Herald: Тремя государствами, которые особенно негативно относятся к гегемонистским устремлениям американцев, являются Китай, Россия и Иран

Своего рода демарш Пекина, Москвы и Тегерана, проявляющих особую активность в плане покушения на гегемонию США и проведения политики дедолларизации, не остается, разумеется, без последствий. Но Вашингтон, запуская стратегию ответных ходов, не стал, судя по всему, грести их всех под одну гребенку. Белый дом, похоже, остановил свой выбор на политике кнута по отношению к России и Китаю, мировым державам с колоссальными возможностями, и пряника по отношению к Ирану, региональной державе с ограниченными ресурсами

Издание Herald опубликовало статью под названием «Global de-dollarisation and US policies» — «Глобальная дедолларизация и политика США».

В ней говорится так: «Белый дом в своем стремлении к мировому господству, которого он больше ста лет добивается, опирался на два основных инструмента – доллар США и военную мощь.

В последнее время некоторые страны с тем, чтобы не допустить установления Вашингтоном полной глобальной гегемонии, пересматривают свою позицию в отношении двух вышеуказанных элементов посредством формирования альтернативных военных альянсов и прерывания своей зависимости от доллара.

политика сша

Эксперты считают, что доля Соединенных Штатов Америки в сегодняшнем мировом валовом внутреннем продукте не должна превышать 22 процента. Но при этом 80 процентов международных платежей осуществляются в долларах. Как следствие, стоимость доллара США оказывается чрезмерно высокой по сравнению с другими валютами, именно по этой причине потребителям в Соединенных Штатах импортируемые товары достаются по чрезвычайно низким ценам. Это приносит Соединенным Штатам существенную финансовую прибыль, в то время как высокий спрос на доллары в мире позволяет правительству США рефинансировать свой долг по очень низким процентным ставкам.

При таких условиях те, кто занимается хеджированием против долларового риска, рассматриваются как объекты, представляющие прямую угрозу экономической гегемонии Америки и высоким стандартам жизни ее граждан, и поэтому политические и предпринимательские круги в Вашингтоне используют все средства для воспрепятствования этому процессу. Такой подход проявился при свержении и жестоком убийстве ливийского лидера Муаммара Каддафи, который решил перейти к евро в качестве расчетной валюты при проведении нефтяных транзакций перед тем, как ввести в оборот золотой динар, призванный заменить европейскую валюту.

Однако за последние годы американская политика, несмотря на стремление Вашингтона использовать любые средства для удержания своей позиции на международной арене, все чаще и чаще сталкивается с противодействием.

И, как следствие, все большее число стран пытается отказаться от доллара США и, наряду с этим, сбросить свою зависимость от Соединенных Штатов посредством проведения политики дедолларизации. Тремя государствами, которые в этой связи проявляют особую активность, являются Китай, Россия и Иран.

Эти страны, наряду с некоторыми действующими в пределах своих границ европейскими банками и энергетическими компаниями, пытаются рекордными темпами двигаться к дедолларизации».

Изложенную выше информацию можно дополнить такими сведениями. Своего рода демарш Пекина, Москвы и Тегерана, проявляющих особую активность в плане покушения на гегемонию США и проведения политики дедолларизации, не остается, разумеется, без последствий. Но Вашингтон, запуская стратегию ответных ходов, не стал, судя по всему, грести их всех под одну гребенку. Белый дом, похоже, остановил свой выбор на политике кнута по отношению к России и Китаю, мировым державам с колоссальными возможностями, и пряника по отношению к Ирану, региональной державе с ограниченными ресурсами.

В частности же в этой связи можно отметить, с одной стороны, усилившийся за последнее время процесс анатагонизации взаимоотношений России с ее соседями в Европе и Китая с его соседями в Юго-Восточной Азии. А с другой – продвигающийся вперед семимильными шагами процесс нормализации связей Ирана с Западом в целом после заключения соглашения между официальным Тегераном и группой Р5+1 по иранской ядерной программе. За динамикой событий в обоих случаях виднеются, образно говоря, уши Вашингтона.

Наряду с возникновением у России и Китая конфликтных ситуации с соседями, в поддержку которых начинают выступать американцы, интенсифицируется так называемый процесс Military encirclement of Russia (военного окружения России) и Military encirclement of China (военного окружения Китая). Вот тому свежий пример.

Газета Korea Times опубликовала материал под названием «Russia alarmed by S. Korea-US contacts over THAAD: ambassador» — «Россия встревожена контактами Южной Кореи с США относительно системы ПРО THAAD: посол».

В нем излагается следующее: «Ведутся разговоры о том, что Сеул и Вашингтон в скором времени начнут официальные переговоры по вопросу развертывания на территории Южной Кореи противоракетной системы THAAD, которая, как, видимо, полагают в Пекине и Москве, может быть нацелена против Китая и России в случае возникновения у них конфликтных ситуации с США».

Как российское, так и китайское правительство призывают официальный Сеул воздержаться от дачи согласия на такое предложение американцев. Однако США являются стратегической союзницей Южной Кореи, и Сеулу не так-то просто будет отказать Вашингтону.

Что же касается развивающегося параллельно процесса нормализации связей Ирана с Западом, американцы в том, чтобы он был запущен столь быстро, также сыграли, по всей видимости, выдающуюся роль. Вот тому подтверждение.

Издание Arab News некоторое время назад опубликовало аналитическую статью под названием «A fragile Iran deal» — «Хрупкая иранская сделка».

В ней говорится так: «Бывший иранский министр иностранных дел Али-Акбар Салехи в ходе увлекательного интервью, которое он дал на прошлой неделе, раскрыл то, что в период президентства Махмуда Ахмадинежада Иран при посредничестве Омана выдвинул пять условных предпосылок для начала секретных переговоров с США. «Мы были удивлены, когда Обама принял все из них», — вспоминает Салехи.

Салехи говорит, что, когда он проинформировал новоизбранного президента Роухани о секретных переговорах, последний был «поражен» готовностью Обамы лезть из кожи вон для умиротворения Тегерана. Для Тегерана Обама и Керри составили идеальную команду.

В ходе длительных переговоров в Женеве, Лозанне и, наконец, Вене иранские и американские команды часто, находясь на одной и той же стороне, бились с тем, чтобы убедить других членов группы Р5+1 смягчить свои позиции по отношению к Ирану.

В не подлежащем оглашению брифинге в Тегеране, который, тем не менее, частично сделался достоянием гласности, заместитель министра иностранных дел Аббас Аракчи привел ряд случаев, когда Керри боролся за то, чтобы склонить других к принятию позиции Ирана».

Комментарии, как говорится, излишни. Другой вопрос – чего Вашингтон взамен хотел бы получить от Тегерана. Ответа на него пока не видно.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...