Mission Network News: Кто займет пост президента Узбекистана и что из себя представляет «План B»?!

Двумя ключевыми факторами, обуславливающими возможность дестабилизации постсоветской Центральной Азии, являются Афганистан в качестве базы для развертывания наступления на нее и Ферганская долина как фактор достижения детонационного эффекта

Издание Mission Network News опубликовало аналитическую статью Рут Креймер под названием «What is next for Uzbekistan in the leadership transition?» — «Каков прогноз по Узбекистану на период изменений в руководстве страны?».

В ней говорится так: «Согласно широко распространенному мнению, в ряду пяти постсоветских систем государственного управления в Центральной Азии узбекский режим воспринимается как наиболее беспокойный и наименее поддающийся внешнему воздействию. Продолжит ли преемник Каримова следование такому курсу? Кого выбирают для осуществления руководства? Каков «План ? На настоящий момент считается, что узбекский премьер-министр Шавкат Мирзиёев вступит в должность президента. Вот что смущает: он уже встретился с российским президентом Владимиром Путиным и дал тому понять, что он заинтересован в расширении стратегических связей с Москвой.

Узбекистан граничит с Афганистаном, а также со всеми другими центрально-азиатскими странами. Любая нестабильность может с легкостью охватить ключевой район региона, связывающий Восточный Узбекистан, Южный Кыргызстан и Северный Таджикистан».

Нынешнее политическое положение в Узбекистане и складывающийся в его рамках ход событий представляют собой для одних повод к повышению ответственности за обеспечение стабильности и сохранение безопасности. А для других – это, пожалуй, долгожданный благоприятный шанс для запуска давно вынашиваемых планов по переустройству ситуации в Центральной Азии и прилегающих к ней регионах евразийских континентальных держав. Высказывая такое предположение, мы вовсе не собираемся навязывать читателю свое собственное видение перспектив развития событий. Оно основывается на высказывавшихся ранее политических прогнозах авторитетнейших западных экспертов. Так, к примеру, видный итальянский ученый, экономист и бизнесмен Джанкарло Элиа Валори в своей статье под названием «The China-Russia axis and Eurasia» — «Ось Китай-Россия и Евразия», опубликованной сравнительно недавно изданием Modern Diplomacy, утверждает следующее: «Если принять во внимание значительное присутствие джихадистов в Центральной Азии, велика вероятность того, что Халифат аль-Багдади – понесший территориальные потери в Сирии и Ираке – будет воссоздан в Центральной Азии — на стыке российской цивилизации и ханьского мира. Будет воссоздан с опорой на обломки Афганистана и неспокойный сейчас регион между Таджикистаном и Узбекистаном».

Так вот, не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться о том, что нынешняя политическая неопределенность в Ташкенте представляет собой ситуацию, как нельзя лучше подходящую для запуска попыток воплощения указанной Джанкарло Элиа Валори вероятности в реальность. А ведь этот итальянский эксперт — далеко не единственный западный автор, который высказывает такой прогноз касательно динамики развития событий в постсоветской Центральной Азии. Рут Креймер говорит о соседстве Узбекистана с Афганистаном и о том, что любая нестабильность, в случае ее возникновения в этой республике, «может с легкостью охватить ключевой район региона, связывающий Восточный Узбекистан, Южный Кыргызстан и Северный Таджикистан». А Джанкарло Элиа Валори пишет о воссоздании Халифата аль-Багдади «с опорой на обломки Афганистана и неспокойный сейчас регион между Таджикистаном и Узбекистаном».

В сущности же, у них обоих речь идет об одном и том же. О том, что двумя ключевыми факторами, обуславливающими возможность дестабилизации постсоветской Центральной Азии, являются Афганистан в качестве базы для развертывания наступления на нее и Ферганская долина как фактор достижения детонационного эффекта. Но их срабатывание остается под большим вопросом до тех пор, пока официальный Ташкент жестко контролирует ситуацию на афганско-узбекской границе, а также по стране в целом и в узбекской части Ферганской долины, в частности. Такой контроль поныне обеспечивался неукоснительно. А вот ответ на вопрос о том, сохранится ли такая ситуация с безопасностью в дальнейшем, пока повисает в воздухе. Узбекистану предстоят выборы. А время между тем уходит. Имеется в виду время на внесение ясности.

Ведь в ряду сторон, потенциально заинтересованных в кардинальном переустройстве ситуации в Центральной Азии, могут фигурировать не только исламисты, но и также могущественные западные государства. Об этом можно догадаться по такому высказыванию Джанкарло Элиа Валори: «Россия и Китай не желают чьего-либо проникновения на новую Срединную землю (Хартленд) и вмешательства в ее дела. Такое негативное отношение касается не только джихада, но и также других крупных мировых держав».

Проникновение же исламистов в постсоветскую Центральную Азию через Узбекистан «создаст условия для серьезного нагнетания идеологической и религиозной напряженности в китайской автономной провинции Синьцзян, населенной мусульманами-уйгурами тюркского происхождения, а также для дестабилизации Урала и Центральной Сибири».

Все это свидетельствует о том, что ставки, связанные с дальнейшим развитием событий в Узбекистане, а также на всем центрально-азиатском пространстве, являются огромными.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...