста, не увиливай от вопроса. Почему он сказал, что цены на хлеб нужно поднять втрое?

Е.Б.: Ереке, я же отвечаю на Ваш вопрос. Подняв этот вопрос, мы затронули все связанные с этим проблемы, да и сам Коныров дал полноценное разъяснение этому, а я же не Коныров, чтобы объясняться за него. Он сказал, затем дал ответы различным газетам-журналам, можете прочитать сами, что мы подняли все кроющиеся в этом проблемы. Закрыв одну маленькую проблему – хлеб за 50 тенге, проезд 80 тенге, мы замалчиваем, скрываем другие, большие проблемы, не даем говорить о них. Обществу брошен клич «300 тенге», и все сразу же взбудоражились. Как, мол, коммунисты могут предлагать 300 тенге, как они могут говорить о 300 тенге?! Мы и сами живем на хлебе с маслом, и Вы правильно говорите, что в аулах есть молодые семьи, которые не могут заработать на кусок хлеба с маслом, не в состоянии заплатить за детский сад. Есть семьи, которые существуют на одну лишь пенсию бабушки. Нельзя говорить, что мы не знаем об этом, нам это известно.

Е.С.: Согласен! Согласен! В тебе и в самом деле есть качества прежних коммунистов, многословных, харизматичных, склонных дискутировать. Следующий вопрос. Я думаю, что социальные сети и коммунистическая идеология — понятия несовместимые, так как социальные сети это самое что ни на есть «засилье» капитализма. Однако вы, коммунисты, очень активно пользуетесь социальными сетями. В Орале есть такой парень по имени Султанали, затем и ты сам. Руководители партии не ругают вас за вход в буржуазную продукцию?

Е.Б.: Хе-хе… (смеется) Нет, Вы и все общество ассоциируюте коммунистическую идею с косностью. Как будто мы живем по старинке, не затронутые какой-либо эволюцией, отрицаем новаторство, думаете, что мы какая-то допотопная партия древних 80-90-летних стариков. На самом деле это не так. 35 процентов нашей партии составляет молодежь. Вот я, председатель Алматинского филиала, мне 28 лет. И  у нас много таких молодых людей. В прежнее время социальных сетей просто не было, и это никакое не орудие буржуазии или нынешней власти. Это инструмент для виртуального общения, обмена информацией между определенными членами общества. Мы пользуемся ими в качестве такого инструмента. Только и всего. Мы всегда открыты для новаторских решений современного мира. Мы растем, развиваемся. У нас тоже бывают эволюционные противостояния. Например, бывают моменты, когда я не могу согласиться с идеологией членов партии — представителей старшего поколения. Бывает, что я на 50 процентов не соглашаюсь с партийной идеологией. Я не соглашаюсь, я продвигаю свои идеи, свои предложения. У нас бывает такая острая полемика, разгораются такие горячие споры, что сегодняшняя дискуссия даже не сравнится с ними, иногда страсти накаляются до такой степени, что мы даже переходим на личности.

Е.С.: В вашем уставе записано, что в Казахстане есть классовый антагонизм…

Е.Б.: Хе-хе… (смеется)

Е.С.: … что нужно победить буржуев…

Е.Б.: Нет, нет.

Е.С.: Тогда каковы основные главы устава?

Е.Б.: Главная часть нашей платформы, а мы приняли в 2013 году новый устав, это  безусловно, интернационализм, социальное равенство – это самое главное, затем искоренение безработицы, приучение молодежи не к бизнесу, а к труду. Это самое важное, что нужно начинать прививать с младшего школьного возраста. Сейчас министерство образования и другие чиновники говорят, что в школе нужно изучать предметы по бизнесу, — это очень ошибочное мнение. В школе нужно обучать двум вещам: во-первых, воспитывать в детях любовь к труду, а затем уважение к старшим.

Е.С.: А теперь послушай. Воспитание любви к труду – это и есть бизнес.

Е.Б.: Хе-хе… (смеется) Вот видите, Вы как представитель эпохи рынка…

Е.С.: Нет, послушай. Сегодня главное условие развития мировой экономики – это ведение бизнеса. Так что же вы считаете, что весь казахстанский народ должен заниматься физическим трудом?

Е.Б.: А что Вы понимаете под бизнесом?

Е.С.: Труд – это и есть бизнес.

Е.Б.: Кто Вам сказал, что труд – это бизнес. Вы заблуждаетесь.

Е.С.: Например, есть интеллектуальный труд, банковская деятельность…

Е.Б.: Смотрите, понятие бизнеса, что существует за рубежом, и понятие нашего бизнеса не одно и то же. Что у нас понимается под бизнесом? Я учитель, преподаю в школе историю 5-6 классам. Приспешники хлопотали, чтобы ввести у нас предмет по бизнему. Я задаю им вопрос: готов ли этот предмет, готово ли его название, содержание, учебники? Что это вообще? Точно также было, когда в школах ввели предмет самопознание. Сначала мы вводим предмет, а что дальше будет, оставляем на авось. Вот видите. Я не имею ничего против бизнеса, торговли, против появления у нас молодежи, которая будет развивать страну. Я приветствую появление у нас своего Цукерберга, я буду рад, если у нас будут такие люди. Но у нас не готова форма. У нас говорят об этом, затем принимаются за дело, как это было с внедрением бакалавриата. Мы сами учились по этой схеме. И как же мы окончили обучение по кредитной системе? Да просто старая и новая системы были как-то скомбинированы, нам ставили 90-100 баллов, так мы и окончили образование. Наши студенты даже не поняли ничего из этого. И сами преподаватели не понимали, как оценивать по балльной шкале. Мы должны бежать от этого. Если за рубежом, в Европе преподают бизнес, то это не значит, что мы сломя голову, должны внедрять эту дисциплину у себя. Давайте сначала подготовим фундамент…

Е.С.: Значит, вы против интеграции в мировое сообщество. Болонская система охватывает весь мир, это мировая система.

Е.Б.: Нет, поймите меня, мы не возражаем против Болонской системы, интеграции, связей с другими странами. Однако для того, чтобы внедрить что-то из вне, сначала нужно подготовить фундамент, платформу. Давайте сперва научимся готовить фундамент. Мы всегда готовы внедрять что-то без подготовки. Нужна Болонская система — хорошо, давайте, мы идем к ней, нужен фастфуд – принимаем в обязательном порядке, а если их молодежь страдает ожирением – то и наша должна быть тучной, принято весь день напролет сидеть со смартфоном – будем сидеть. Самый первый экземпляр «Галакси S 6» вчера куплен казахстанцем, Вы слышали, наверное, за 960 тысяч тенге. Вот видите?

Е.С.: Ваша партия выдвинула кандидата на пост президента. Он ездил по стране, делился своими мыслями, говорил о социальном равенстве. Но есть одно «но». Он выставляет капитализм каким-то монстром…

Е.Б.: Правильно.

Е.С.: Тогда что же выходит, вы хотите вернуться в старую коммунистическую систему сталинских времен?

Е.Б.: Нет, нет. Давайте я объясню Вам нашу систему. Рыночная эпоха схожа с выживанием голодных волков, когда правом владеет сильнейший, то есть тот, кто сумел отхватить кусок побольше. Это признак рыночной эпохи. Мы же предлагаем перейти к плановому рынку. Мы считаем, что все имеющиеся в государстве стратегические объекты должны оставаться в государственной собственности на все 100 процентов. Например, это касается нефти, «Казахтелекома», «Казпочты». Ведь это правда, после 90-х годов все это было приватизировано, остался лишь какой-то номинальный шаблон о доле государства в 51 процент, тогда как оно не нанимает ни одного сотрудника, все решают председатели правления.

Е.С.: Все это понятно. Давай я дословно изложу тебе слова этого человека (кандитата от компартии – Ред.): «Капитализм – это основное препятствие для сегодняшнего общества». Он дважды сказал так. Я сам слышал. Вы что же, собираетесь совершить в Казахстане еще один переворот как в былые времена?

Е.Б.: Разумеется, но не так как было. Нет никакой необходимости сравнивать нас с прежней партией. Надо покончить с этим. Мы – новая партия коммунистов Казахстана, созданная в 2004 году. И все. Надо отталкиваться от этого. Нужно начинать с 2004 года, кстати, в этом году летом нам исполянется 11 лет. Мы должны отвечать за себя за эти 11 лет. Да, мы против капитализма. Вот посмотрите, до сегодняшнего дня плановую экономику у нас не жаловали, но вот уже два года, как бюджет закладывается на трехлений период, то есть идет планирование. Как видите, каждое достижение есть результат планирования. Государство – это та же семья. Если я, например, отец, и у меня есть трое детей, я должен планировать будущее, то есть старшую дочь в двадцать лет нужно выдать замуж, готовиться к появлению внуков, затем женить сына, сыграть свадьбу. Точно также в государстве. А мы начинаем думать только столкнувшись с проблемой. Не хотелось говорить, но такое произошло в случае с паводками в Карагандинской области. Раньше подобный случай был в поселке Кызылагаш. Вот видите. Владимир Божко говорит, что он не бог и это не в его силах. Все верно, это не в его власти, но события всегда можно предупредить. У нас еще с советских времен сформировалось отношение к руководству не с позиций понимания, сочувствия, а с позиций страха. Нельзя ничего говорить. «Есть проблема? Не говори о ней. У нас все хорошо».

Е.С.: Но вы как коммунисты намереваетесь вернуть эту советсткую власть.

Е.Б.: Я не говорю о возврате советской власти. Если бы советская власть была идеальной моделью государства, то она существовала бы и сегодня. Следовательно, Советский Союз не был идеальным государством. Власть допустила очень много ошибок. Мы не должны совершать подобного. Например, были репрессии. Мы против этого. Все думают, раз советская власть расстреляла Сакена Сейфуллина, коммуниста Алиби Жангельдина, то и мы поддерживаем такую линию. Нет, это не так. Я не могу простить советскую власть, поставившую к стенке казахских деятелей. Да, я коммунист, но коммунистическая идеология зародилась не в Советском Союзе. Сегодня она эволюционировала, и 50 процентов этой идеологии уже непригодны. Поэтому мы должны дополнить ее содержание новыми 50 процентами в духе нового времени. Я не разделяю людей на казахов, русских и других, я ничего не имею против кого-либо, я – один из людей, кто принимает участие в деле установления справедливости в обществе.

Е.С.: Перейдем к вашему следующему постулату. Это интернационализм. Как ты его понимаешь?

Е.Б.: Интернационализм – это нынешняя ассамблея народа. Тут и думать нечего. Мы всегда говорим об этом. В нашей стране проживают представители более 130 наций. Мы как государствообразующая нация, казахская нация…

Е.С.: Но в качестве рядового в составе этих 130 наций вы не ставите вопроса казахского языка…

Е.Б.: Нет, Вы ошибаетесь. Здесь все ошибаются. Интернационализм наряду с равенством всех наций, это высокая ответственность титульной нации страны перед другими. Если мы будем говорить лишь об интересах казахской нации, тогда, поймите, лишь 10% нашей молодежи поймут, что даже если ставить во главу угла интересы казахов, то он все равно должен будет уважительно и доброжелательно относиться к другим нациям, это как добрососедские отношения, и потому мы продвигаем понятие интернационализма, многонациональности для того, чтобы недалекие умом люди понимали, что представители других наций такие же как они, что они и их деды жили здесь, что может быть, их предки внесли более весомый вклад в развитие страны; они должны знать обстоятельства их приезда в эти земли. Говоря об этом, мы формулируем постулат об неисключительности казахов перед другими нациями, но в целом мы как титульная, как государствообразующая нация должны нести гораздо большую ответственность. Мы должны понимать это. Допустим, в нашей стране проживает всего одна нация – казахи. Будем ли мы расти? Конечно. За последние 20 лет наше население выросло на 15 %, это правильный репродуктивный ход…

Е.С.: В свое время руководитель китайских коммунистов Мао Цзэдун провозгласил лозунг «Пусть расцветают сто цветов», однако все «сто цветов» завяли, а лозунг поработал на то, что в результате массовой травли было погублено 40 миллионов человек. Ваш лозунг хорошо звучит, но соответствуют ли ему ваши реальные дела?

Е.Б.: Сегодня мы одна из партий, которые не обладают властью. У нас нет административного ресурса, у нас всего лишь 7 депутатов, есть филиалы на местах. В руководимом мною филиале работают 8 человек штатных сотрудников, также в наших рядах свыше 6 тысяч членов. Разумеется, мы не можем противостоять мощной государственной машине. Но я борюсь не за дестабилизацию в государстве, я не хочу получить Украину или Кыргызстан. Однако в государстве бывают ошибки, а государство это как семья, где отец иногда может ошибаться, и вот тогда мы должны возопить о них.

Е.С.: Какие вопросы поднимались вами?

Е.Б.: Например, по вопросу об изменении пенсионного возраста в сторону увеличения все наши 7 депутатов проголосовали против. Помните? Вам, наверняка, это известно?

Е.С.: Да, да, продолжай.

Е.Б.: Это первый вопрос. Второе, по девальвации мы тоже заявили, что мы против. Разумеется, сейчас общество видит положительные стороны проведенной девальвации. Тогда государство сделало шаг вперед, а мы были против, но сейчас на фоне положения в российской экономике, когда к нам хлынули дешевые товары, нам нужна еще одна девальвация.

Е.С.: Следующий постулат.

Е.Б.: Социальное равенство, социальная ответственность. В Республике Казахстан более 3 миллионов безработных. Вот сейчас как раз когда вы снимаете на видео, следует запомнить следующее. Вот посмотрите, по данным государственной статистики у нас в Казахстане всего лишь 600 тысяч безработных, а я говорю, что у нас их 3 миллиона 200 тысяч. Как это получается? Наше государство утверждает, что у нас 2,7 миллионов человек – самозанятые. Вы сами слышали такое. Кто они? Все думают, что это торговцы на рынке. Нет, они ошибаются. На базарах торгуют частные предприниматели. Они относятся к малому и среднему бизнесу. Самозанятые – это официанты, мойщики авто, толкатели тележек, которые приехали в Алматы в поисках заработка. Это социально незащищенные люди, которые завтра не будут получать пенсию. Теперь добавьте сюда 600 тысяч официальных безработных, получится 3 миллиона 200 тысяч нетрудоустроенных. Это большая армия. С безработицей следует бороться как, например, борятся с наркоманией… Безработца это потенциальный терроризм…

Е.С.: Понятно. Вы назвали факты. Каковы пути решения этой проблемы?

Е.Б.: Можно легко указать пути решения проблемы. Смотрите, пути устранения безработицы: во-первых, наши вузы стали заниматься своеобразным бизнесом, студенту открыто говорят «дорогой, если ты учишься по гранту, принеси справку о том, что ты проходишь практику в каком-нибудь учреждении и в дальнейшем будешь принят туда на работу». Все, кто получил грант на обучение, сдают такие справки. Так у нас делается статистика. Я наблюдал это, оканчивая КазНУ, слышу такие истории от выпускников других университетов. Суть в том, что в результате КазНУ заявляет, что 75 процентов выпускников трудоустроены, а остальные 25 процентов обучались на платной основе и сами решают вопрос. Нужно принуждать… Во всем мире рейтинг развитых вузов определяется по трем критериям: первый — трудоустройство студентов, второй – зарплата на местах работы выпускников, третий — отзывы с места работы этих студентов. Ничего из сказанного у нас не делается. Никто не заинтересован в этом. Это бизнес. Допустим, в вузе обучаются 5 тысяч студентов, и если из 500 выпускников 75-80 процентов, то есть 400 человек не будут трудоустроены, то лицензия вуза должна быть отозвана. Его место должны занять другие университеты.

Е.С.: Следующее.

Е.Б.: Это первое. Второй вопрос, Вы сами говорите, у нас в бизнесе есть ТОО с месячным доходом до 5 миллиардов тенге и всего 3 сотрудниками. Чем они занимаются? ТОО может являться генеральным подрядчиком по протекции дядьки с волосатыми руками, вот он побеждает в тендере, передает объемы субподрядчику, а сам «ловит» миллиарды. Неужели это нельзя взять под контроль?! Для чего у нас финполиция? Она должна надзирать за законностью.

Е.С.: Но это же бизнес.

Е.Б.: Как это бизнес?! Даже если и бизнес, почему в ТОО с доходом свыше 5 миллиардов тенге работает всего 3 человека? Можно же решить это вопрос.

Е.С.: Поехали дальше.

Е.Б.: Третий вопрос. Нужно создавать многовекторную экономику. Мы должны слезть с нефтяной иглы. Нам надо стремиться к этому. Например, возьмем вот эту лампу. У нас есть вольфрам? Есть. Хотя это лампа дневного света, но она вредна для зрения, а мы можем выпускать более полезные лампы. Вчера объявили, что в Кызылорде будет построен стекольный завод. Дорогие мои, его надо было построить двадцать лет назад. Мы все установили у себя китайское стекло, так кому теперь нужет этот завод? Вот видите. Также с обувными фабриками. Давайте развивать легкую промышленность. Это же легко. Ничего сложного. Возьмем Южно-Казахстанскую область. Мы говорим об урбанизации, говорим, что север и юг разделены. Есть же такие разговоры. Ребята, давайте построим в северном Казахстане небольшой завод, цех по выпуску ламп на 2 тысячи человек. Нам это нужно? Нужно. Пусть все государственные органы покупают лампы этого завода. Из этих 2 тысяч работников 1 тысячу нужно привлечь из числа молодежи Южного Казахстана. Нужно поставить такое условие: «Ты работаешь здесь и в случае если женишься на девушке из Северного Казахстана и останешься здесь, а ведь население СКО сокращается, то мы предоставим тебе жилье, перспективу карьерного роста». Должна проводиться большая стратегическая работа. Нельзя ограничиваться рамками студии, публикаций, — нужны реальные действия. Министры должны покончить с просиживанием штанов в своих кабинетах. Если это министр образования, так пусть он встречается с каждым ректором, например, на его месте я бы организовывал встречи с ректорами вузов и ставил вопрос ребром: «Сколько выпускников в этом году – пять тысяч, сколько трудоустроены?» Проще простого. Для этого у нас есть все возможности.

Е.С.: Понятно. Вот вы говорите обо всем этом, а на деле вы сделали что-нибудь?

Е.Б.: Да. В Костанае у нас есть небольшая фабрика «Большевичка», но, конечно же, у нас ограничеснные возможности. В Кызылординской области мы собираемся открыть небольшое месторождение и наладить производство извести. Для этого нужны огромные средства. Мы обратились к государству. У нас запросили бизнес-проект, пообещали выделить средства. Однако как у нас все происходит, они заявляют, что готовы финансировать проект, а сами требуют оформлять все по европейским стандартам. Мои милые, мы еще не пришли к этому. Ну зачем казахам евростандарты, достаточно обязательства купить пятьдесят голов скота и увеличить его в следующем году до ста голов. Пойди и посмотри его овчарню, пастухов, пруд и пастбище и выдели деньги. Здесь не нужно глубоких познаний…

Е.С.: Понятно, понятно. С некоторыми твоими тезисами можно согласиться, а с некоторыми — категорически нет. Однако в вашей партии 90 тысяч членов, и если такие молодые люди будут проводить коммунистическую идеологию, тогда появятся все основания утверждать, что в Казахстане будет определенное равновесие. Сегодня гостем нашей студии был коммунист, политолог, историк Ельнур Бейсенбаев. Огромное Вам спасибо. До следующих встреч.

Е.Б.: Спасибо.

Новости партнеров

Загрузка...