До чудовищной девальвации тенге мигранты в Алматы чувствовали себя нормально

30,7% людей, переселившихся в мегаполис за последние 15 лет, владеют в южной столице собственным жильем. Круглый стол «Внутренняя миграция в г. Алматы: по результатам социологического исследования» прошел в Исследовательском институте международного и регионального сотрудничества (ИМиРС) при КНУ

Социологическое исследование «Внутренняя миграция в г. Алматы», проведенное при поддержке ИМиРС при Казахстанско-немецком университете и Фонда Фридриха Эберта, подробно осветило миграционную проблематику в крупнейшем городе Казахстана. Однако из-за того, что сбор материала осуществлялся летом, то есть до глубокой девальвации тенге в августе-ноябре, собранные в исследовании сведения теперь стали историческим, а не социологическим фактом. Что-то вроде социально-экономического самочувствия населения СССР до 22 июня 1941 года. Тем не менее, материал оказался очень интересным и развенчивающим массу стереотипов и мифов.

В самом усредненном образе мигрант в Алматы – это этнический казах или казашка в возрасте 18-29 лет, казахоязычные, из ЮКО (Южно-Казахстанская область), мусульмане, с высшим образованием, считающие свой уровень доходов высоким. С докладом «Портрет мигрантов в г. Алматы и проблемы их адаптации» выступила Мадина Нургалиева, руководитель представительства КИСИ в Алматы.

внутренняя миграция рк

Разумеется, более полная картина прибывших в мегаполис за последние 15 лет куда более сложная и пестрая. Например, сам факт, что по потоку миграции в Алматы на первом месте стоит ЮКО вызывает у специалистов вопросы. Елена Садовская, эксперт по вопросам миграции, поинтересовалась у авторов исследования, как Алматинская область по количеству мигрантов с 13,4% оказалась на третьем месте, уступив Южно-Казахстанской (21,8%) и Жамбылской (14,8%). Дело в том, что по миграционным канонам люди стараются перемещаться на короткие расстояния и исходя из этого логично было бы увидеть другой расклад.

Секрет кроется в изменениях административно-территориального устройства. Если бы не последние фазы расширения Алматы, за счет которых появились Алатауский и Наурызбайский районы, а «старые» административные районы получили существенные прибавления территории с населением, то Алматинская область реально стояла бы на первом месте среди доноров миграции для южной столицы.

В этническом разрезе мигрантов на казахов приходится 79,6% новых жителей мегаполиса, русские составляют 10,7%, узбеки – 5%. По вероисповеданию пальма первенства у ислама – 88%, «серебряная медаль» у христианства – 9,6%. Атеистами себя позиционировали всего 1,7% респондентов и 0,7% пришлось на категорию «другое».

Юрий Булуктаев, главный научный сотрудник КИСИ, ситуацию с миграцией в Алматы называет угрозой «мальтузианской ловушки». Это когда город не справляется с ростом населения в обеспечении его ресурсами (жилье, работа, вода, электричество, земля, трафик). Сами ресурсы при этом дорожают. Данный момент становится еще более очевидным в свете роста потребностей горожан. Остро стоит проблема узаконения самовольно построенного жилья.

«Нельзя причесывать мигрантов под одну гребенку», – подчеркнула г-жа Нургалиева. Одни приехали в Алматы для того, чтобы жить еще лучше, другие от безысходности, поскольку в месте прежнего проживания не было ни работы, ни зарплаты. При этом шкала качества жизни у приезжих заведомо ниже, чем у алматинцев. Также она отметила, что становясь более казахоязычным, мегаполис трансформируется в более дружелюбный для мигрантов населенный пункт. Соцопрос свидетельствует, что 63,7% новых жителей южной столицы общаются на казахском языке, 30,3% на русском и только 4% являются билингвами. 2% общаются на других языках.

внутренняя миграция рк

«Алматы – город для зарабатывания денег», – указала Светлана Петренко, доцент КНУ. Ее доклад назывался «Социальное и психоэмоциональное самочувствие мигрантов». Если в общем исследовании было опрошено 300 мигрантов из всех административных районов Алматы, то выборка по глубинному интервью составила 20 человек. 74% мигрантов считают, что их социальное самочувствие после переезда в мегаполис улучшилось. Рабочие места новых жителей сильнее зависят от сезонности (многие заняты в строительстве и ремонте жилья). Был и такой ответ: «Мне не то, что в кино не на что пойти, я сейчас думаю о том, где мне сегодня ночевать».

Участников дискуссии несколько удивил низкий протестный потенциал мигрантов, который продемонстрировало социологическое исследование. Мадина Нургалиева объяснила подобный эффект на следующем примере. Дома человек зарабатывал 9 тысяч тенге в месяц, на стройке в Алматы он получает 90 тысяч. Десятикратный рост заработной платы вызывает не совсем такие же позитивные чувства, как у алматинца при скачке с 90 до 900 тысяч, однако психологические моменты во многом близки.

Одним из самых неожиданных результатов стало то, что 30,7% мигрантов имеют в Алматы собственное жилье. Данная цифра во многом коррелирует с тем, что 28% приехавших в южную столицу на прежнем месте жительства ничего не беспокоило. Вместе с тем проблема жилья для мигрантов в мегаполисе находится на втором месте. Первое место занимают «финансовые проблемы».

Одним из серьезных барьеров на пути адаптации в Алматы мигранты называют институт прописки (регистрации). Юрий Булуктаев разделяет мнение, что более половины мигрантов в мегаполисе живут без регистрации. Сюда не входят участники маятниковой миграции – например те, кто из Илийского района Алматинской области утром едет в южную столицу на работу или учебу, а вечером возвращается назад.

«Приезжие широко используют нерыночные механизмы адаптации», – указала Валентина Курганская, специалист по миграции. В свете «поломки» большинства социальных лифтов возрастает роль архаичных и криминальных связей.

Булат Султанов, директор ИМиРС, сообщил, что по данным ДВД Алматы, более половины преступлений в мегаполисе совершают приезжие (одна треть приходится на безработных). Однако по социологическим меркам больше половины жителей Алматы являются мигрантами, поэтому общий уровень криминала среди горожан довольно ровный. Что касается рекомендаций властям, то ученые однозначно выступают за компетентное регулирование властями процессов внутренней миграции.

Леся Каратаева, главный научный сотрудник представительства КИСИ в Алматы, выразила сожаление, что соцопрос не дает ответа на вопрос, какой по счету точкой миграции выступает южная столица для респондентов. Мадина Нургалиева в этом плане смогла сообщить лишь то, что 18% участников исследования потенциально готовы поменять место жительства и уехать из Казахстана вообще.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...