Nikkei Asian Review: Растущий юань, слабеющий рубль

Таджикистан и Китай в сентябре подписали двустороннее своповое соглашение на 3 миллиарда юаней ($472 миллиона). Казахстан продлил действие своповой линии на 7 миллиардов юаней, изначально предоставленной в 2011 году. Аналогичным образом поступила Монголия, расширившая свою линию с 10 миллиардов до 15 миллиардов юаней. Однако нелегко будет трейдерам полностью отказаться от доллара США, который, вообще говоря, продолжает оставаться предпочтительной валютой при осуществлении трансграничных торговых расчетов

Издание Nikkei Asian Review опубликовало переданную из Алматы аналитическую статью Джакопо Деттони под названием «Rising yuan, waning ruble» — «Растущий юань, слабеющий рубль».

Растущий юань, слабеющий рубль

В ней говорится так: «Регенерация древнего Шелкового пути оказывает содействие усилиям Пекина по повышению международного имиджа юаня.

В то время как Китай совершает марш на запад, «доля [юаня] в торговле, финансировании, инвестировании, финансовых транзакциях и золотовалютных резервах, несомненно, будет расти при условии, что мы приложим больше усилий к тому, чтобы повысить удобства и снизить издержки перехода», говорится в недавнем отчете Международного валютного института пекинского университета Жэньминь.

Россия также стремится к тому, чтобы сделать рубль валютой выбора для трансграничных сделок по всему своему Евразийскому экономическому союзу. Однако ее амбиции вызывают вопросы постольку, поскольку рубль потерял почти половину своей стоимости по отношению к доллару, и это подрывает его способность обеспечивать валютную стабильность.

Снижение курса рубля, а также эффект домино, который оно произвело на центрально-азиатские валюты, служат хорошим предзнаменованием для Пекина.

Пограничный блюз

«Тенге? Плохо, плохо», — говорил на ломаном русском языке о казахстанской валюте китайский торговец в Хоргосе в конце 2014 года. Годом позже, юань в качестве валюты выбора получил хождение среди казахстанских покупателей в указанной беспошлинной зоне на границе с Китаем.

Тенге по отношению к доллару обесценился на 82 процента с конца 2013 года. Казахский Национальный банк девальвировал валюту в феврале 2014 года, а затем в августе нынешнего года он полностью отказался от фиксированной привязки ее курса к доллару. Недостатки центрального банка привели к отправлению его председателя Кайрата Келимбетова в отставку 2 ноября.

Такая неустойчивость вымостила Народному банку Китая путь к постепенному введению юаня в действие посредством заключения соглашений о свопах со своими центрально-азиатскими партнерами и путем представления им «подушки ликвидности».

Таджикистан и Китай в сентябре подписали двустороннее своповое соглашение на 3 миллиарда юаней ($472 миллиона). Казахстан продлил действие своповой линии на 7 миллиардов юаней, изначально предоставленной в 2011 году. Аналогичным образом поступила Монголия, расширившая свою линию с 10 миллиардов до 15 миллиардов юаней.

Центральный банк Кыргызстана находится на продвинутой стадии переговоров относительно своего собственного свопового соглашения.

Однако нелегко будет трейдерам полностью отказаться от доллара США, который, вообще говоря, продолжает оставаться предпочтительной валютой при осуществлении трансграничных торговых расчетов.

 «Платежи в юанях или [кыргызских] сомах сделаются более прозрачными и легче отслеживаемыми. В результате фискальные органы получат возможность лучше контролировать деньги, входящие в банковскую систему и уходящие из нее», — сказал в октябре изданию Nikkei председатель кыргызского Национального банка Толкунбек Абдыгулов. — Но трейдеры все еще колеблются. Сейчас они работают на основе наличных денег, производя торговые расчеты в долларах, и это значительно облегчает им дело в плане сокрытия [доходов]».

Пекин может использовать свое растущее экономическое влияние в странах, расположенных вдоль экономического пояса Шелкового пути, для преодоления препятствий, которые замедляют интернационализацию юаня.

Китай является главным импортером товаров вышеуказанных стран, так что он находится в весьма выгодном положении в плане оказания содействия утверждению юаня в качестве валюты, наилучшим образом подходящей для оценивания таких продуктов. Кроме того, Пекин планирует инвестировать миллиарды в регионе, «[юань], несомненно, должен быть ключевой валютой в инфраструктурном финансировании», сказано в докладе вышеназванного Международного валютного института.

Китайские государственные банки углубляют свое присутствие в Центральной Азии, а китайские компании расширяют свою деятельность в регионе. В Казахстане, позиционирующем себя как финансовые ворота, действуют притягивающие к себе внимание подразделения Промышленного и коммерческого банка Китая и Банка Китая, которые предлагают широкий спектр банковских продуктов, деноминированных в юанях».

Укреплению роли юаня в регионе способствуют также партнерские связи, которые китайская платежная система UnionPay устанавливает с рядом крупнейших банков Казахстана».

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...