Казахстанский бизнес: дожить до рассвета смогут не все

Реакция на замедление экономического роста в Казахстане неоднозначная. Частные компании пытаются сохранить производство и готовы к снижению зарплат, не видя иного выхода. Государственные же сокращают новые проекты и инвестиции в них. Секвестрируют неохотно и лениво, почти не касаясь административных расходов. Такой диаметрально противоположный подход уже скоро может подточить финансовые основы квазигосударственного сектора

В прошлом году ВВП Казахстана рухнул так, что мало не показалось. С 2010 года это был самый низкий показатель – всего 4,3%. В этом году он обвалится еще больше. РА Moody’s прогнозирует всего плюс 1,5%. Чуть с большим оптимизмом на экономику Казахстана смотрит Азиатский банк развития – по его мнению, прирост составит 1,9%. Главный анти-драйвер – низкие цены на нефть, которые не дают того наполнения бюджету, которое было раньше. Свое негативное влияние оказывают и торговые партнеры, в первую очередь, Россия, которая обложена западными санкциями. Неизвестно, как долго продлится эта ситуация, насколько глубоким окажется погружение в кризисную пучину. Но то, в каком состоянии окажется национальная экономика через полгода-год-два, конечно, зависит от сегодняшних антикризисных мер.

казахстанская экономика

«Спросите одобрения у профсоюза…»

Казахстану труднее других стран. Потому что основная часть экономики – это нефтянка. Несмотря на различные госпрограммы, амбициозные планы по реформированию, годы ожиданий, положительного эффекта казахстанцы так и не дождались. Желанной диверсификации не произошло. И кризис нефтяных цен – ведь никто не надевал розовые очки, никто не исключал того, что такое возможно (другое дело, что не особенно верилось), – произошел на самом деле, чему мы являемся живыми свидетелями. Но проблема в том, что не только нефтяной рынок просел – просели практически все сырьевые рынки, куда направлены все наши экспортные потоки.

О том, что отечественный бизнес находится в цейтноте, недавно заявил Аблай Мырзахметов, председатель правления Национальной палаты предпринимателей «Атамекен». По его данным, на АрселорМиттал Темиртау возможно сокращение персонала около 10 тыс. человек. Схожая ситуация в Соколовско-Сарбайском горно-обогатительном производственном объединении, где возможно сокращение персонала в 12 тыс. человек. Более того, по его информации, на 313 предприятиях в связи со спадом производства сокращен 3861 человек, уволены 4040 человек, переведены на неполный рабочий день 7112 сотрудников, отправлен в отпуска без сохранения заработной платы 2051 человек, с 50-процентной оплатой заработной платы – 2039 человек. По сравнению с февралем 2014 года количество проблемных предприятий возросло в 3 раза (с 106 до 313), численность сокращенных и уволенных работников увеличилась в 4,8 раза (с 1631 до 7901), число работников, вынужденно переведенных на гибкий режим работы, увеличилось в 1,7 раза (с 6406 до 11 202).

Если небольшие компании более гибки в своей финансовой и кадровой политике, то крупным предприятиям, особенно, частным, очень сложно лавировать в условиях практически командной экономики. Наглядный пример – металлургический гигант АрселорМиттал Темиртау. Руководство компании решило снизить зарплаты и уже несколько месяцев бьется за это, надеясь в итоге сохранить 1) квалифицированных рабочих, 2) производство. Но им говорят: знаете, ребята-иностранные-управляющие, а у нас надо сначала спрашивать профсоюз, разрешит он срезать зарплаты или нет.

И вот руководство принимает на себя вызов. Приказ о сокращении фонда оплаты труда в «АрселорМиттал Темиртау» вступит в силу 4 сентября 2015 года. Таким образом, будет сокращена сентябрьская зарплата, подлежащая выплате в октябре, написал в своем блоге генеральный директор АО «АрселорМиттал Темиртау» Виджай Махадеван.

Менеджеру приходится доказывать правильность следующего своего шага на встречах с сотрудниками компании, ключевыми заинтересованными сторонами компании, журналистами.

У него правда топ-менеджера: «На прошлой неделе мы ввели в работу доменную печь № 2, остановленную на ремонт после пожара, произошедшего в июне. Благодаря работе трех доменных печей мы планируем произвести 300 тысяч тонн чугуна в августе месяце. Это, конечно, хорошая новость, но из-за крайне неблагоприятной ценовой конъюнктуры, неконкурентоспособных цен на сырье и высоких издержек производства, даже работающие на полную мощь агрегаты не смогут сделать предприятие прибыльным. Мы продолжаем терпеть убытки, и именно поэтому, вынуждены предпринимать действенные меры, направленные на повышение конкурентоспособности наших предприятий».

Приказ есть, а «добро» профсоюзы не давали. На эти переговоры руководство предприятия отводит ни много ни мало – четыре недели. Переговоры, видно, будут трудные, и на кону не только будущее черной металлургии Казахстана, но и будущее семей тех, кто работает на производстве…

Модель поведения исполнительной власти в турбулентных условиях вообще трудно поддается пониманию. Например, сейчас для многих производственных компаний встает вопрос выживания, акиматы вспоминают о некогда заключенных «меморандумах стабильности». Этим компаниям скорее прикажут долго жить, чем нарушать свои вынужденные обязательства!

В параллельном мире

В то же время совершенно иначе развиваются события в квазигосударственных компаниях.

Пример первый. Когда решения принимаются без оглядки на профсоюзы и вообще на законы страны.

Так, работники локомотивного завода в Астане, открытого шесть лет назад и названного прорывным производством, жалуются во все инстанции (генеральную прокуратуру, уполномоченному по правам человека, в федерацию профсоюзов etc) на сокращение зарплат и кризис на предприятии: их продукция не продается, так как «двигатель локомотива не соответствует евростандарту». Отсюда все проблемы: не выплачиваются квартальные и годовые премии согласно коллективному договору, сокращаются часы и, соответственно, зарплата, из-за чего увольняются квалифицированные работники. По состоянию на 10 июня этого года, говорится в обращении рабочих, с предприятия уволилось 87 человек, 210 работников оставили работу в 2014 году. Эту информацию частично подтверждают в материнской компании – АО «Казахстан темир жолы». Только делают несколько важных уточнений, среди которых это: на заводе было решено ввести режим неполного рабочего времени для всех работников «в целях сохранения коллектива для решения задач будущих периодов», при этом ни один из работников не был сокращен.

Пример второй. Когда стремятся сохранить рабочие места и зарплаты, несмотря на отсутствие заказов и пикирующие производственные показатели.

Не так давно аким Мангистауской области Алик Айдарбаев, выступая в местном маслихате, в целом обрисовал нелучшее положение дел в нефтяной сфере и заявил: «Самым основным на сегодня для нас является вопрос сохранения занятости в нефтегазодобывающих компаниях области. Как известно, в связи с падением цены на нефть сегодня у нефтяных предприятий региона складываются убытки, что может повлечь значительное высвобождение работников самих компаний и их основных подрядчиков». И далее: «Для недопущения негативной социальной ситуации мы просили ускорить принятие решения по дальнейшему снижению налоговой нагрузки нефтяным компаниям, а именно, снизить ставку экспортной таможенной пошлины (ЭТП) до нуля».

Логика чиновника такова: чтобы сохранить все рабочие места, надо найти другой источник расходов, который можно безболезненно убрать для блага ненужных по сути в данное время работников. Ну и что, что бюджет недополучит солидные суммы, зато работнички, ныне фигурально прохлаждающиеся за высокую зарплату, будут по-прежнему зафрахтованы…

Финансовое состояние многих квазигосударственных предприятий ухудшается с пугающей скоростью, их убытки растут, а антикризисного реагирования нет. Нефтяную отрасль можно и не брать – она уже находится в цейтноте. А вот, казалось бы, благополучный сектор – энергетический. АО «KEGOC» – системный оператор единой электроэнергетической системы Казахстана – опубликовало неконсолидированные финансовые результаты за первое полугодие 2015 года. Результаты не вдохновляющие: во 2 квартале 2015 года KEGOC получил убыток в размере 3,376 млрд. тенге в сравнении с прибылью в размере 7,766 млрд. тенге в аналогичном периоде прошлого года. Реальность такова: себестоимость не меняется, выручка увеличивается, а финансовые результаты компании уходят в минус. Вместо того, чтобы адекватно реагировать на кризис, компания увеличивает административные расходы на 88% по сравнению с аналогичным кварталом 2014 года!

Очевидно, что в Казахстане квазигосударственные компании имеют некий картбланш, они существуют словно вне правового поля – всегда действуют так, как считают нужным. В одних случаях они могут попирать права работников, в других – словно не замечают кризисных явлений и считают возможным содержать армию менеджеров и работников, выплачивая ей фактически не заработанную плату.

«Сэкономим немножко…»

До недавнего времени крупные холдинги и национальные компании Казахстана излучали оптимизм, в голос твердя о том, что не намерены снижать уровень зарплат и сокращать штат сотрудников. В лучшем случае, например, как в нацкомпании «Казахстан темир жолы» говорили об оптимизации расходов, да и то, без конкретных финансовых выкладок, что наводит на мысль о чисто формальном обещании.

И вот новость прямо с информационной ленты. АО «Самрук-Казына» планирует сократить текущие расходы группы компаний на 405 млрд. тенге в целях экономии! Общие административные расходы будут сокращены на 55 млрд. тенге, капитальные вложения – на 18%, или на 235 млрд. тенге.

«Инвестпрограммы: сокращаются, приостанавливаются, на длительный срок откладываются некоторые проекты, которые находятся вне активной фазы реализации, и которые не влияют на темпы роста нашей инвестиционной деятельности. Например, строительство сетей автозаправочных станций по «КазМунайГазу» мы решили отложить, потому что на сегодня такой потребности нет», – сообщил главный директор по развитию бизнеса – член правления АО «Самрук-Казына» Берик Бейсенгалиев.

Что вдруг заставило «второе» правительство Казахстана критическим взглядом посмотреть на свои текущие расходы? Неужели оно наконец ощутило приближение реального кризиса? Увы. Ответ носит чисто политический характер: к такому решению ФНБ сподвигло требование главы государства, который недавно заявил о необходимости экономии средств в связи с нестабильностью в мировой экономике!

Речи о сокращении штатов или оптимизации зарплатных фондов ни в центральном аппарате, ни в многочисленных «дочках», заметьте, пока не идет…

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...