Почему казахстанская экономика попала в шторм?

В последнее время на информационном поле заметно активизировался Национальный банк. Судя по сообщениям пресс-службы регулятора и заявлениям его представителей, в ухудшающейся экономической ситуации главный банк страны все больше беспокоит устойчивость банковской системы Казахстана, сохранность средств ЕНПФ и стабильность национальной валюты

Алматы. 21 декабря. КазТАГ — Сергей Зелепухин. В последнее время на информационном поле заметно активизировался Национальный банк. Судя по сообщениям пресс-службы регулятора и заявлениям его представителей, в ухудшающейся экономической ситуации главный банк страны все больше беспокоит устойчивость банковской системы Казахстана, сохранность средств ЕНПФ и стабильность национальной валюты.

На это указывают возобновление Нацбанком интервенций на валютном рынке, его решение вкладывать пенсионные накопления исключительно в государственные бумаги и намерение изменить пруденциальное регулирование финансов.

Об этом в канун Дня независимости рассказал некоторым СМИ заместитель председателя Национального банка Олег Смоляков. По его словам, ключевым выводом мирового финансово-экономического кризиса 2007-2008 годов, к которому пришли международные и национальные регуляторы, стало понимание необходимости снижения процикличности в регулировании системообразующих банков.

«Это предполагает переход на контрцикличную финансовую политику по оптимизации регуляторного воздействия. Для роста экономики нужны стимулирование внутреннего кредитования экономики и обеспечение бесперебойного оказания банковских заемных услуг и в целом дополнительные возможности для доступности банковских займов для бизнеса и субъектов частного предпринимательства», — отметил О. Смоляков.

В рамках такой антикризисной политики, как пояснил банкир, регулятор обсуждает «комплекс системных мер кратко- и среднесрочного характера, которые направлены на снижение нагрузки при достижении целевых значений достаточности собственного капитала, понижение требуемых капитальных резервов по ипотечным кредитам, кредитам малому и среднему бизнесу, а также займам, по которым имеются значительные провизии».

По его мнению, эти меры согласуются с международными стандартами, при этом минимальные значения достаточности капитала и рисков установлены на уровне не ниже базовых рекомендаций Базельского комитета по банковскому надзору.

Одним банкам пряник…

О чем идет речь? В первую очередь — о том, что регулятор готов пойти на уступки отдельным банкам при достижении ими «целевых значений достаточности собственного капитала» и смягчить требования по провизиям, формируемым в обязательном порядке БВУ под проблемные займы для стимулирования кредитования экономики.

Очевидно, что это делается для того, чтобы как можно больше снизить давление на собственный капитал некоторых банковских институтов. И хотя прямо банкир не называет конкретных имен, он дает понять, что речь идет о системообразующих банках.

Мы тоже не будем их называть, чтобы отдельные БВУ не расценили этот шаг как некий заказ со стороны конкурентов, но заметим, что найти ответ на вопрос, в интересах каких именно банковских институтов принимается это решение, не составит особого труда.

Следует только просмотреть последние аналитические отчеты международных рейтинговых агентств по банковской системе Казахстана. Там все банки, которые в перспективе могут столкнуться с проблемой достаточности собственного капитала, названы поименно. Заметим лишь то, что эти финансовые структуры очень близки к околовластным кругам.

При этом вызывает большие сомнения, что в ситуации сильной долларизации депозитной базы, растущего дефицита тенговой ликвидности, чрезмерно высокой базовой ставки на уровне 16% и ухудшающихся экономических условий контрцикличные меры Нацбанка по собственному капиталу и резервам отдельных БВУ позволят им существенно нарастить кредитование экономики.

…а другим — кнут

Зато если этим банковским институтам регулятор предлагает пряник, то другим участникам рынка монетарные власти явно заготовили кнут.

«Национальный банк рассматривает формирование в банках, вовлеченных в рискованное кредитование и/или фондирование в основном за счет депозитов населения, более высокого базового собственного капитала и дополнительного капитального резерва к нему. Эта мера позволит банкам быть более стрессоустойчивыми в кризисной ситуации, а значит, в большей степени гарантировать защиту интересов вкладчиков», — уверен О. Смоляков.

Очевидно, что в данном случае речь идет о тех БВУ, которые активно занимаются розничным кредитованием. Но насколько это справедливо — раздавать одним пряники, а другим показывать кнут, и соответствует ли это принципу создания равных конкурентных условий, судить не беремся. Хотя для размышления заметим, что фактически одним банкам вместо того, чтобы стимулировать их к докапитализации, регулятор готов делать поблажки, прикрываясь необходимостью наращивать кредитование экономики, а для других, напротив, намерен закрутить гайки, ссылаясь на то, что это повысит их стрессоустойчивость.

Но если одним готовы повысить требования к капиталу и резервам, называя это «повышением стрессоустойчивости» и большей гарантией защиты интересов вкладчиков, то как тогда охарактеризовать намерение регулятора смягчить требования к капиталу и резервам для других? Если следовать логике О. Смолякова, то это следует считать снижением стрессоустойчивости и защищенности интересов вкладчиков, ведь депозиты есть во всех банках и они, так или иначе, используются в кредитной деятельности.

Однако, похоже, не только ситуация в банковском секторе вызывает беспокойство регулятора. Еще одной головной болью Нацбанка остается сохранность пенсионных активов и, как ни странно, — госбюджета. Если это не так, то как тогда следует расценивать решение монетарных властей вкладывать средства ЕНПФ исключительно в госбумаги?

«Национальным банком принято решение об инвестировании пенсионных активов только в государственные ценные бумаги Республики Казахстан. Это решение было принято 9 ноября 2015 года и поддержано советом по экономической политике 11 декабря 2015 года», — говорится в сообщении регулятора.

Бюджетные дыры залатает ЕНПФ

При этом в Нацбанке акцентируют внимание на том, что эта «инвестиционная стратегия является временной и будет действовать до принятия решений советом по управлению Национальным фондом Республики Казахстан, которому… с 1 января 2016 года передается функция определения направлений инвестирования пенсионных активов ЕНПФ».

Однако какое бы решение ни приняли власти в будущем по вопросу вложения активов ЕНПФ, уже понятно одно: в любом случае пенсионные средства будут использоваться для финансирования дефицита бюджета. И тем больше, чем сильней макроэкономическая ситуация продолжит ухудшаться, что неизбежно снизит поступления в госказну.

Очевидно, что в этом случае ни о каком повышении доходности пенсионных накоплений не может быть и речи, поскольку действующие ставки по госбумагам не способны покрыть растущую инфляцию. Тем более в условиях, когда Нацбанк не намерен активно вмешиваться в торги на валютном рынке и, похоже, будет только сглаживать быстрое и резкое ослабление тенге, не особо сопротивляясь общему тренду девальвации сырьевых валют в условиях падения нефтяных цен.

Кстати, о том, что регулятор поступает именно так, он сообщил на прошлой неделе. «Национальный банк участвует на внутреннем валютном рынке в целях сглаживания кратковременных колебаний курса тенге, но при этом не препятствует действию фундаментальных факторов, определяющих соотношение спроса и предложения на иностранную валюту», — сказано в сообщении Нацбанка от 15 декабря.

С одной стороны, если монетарные власти продолжат следовать этой тактике, то она позволит несколько облегчить задачу по наполнению доходной части бюджета, но, с другой, — еще больше усилит инфляционное давление и бегство от тенге.

Ведь очевидно, что в ситуации постоянно слабеющей нацвалюты и вызванного этим роста цен наиболее выгодно держать сбережения в инвалюте — долларах или евро. Поэтому благие намерения регулятора провести дедолларизацию экономики и таргетировать инфляцию останутся лишь благими намерениями, причем в долгосрочной перспективе.

В центре – цены на нефть

Впрочем, многое будет зависеть от того, как дальше поведут себя цены на «черное золото». Судя по отрицательным прогнозам большинства экспертов и негативным предпосылкам в виде растущего профицита мирового предложения нефти и дефицита спроса на него, низкие цены на глобальном нефтяном рынке сохранятся как минимум в среднесрочной перспективе.

Причем не исключено, что они могут уйти в очередное пике из-за замедления экономики Китая и по мере выхода на глобальный нефтяной рынок Ирана. Ситуация усугубляется еще больше началом реализации поступательного ужесточения денежно-кредитной политики американскими монетарными властями.

16 декабря комитет по открытым рынкам Федеральной резервной системы впервые за 9 лет повысил ключевую ставку на 0,25% — до 0,5%. Теперь она будет находиться в новом диапазоне 0,25-0,5%. Напомним, до повышения он составлял 0-0,25%.

Ужесточение монетарной политики ФРС приведет к укреплению доллара к другим валютам, особенно к денежным единицам развивающихся и зависящих от продажи сырья стран, в том числе и Казахстана. Связано это с тем, что рост курса американской валюты будет оказывать негативное влияние на глобальные нефтяные цены, которые, как известно, номинированы в долларах.

К этому в качестве негативного фактора для цен на нефть следует прибавить снятие запрета на экспорт углеводородов из США, что в перспективе приведет к увеличению избытка предложения «черного золота» на глобальном рынке.

Все это способно в очередной раз обвалить котировки нефти до $30 и ниже. И если это произойдет, то с высокой долей вероятности следует ожидать того, что Нацбанк позволит тенге совершить очередной девальвационный прыжок, а средства ЕНПФ будут активно использоваться для латания бюджетных дыр.

Худшее еще впереди

Более того, не исключено, что пенсионные накопления рано или поздно могут быть использованы для поддержки обремененных огромными внешними долгами, деноминированных в долларах дочерних структур госфонда «Самрук-Казына», где только нацкомпания «КазМунайГаз», по признанию главы ФНБ Умирзака Шукеева, должна $18 млрд!

Стоит ли говорить, что внешняя задолженность квазигосструктур выступает дополнительным мощным фактором давления на курс нацвалюты… По некоторым оценкам, в 2016 году нацкомпаниям и банкам в совокупности необходимо будет погасить $18 млрд внешних обязательств.

Поэтому в случае сохранения режима относительно свободного курсообразования и дальнейшего падения цен на нефть до $30 и ниже прогнозы по росту курса доллара до Т400 и выше уже не выглядят фантастическими.

Оснований для оптимизма остается все меньше. Напротив, складывающиеся для казахстанской экономики, финансового сектора, нацвалюты и самое главное — для населения внешние и внутренние условия создают ситуацию, называемую экономистами «идеальным штормом», когда одновременно начинают усиливаться все негативные факторы и тенденции.

Очевидно, что противопоставить ему при проведении текущего экономического курса власти могут лишь стандартные рецепты: очередное резкое урезание бюджетных расходов, новую девальвацию нацвалюты, трату средств Нацфонда, займы у ЕНПФ для покрытия бюджетного дефицита, приватизацию для увеличения поступлений в казну и наращивание суверенного долга.

Но возникают справедливые вопросы. Почему Казахстан оказался в столь непростой ситуации? И виноваты ли в этом лишь внешние факторы в виде низких цен на углеводороды? Ответы на них вполне риторические и заключаются они в том, что чиновники бездарно использовали предкризисный период экономического бума, когда было куда больше возможностей, чем сейчас для диверсификации экономики и реализации структурных реформ.

Теперь же, находясь у разбитого корыта, то есть в условиях низких цен на нефть, правящей бюрократии остается только надеяться на скорый их рост и на то, что «идеальный шторм» продлится недолго. В чем мы сильно сомневаемся.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...