Как не надо строить капитализм

Система госзакупок в постсоветской Евразии воплощает в себе высшую и последнюю стадию рыночного идиотизма

Недавно на северо-западе России, в Карелии, разыгралась трагедия. В детском оздоровительном лагере погибли четырнадцать школьников из Москвы. Как всегда бывает в таких случаях, разбор полётов обнаружил возмутительные негодяйства.

Оказалось, что этот лагерь — частный. Расположен на территории тоже частного и довольно убогого «парк-отеля». Условия для детей там, мягко сказать, спартанские. Ребята живут в тесноте и обиде. Поскольку корпуса переполнены, детей часто посылают в турпоходы. Беда случилась как раз во время одного из них. Группу школьников отправили в лодках на дальние острова, несмотря на штормовое предупреждение. Ветер усилился, лодки перевернулись. «Воспитатели» выплыли, многие дети утонули. Кто-то из ребят добрался до берега, но замёрз насмерть, не дождавшись помощи. Карелия в июне совсем не Крым.

После этого вдруг открылось, что на хозяйку всей шарашкиной конторы — парк-отеля и лагеря — не первый год жалуются родители школьников, которые там «отдыхают». Но ей всё как с гуся вода. Более того: хозяйка постоянно выигрывает московские тендеры на оказание услуг по оздоровлению детей из малоимущих семей. Каждый год в результате этих побед получает из бюджета российской столицы 40-50 миллионов рублей. На детей (для них отдых бесплатный) тратит едва ли половину. Остальные деньги, судя по всему, «пилятся».

госзакупки

При этом тендеры проводятся по строгим, подробно расписанным правилам. С формальной стороны комар носа не подточит. Все податели заявок «зашифрованы», чтобы исключить влияние человеческого фактора. Строгая комиссия следит, чтобы заявка до последней буквы соответствовала техническому заданию, составленному заказчиком (в данном случае это Департамент труда и социальной защиты города Москвы). Побеждает участник, предложивший минимальную цену.

То есть рынок, господа. Безупречные стальные механизмы спроса-предложения.

А на практике обычно выходит так. Большинство добросовестных подателей заявок не допускаются до торгов. Поскольку их заявки не соответствуют техзаданию. Ему практически невозможно соответствовать. Объём этого дурацкого техзадания иногда превышает 200 страниц мелким шрифтом, даже когда речь идёт о строительстве детской площадки или косметическом ремонте подъезда. Чтобы вписаться во все микроскопические и никому не нужные требования ТЗ, надо посвятить этому жизнь. Или заранее знать, где там подводные камешки и подводный песочек.

В результате в списке участников тендера остаются две не чужие друг другу компании. Иногда с одними и теми же учредителями. По ходу торгов (электронных, исключающих субъективное вмешательство в процесс) одна компания предлагает совершенно чудовищную цену, а другая просто чудовищную. И эта вторая побеждает в «честной рыночной борьбе».

Есть ещё несколько приёмов тендерного жульничества, тоже довольно примитивных. Я одно время работал в московском журнале, специализирующемся на теме госзакупок, поэтому неплохо знаю материальную часть. У вас происходит примерно то же самое. Недавно Джанибек Сулеев рассказывал о казахстанских чудесах размещения госзаказа на информационное обслуживание.

Осталось понять, что за явление перед нами. Оно называется «за что боролись, на то и напоролись». Мы снова пришли в то место, из которого пытались выбраться в конце 1980-х. Тогда многим людям казалось, что избавиться от «совка», от тупого произвола и всесилия партийных чиновников нам помогут некие рыночные механизмы. Надо дать им волю – и со временем здесь будет правильный капитализм, как в Европе. Но вместо этого мы пришли к рыночному идиотизму, ещё более отвратительному, чем «совок». Госзакупки — только один из примеров, хотя, может быть, самый яркий.

Оказалось, что механизмов, которые всё за нас сделают, не существует. Воспеваемый либералами «частный интерес» это на самом деле клокочущий злой кипяток, который может выполнять нужную работу, если помещён в крепкий стальной кожух, а может разнести всё вдребезги и ошпарить рыночных романтиков. Следить за котлом должен именно «человеческий фактор», то есть люди с совестью, с чувством меры и гражданской ответственности. Ещё лучше — люди, боящиеся Бога и Страшного суда. Без человеческого фактора рыночные механизмы превращаются в орудие убийства детей.

Но пока в России продолжают заниматься «совершенствованием механизмов». Система госзакупок, например, здесь уже самая электронная в мире. Гораздо электроннее, чем в США или Германии. Об этом с гордостью рассказывали гостям на большом московском совещании по борьбе с коррупцией. Совещание было сертифицировано на высоком международном уровне. В нём принимали участие статусные люди из ООН, Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития. Гости вели себя по-разному. Некоторые задавали неприятные вопросы. Мол, торги у вас уже самые «механизированные» на планете, но уровень коррупции почему-то не снижается. Наверно, дело не только в процедурах. Или – как вы можете объяснить, что строительство дорог у вас обходится в два раза дороже, чем в Финляндии?

Наши не робели и отвечали на эти выпады, например, так: да, ещё пять лет назад в Москве действительно допускался большой перерасход денег и злоупотребления на тендерах. Но с приходом нового мэра ситуация резко изменилась, и сегодня мы экономим до тридцати процентов средств при значительном увеличении объемов работ. Иностранец пожимал плечами. Ему-то что? Человека пригласили на конференцию, оплатили бизнес-класс и пятизвёздочный отель в центре Москвы. При этом человек чист перед совестью: он имел вопросы, и он их задал. Или надо было стучать ботинком по трибуне? Но это ваша коррупция, ребята.

Теперь вот случилась трагедия в Карелии. Несколько дней страна стояла на ушах. Хозяйку лагеря арестовали. В телевизоре громко говорили, что надо отследить всю цепочку! Коррумпированные чиновники не должны уйти от ответственности! Но следом появилось сообщение о том, что московский мэр принял решение выделить родителям погибших детей по миллиону рублей. Посетил в больнице одну из школьниц, которой удалось доплыть до берега, и теперь она лежит с воспалением лёгких в хорошей московской клинике. А следом уполномоченный при Президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов заявил, что уголовное преследование организаторов тендеров вряд ли было бы оправдано. Поскольку тендеры «не имеют прямого отношения к гибели школьников». В общем, строим суверенный капитализм дальше.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...