Как ФНБ «Самрук-Казына» от девальвации тенге стресс получил

Девальвация тенге значительно ухудшила показатели квазигосударственного сектора, особенно тех компаний, которые имели займы в иностранной валюте. Тем не менее, «подданные» ФНБ, да и он сам, продолжили наращивать валютные долги

На днях АО «Самрук-Казына» отчиталось об итогах своей деятельности в 2015 году и представило План развития на 2016-2020 годы. Согласно данным, консолидированная чистая прибыль Фонда национального благосостояния составила 304,8 млрд. тенге, увеличившись на 30% в сравнении с 2014 годом.

«Увеличение в основном связано с положительным влиянием курсовых разниц. Вместе с тем, падение цен на нефть на мировых рынках, повлекшее снижение доли в прибыли совместных и ассоциированных компаний, а также замедление ростов экономики в Китае и России, повлиявшие на результаты деятельности по отдельным сегментам, оказали негативный эффект на консолидированную чистую прибыль», – сделала аналитический расклад управляющий директор по финансам и операциям – член правления ФНБ Елена Бахмутова на пресс-конференции в Астане.

Курсовая разница – это переменная величина. Если в целом, как сказала топ-менеджер, она оказала положительное влияние, то на показателях отдельных секторов она сказалась отрицательно. Однозначно: к девальвации тенге они не были готовы и потребуется несколько лет, чтобы свести концы с концами. Именно поэтому ФНБ на 2016 год имеет более скромные планы: по прогнозам, чистая прибыль уменьшится в три раза (!) по сравнению с 2015 годом.

На рост выручки в 2015 году, как следует из презентации ФНБ, в основном повлиял горнопромышленный сегмент благодаря росту цены на уран и увеличению объема его реализации. Также положительное воздействие оказали возросшие продажи аффинированного золота. Свой вклад внесло и АО «Казахстан инжиниринг», которое с мая 2015 года является единым оператором исполнению государственного оборонного заказа – его выручка растет.

На снижение в 2015 году работал транспортный сегмент из-за сокращения грузо- и пассажирооборота. В этой сфере отрицательный эффект принес рост обменного курса.

Кому пошла девальвация тенге на пользу – так это только нефтегазовой отрасли. Несмотря на то, что в 2015 году по сравнению с 2014-м годом цена на нефть на марку Brent упала на 47% (с $99 за баррель в среднем по 2014 году до $52 за баррель в среднем в 2015 году), нефтянка смогла остаться на плаву – благодаря положительной курсовой разнице. Более того, сделка национальной компании КазМунайГаз и ФНБ, в процессе которой фонд приобрел 50-процентную долю в Кашагане, сократила долговую нагрузку КМГ на $6 млрд. Правда, в отчете о финансовой деятельности за 2015 год «Самрук-Казына» не указывает, каким образом сокращена долговая нагрузка: КМГ расплатился со своим долгом деньгами фонда (примерная стоимость покупки доли составляет $4,7 млрд.)? Стоит только подчеркнуть, что информация о предстоящей сделке появилась в СМИ в середине августа 2015 года, аккурат накануне девальвации тенге…

Другая группа компаний – из горнопромышленного сегмента, получила от девальвации разнонаправленный эффект. С одной стороны, на фоне роста курса доллара и спотовых котировок на мировом урановом рынке увеличилась доходность добывающих предприятий, с другой – ослабление тенге было негативным: Казатомпром, имеющий займы в иностранной валюте, получил курсовой убыток в размере 53 млрд. тенге.

Еще больший курсовой убыток понесла транспортная отрасль: ее чистая прибыль снизилась более чем на 355 млрд. тенге, в основном, за счет наличия займов в иностранной валюте у АО «НК «Қазақстан темір жолы» – курсовой убыток этого предприятия составил в 2015 году 470 млрд. тенге.

Другой гигантский сектор, находящийся под крылом ФНБ, тоже испытал стресс от девальвации тенге. Энергетические предприятия смогли увеличить операционную прибыль за счет роста среднего тарифа на передачу электроэнергии на 35,3% (как же, рост тарифов – святое дело для монополистов!), но при этом пострадали от девальвации тенге. И KEGOC, и АО «Самрук-Энерго» имеют займы, номинированные в долларах США, и поэтому их курсовой убыток привел к снижению чистой прибыли на 124 млрд. тенге.

Из отчета ФНБ следует, что в 2015 году внешний долг Группы сократился на $7 млрд. или на 30%: по состоянию на 31 декабря 2014 года размер внешнего долга составлял $24,3 млрд., по состоянию на 31 декабря 2015 года – $17,3 млрд. соответственно. В структуре внешнего долга 59% приходится на КМГ, 18% на КТЖ, 9% на ФНБ, остальное на другие компании Группы.

Несмотря на то, что еще в начале 2015 года маячила перспектива девальвации тенге, национальные компании, находящиеся под патронажем ФНБ, да и сам фонд продолжали наращивать свой долг, преимущественно – в долларах. Так, в 2015 году квазигосударственный сектор привлек более 6 трлн. тенге, при этом в общей структуре привлечений займы в долларах составили 82,3%, в тенге – 13,3%, остальное – в других валютах, что, собственно, почти равносильно привлечению в американской валюте, т.к. курс практически всех валют привязан к доллару.

Справедливости ради надо сказать, что ФНБ хеджирует свои риски, когда инвестирует в дочерние организации, и даже получил положительный эффект в размере 2,417 трлн. тенге.

Структура займов, полученных Группой ФНБ

 

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...