Курсовые фокусы Национального банка Казахстана

Казахстанские монетарные власти не перестают удивлять. В прошлую среду Национальный банк расширил валютный коридор. Причем сделал он это в сторону значительного ослабления национальной валюты против доллара США. Тем самым главный банк страны дал понять о своей готовности не мешать и дальше девальвироваться тенге. Но только не одномоментно, а постепенно, и до определенного уровня

Алматы. 20 июля. КазТАГ — Сергей Зелепухин. Казахстанские монетарные власти не перестают удивлять. В прошлую среду Национальный банк расширил валютный коридор. Причем сделал он это в сторону значительного ослабления национальной валюты против доллара США. Тем самым главный банк страны дал понять о своей готовности не мешать и дальше девальвироваться тенге. Но только не одномоментно, а постепенно, и до определенного уровня.

Буквально через два дня после того, как на сайте КазТАГ была опубликована статья “Почему Нацбанк тратит миллиарды долларов на поддержку тенге?”, 15 июля казахстанские монетарные власти внесли корректировку в курсовую политику, расширив коридор обменного курса со 185 +3/-15 тенге за доллар до 185 +13/-15 тенге. Другими словами главный банк дал однозначный сигнал рынку, что в случае объективных предпосылок он не станет сопротивляться дальнейшей девальвации нацвалюты от центрального значения в 185 тенге примерно еще на 7%.

казахстан девальвация

Как в воду глядели

Для лучшего понимания напомним читателям, о чем говорилось в названной публикации. Проанализировав статистические выкладки Национального банка по платежному балансу Казахстана за прошлый год и за I квартал текущего, мы указали на то, что главный банк за это время потратил почти $5 млрд своих золотовалютных резервов для покрытия отрицательного сальдо по балансу платежей республики, тем самым удержав нацвалюту от очередного витка девальвации.

Главный же вывод статьи заключался в том, что, во-первых, в ситуации низких цен на нефть и значительного ослабления рубля, причем на фоне негативных тенденций в экономиках еврозоны и Китая, объективные предпосылки для девальвации тенге созрели уже давно, вопреки всем успокоительным заявлениям чиновников на эту тему.

Во-вторых, в публикации предполагалось, что в этих условиях Нацбанк будет либо дальше тратить свои резервы на поддержку нацвалюты, либо пойдет на очередную, как политкорректно выражаются в главном банке, корректировку обменного курса.

В конце публикации указывалось, что для реализации последнего варианта не хватает лишь субъективного фактора, а именно политической воли властей. При этом не исключалось, что она может появиться уже в самое ближайшее время.

И вот прошло два дня после выхода статьи, и Нацбанк, и его глава Кайрат Келимбетов делают заявление о переходе к новому валютному коридору.

Сомнительные аргументы Нацбанка

Так какие доводы в пользу своего решения приводит главный банк страны? В его специальном пресс-релизе от 15 июля говорится, что изменение валютного коридора принято “в целях продолжения политики более гибкого и плавного курсообразования в рамках перехода в среднесрочной перспективе к инфляционному таргетированию и принимая во внимание тот факт, что обменный курс тенге по отношению к доллару США практически достиг верхней границы валютного коридора”.

При этом монетарные власти полны уверенности в правильности выбранной политики: “Как показала практика, режим валютного коридора оказался наиболее оптимальным и прагматичным для обеспечения стабильности национальной валюты и финансовой системы страны в период высокой волатильности и неопределенности валютных курсов развивающихся стран и мировых цен на нефть, которые особенно остро проявились во втором полугодии 2014 года и послужили причиной формирования девальвационных ожиданий в экономике Казахстана”.

Далее в сообщении указывалось, что улучшение внешнеэкономической ситуации позволили Нацбанку начать в конце прошлого года “переход к более гибкому и плавному изменению обменного курса тенге в пределах границ установленного валютного коридора без допущения его резких колебаний”.

Исходя из того, что политика более гибкого и плавного курсообразования в рамках валютного коридора позволила в первом полугодии текущего года значительно улучшить внешнюю конкурентоспособность национальной экономики и обеспечить определенный запас прочности, Национальный банк намерен продолжить реализацию такой политики и во втором полугодии 2015 года”, — подчеркивалось в пресс-релизе.

Видимо, парируя возможные предположения о том, не станет ли новый валютный коридор прологом перехода к режиму свободноплавающего курса, Национальный банк подчеркнул, что планирует перейти к нему (к этому режиму) не ранее 2017 года.

Новой девальвации быть?

Конечно, новый валютный коридор еще не очередная девальвация. Однако повышение только его верхней границы, то есть в сторону возможного ослабления тенге, причем не на 3, как это было ранее, а сразу на 13 тенге, говорит о том, что Национальный банк при неблагоприятных условиях готов допустить очередную более значительную девальвацию, чем при прежнем коридоре. Но только не в виде холодного душа, то есть неожиданно для населения и одномоментно, а вполне предсказуемо и постепенно.

При этом вызывает недоумение утверждение Нацбанка о том, что политика нового валютного коридора позволит “существенно снизить риск накопления девальвационных ожиданий в экономике, не допустить формирования на внутреннем валютном рынке давления на обменный курс тенге и, тем самым, избежать необходимости вынужденного проведения резкой одномоментной корректировки, как это было в 2009 и 2014 годах”.

В первую очередь бросается в глаза алогичность этого тезиса. Ведь если Нацбанк увеличивает только верхнюю границу коридора, причем сразу на 13 тенге до 198-ми, то как сам этот факт может “существенно снизить риск накопления девальвационных ожиданий в экономике, не допустить формирования на внутреннем валютном рынке давления на обменный курс тенге и, тем самым, избежать необходимости вынужденного проведения резкой одномоментной корректировки, как это было в 2009 и 2014 годах”?

Наоборот: расширение валютного коридора в сторону возможной девальвации тенге на 7% существенно увеличивает риски накопления девальвационных ожиданий, усиливает давление на обменный курс и создает предпосылки в случае серьезных атак на тенге со стороны валютных спекулянтов для “резкой одномоментной корректировки”. Более того, это дает мощный стимул для дальнейшей долларизации экономики.

Сказали “А”, но не сказали “Б”

В тоже время весьма примечательно выглядит утверждение монетарных властей о том, что “долгосрочный тренд обменного курса тенге будет формироваться на основе фундаментальных внутренних и внешних макроэкономических факторов”. “Это означает, что изменения обменного курса могут происходить как в сторону ослабления, так и в сторону укрепления, что будет определяться ситуацией в мировой экономике и на внутреннем валютном рынке”, — отмечалось в сообщении главного банка.

Примечательно в этом то, о чем Нацбанк умолчал. А именно то, что ситуация в глобальной экономической системе продолжает развиваться под воздействием негативных тенденций для Казахстана. Напомним, что это и долговые проблемы в еврозоне, и замедление роста китайской экономики, и неблагоприятные экономические перспективы России, и меры бюджетной экономии казахстанского правительства. К этому следует прибавить неплохие шансы Ирана по возвращению на глобальные рынки “черного золота” после достижения договоренностей по его ядерной программе.

Все это говорит о том, что возможности казахстанских властей использовать основной источник поступления валютной выручки в страну — нефть — будут крайне ограниченными, что, несомненно, продолжит создавать предпосылки для движения тенге в сторону верхней границы нового валютного коридора. Проще говоря, для девальвации нацвалюты. А вот скорость этого движения будет определять Нацбанк, проводя или нет валютные интервенции.

От одномоментных обвалов к постепенному ослаблению

Кстати, то, что девальвационные риски для Казахстана остаются высокими, признают в Moody’s Investors Service. Согласно центральному сценарию международного рейтингового агентства, опубликованного в его отчете “Banks in CIS feel pinch from Russia downturn and low oil prices”, девальвация тенге к концу 2016 года достигнет 20%.

Посмеем предположить, что этого не произойдет. А не произойдет по той простой причине, что Нацбанку, в частности и власти в целом, для сохранения социальной стабильности, как воздух, нужно реабилитироваться в глазах казахстанцев и вернуть их доверие после двух девальвационных прыжков в 2009 и 2014 годах.

Скорее всего, монетарные власти пойдут на постепенное ослабление нацвалюты до верхней границы нового валютного коридора. Как говорится, и на этом спасибо, что предупредили.

Причем этот процесс не обязательно будет ограничен по времени этим годом и происходить исключительно в девальвационном тренде. Не исключены и временные движения обменного курса тенге в противоположную сторону. Например, в налоговые периоды.

Однако, в конечном счете, объективно, все будет зависеть от ситуации на мировых рынках нефти и от поведения российской валюты, а субъективно от желания властей и возможностей Нацбанка поддерживать объявленный коридор.

В общем, поживем — увидим.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...