GlobalPost‎: Постсоветская Центральная Азия поднимает тревогу по поводу вербовки ИГ

Точных сведений о том, сколько людей из пяти бывших советских центрально-азиатских государств в настоящее время воюет на Ближнем Востоке, не имеется, но Международная кризисная группа утверждает, что численность тех, кто отправился в Сирию и Ирак с 2011 года, варьируется в пределах 2000-4000. Критики говорят, что центрально-азиатские правительства используют нахождение ИГ в центре международного внимания для оправдания репрессии в отношении религиозных групп, подрывающих облагороженную версию ислама, которую они продвигают

Издание GlobalPost‎ опубликовало со ссылкой на информационное агентство AFP статью под названием “Ex-Soviet Central Asia raises alarm over IS recruitment” — “Постсоветская Центральная Азия поднимает тревогу по поводу вербовки ИГ”.

Исламское Государство

В ней говорится так: “Фаррух Шарифов, 25-летний таджик, раскаявшийся после вступления в группу Исламское Государство в Сирии, говорил тихо в то время, когда он выступал в набитом журналистами и полицией помещении в своей родной центрально-азиатской стране.

“Сотни и сотни молодых людей из стран Центральной Азии отправляются на войну в Сирии”, — предупредил Шарифов в ходе пресс-конференции, созванной недавно авторитарным правительством Таджикистана.

Несколько дней спустя, появились сообщения, в которых говорилось о том, что высокопоставленный командир полицейских сил присоединился к джихадистам на Ближнем Востоке. Такая информация еще больше усилила тревогу касательно потенциального проникновения Исламского Государства в страну с 8-миллионным населением, где мусульмане составляют большинство.

Постсоветский Таджикистан, где на денежные переводы от мигрантов, работающих в России, приходится почти половина валового внутреннего продукта, является беднейшей из пяти бывших коммунистических республик в Центральной Азии.

Шарифов, который вернулся домой 6 мая после побега из рядов Исламского Государства, сказал о наличии у группы своих видов на регион, вторя предупреждениям президента Эмомали Рахмона, которые выставляют исламский радикализм в качестве главной проблемы страны.

Эмиссары из группы ИГ, которую Шарифов осудил как “неисламскую” и “злонамеренную”, стремятся, по его словам, “пустить пламя войны в направлении бывших советских стран”.

Точных сведений о том, сколько людей из пяти бывших советских центрально-азиатских государств в настоящее время воюет на Ближнем Востоке, не имеется, но Международная кризисная группа (International Crisis GroupICG) утверждает, что численность тех, кто отправился в Сирию и Ирак с 2011 года, варьируется в пределах 2000-4000.

Таджикистан, представители которого сообщают о 386 своих гражданах, живущих в этих двух странах, повел наступление на исламизм у себя на территории, при этом некоторые обвиняют его власти в том, что те заходят слишком далеко.

Правительство предлагает амнистию покаявшимся, покинув ряды ИГ, людям и проводит против этой группы агрессивную кампанию в СМИ.

На улице власти даже насильно сбривают бороды мужчинам, накладывая ограничения на ежегодное паломничество хадж и проводя агитационную кампанию против хиджаба.

“Похоже на то, что появление перед СМИ было частью связанной с Шарифовым сделки о признании вины”, — сказал Эдвард Лемон, исследователь из Университета Эксетера, отслеживающий таджикских боевиков на Ближнем Востоке.

Изощренная пропаганда

Страхи множатся, поскольку министерство внутренних дел совсем недавно подтвердило то, что командир сил специального назначения Гулмурод Халимов отсутствует с начала месяца.

Ссылаясь на источники в службах безопасности, таджикские СМИ утверждают, что он и несколько других лиц покинули страну с тем, чтобы воевать за ИГ, после распространения идей этой группы среди друзей и подчиненных.

“Он не был на службе с начала мая, — сказал пресс-секретарь информационному агентству AFP. – Мы не знаем, жив он или нет, или где он находится”.

Шарифов утверждает, что он был завербован бывшим одноклассником, который “заявил о своей любви к нему” через российскую социальную сеть “Одноклассники”.

Источники, близкие к Халимову, сообщили местным СМИ о том, что он прочесал Интернет в поисках информации о группе и ее тактике.

Группа ИГ ранее выпустила кадры, имеющие целью показать взрослых и маленьких рекрутов из Центральной Азии.

Один мальчик, назвавшийся Абдуллой из Казахстана, был показан в январском клипе, по-видимому, осуществляющим казнь двух предполагаемых российских шпионов.

Группа ИГ представляет собой “новую угрозу” региону”, сказала директор Центрально-азиатского проекта Международной кризисной группы Дейрдре Тайнан.

“Их пропагандистские материалы являются более изощренными, и у них имеется больше каналов для охвата центрально-азиатских людей самого разного происхождения”, — добавила она.

Сведение счетов

Критики говорят, что центрально-азиатские правительства используют нахождение ИГ в центре международного внимания для оправдания репрессии в отношении религиозных групп, подрывающих облагороженную версию ислама, которую они продвигают.

По всему региону власти принялись запрещать веб-сайты и блокировать социальные сети, рассматриваемые как содействующие делу ИГ.

Туркменистан и Узбекистан фигурируют среди элитной группы считающихся нарушителями религиозных свобод и вызывающих в таком качестве “особую озабоченность” стран в годовом отчете, подготовленном Госдепартаментом США.

Узбекистан использовал государственного производства документальные фильмы для того, чтобы позорить тех граждан, которые, по утверждению властей, были арестованы за попытку присоединиться к ИГ и предпринять террористические акты на родине.

В соседнем Кыргызстане полиция в феврале арестовала Рашота Камалова, известного имама, открыто критиковавшего правительство, за побуждение присоединиться к джихадистам в Сирии. Такие обвинения правозащитные группы оценивают как сфабрикованные.

Но аналитики в Таджикистане, который на прошлой неделе приговорил 19 человек к тюремному заключению по обвинениям в экстремизме на срок от 9,5 лет до 17,5 лет, сказали о том, что население уязвимо перед соблазном вербовщиков ИГ.

“К сожалению, наша страна переживает переходной период при уровне бедности, составляющем около 32 процентов, — сказал Худоберди Холикназар, директор Центра стратегических исследований при президенте Республики Таджикистан, выступая на “круглом столе” в этом месяце. — Различные силы используют высокий уровень безработицы для того, чтобы поймать в ловушку наших людей финансовыми соблазнами”.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...