Транзит власти в Казахстане: непонятно как, но будет точно

Между стабильностью и внезапностью помещается слишком много непредсказуемого

«Демонтируя памятники, не трогайте постаментов. Они еще могут пригодиться», – с этого афоризма Станислава Ежи Леца политолог Досым Сатпаев начал экспертное обсуждение в рамках проекта IQ STUDIO (на площадке журнала Exclusive). Он участвовал в качестве модератора по теме «Транзит власти в Центральной Азии: новые люди — старые правила?» Как показала дискуссия, новым людям в изменившихся условиях трудно играть по старым правилам.

Досым Сатпаев отметил, что в постсоветское время мы наблюдали несколько моделей смены власти на пространстве бывшего СССР, которые не похожи друг на друга. «Наследственная смена власти пока была только в Азербайджане. В Узбекистане пока все идет по конституции», – акцентировал он.

В связи с кончиной первого президента Узбекистана Ислама Каримова узбекская проблематика оказалась в центре экспертного обсуждения. «Новому президенту что-то придется делать по-другому. Отношения Узбекистана с соседними странами будут меняться», – считает политолог Фарход Аминжонов.

Стал доступен текст выступления Ислама Каримова, подготовленный ко Дню независимости Узбекистана (отмечается 1 сентября), но так и не прочитанный автором. Там по сравнению с аналогичным документом 2015 года появился абзац о «необходимости глубоких реформ». Так что и ушедший лидер государства осознавал необходимость перемен. Г-н Аминжонов считает, что в ближайшие пять лет вряд ли стоит говорить о трансформации системы власти в Ташкенте. Три ближайших месяца (время выборов) точно изменений не будет.

По официальной статистике экономика Узбекистана показывает рост в 7-8% ВВП в год, однако участники дискуссии не знают, как эти цифры высчитываются. «В Узбекистане существуют региональность и регионы не очень хорошо знают друг друга, – указал Фарход Аминжонов. – Риск сепаратизма в ближайшее время исключен, а дальше все будет зависеть от нового политического руководства». Еще он сообщил о такой специфике Узбекистана, как высокий авторитет власти во всех звеньях государственной цепи.

Политолог Расул Жумалы напомнил о существенных отличиях между Казахстаном и Узбекистаном. Начиная с того, что у южных соседей до сих пор действуют выездные визы для граждан и заканчивая тем, что в XIX веке на территории нынешней республики функционировали три государства – Хивинское и Кокандское ханства, Бухарский эмират. Г-н Жумалы обратил внимание на ряд арабских государств, которые обладали крупными армиями, мощным репрессивным аппаратом, однако в свете «арабской весны» посыпались как в эффекте домино. «Сейчас ливийской государственности не существует», – заметил он.

Расул Жумалы специально выделил важный по его мнению момент. От работы двух миллионов узбекских трудовых мигрантов в России зависит материальное благополучие 12-13 млн человек в Узбекистане (население страны более 30 млн). В свете сложной экономической ситуации в России данный фактор политолог считает опасным.

Специалист в области PR Куат Домбай порассуждал над тем, что сильное PR-наследие прошлого лидера будет довлеть над новым президентом. «В управлении массами большую роль играет доверительный капитал – предсказуемость действий, транспарентность», – подчеркнул он. Потом добавил: «Чем выше концентрация власти, тем легче ее забрать».

Экспертное обсуждение неотвратимо вышло на вопрос о том, каким образом будет осуществляться транзит верховной власти в Казахстане. Политолог Андрей Чеботарев оптимальной видит модель в формате «коллективного преемника» (президент с урезанными полномочиями, премьер-министр с расширенными, глава многопартийного парламента). Разумеется, нет уверенности что изменения последуют именно в таком русле.

«В Узбекистане транзит власти – это не выбор народа, а решение элит», – заявил Расул Жумалы. А применительно к Казахстану он настаивает, что вопрос состояния здоровья главы государства не должен быть тайной за семью печатями.

«Узбекский опыт к Казахстану неприменим, – сразу определился Куат Домбай. – У нас сейчас идет экономический кризис, который может привести к социальному катаклизму. Переход власти может состояться самым неожиданным образом по экономическим причинам».

Досым Сатпаев сфокусировал внимание на различиях между Казахстаном и Узбекистаном, из-за чего отличаются политические элиты двух стран. Например, в номенклатуре Ташкента нет олигархов, а это весьма влиятельные игроки. «Мы последние на вокзале в ожидании транзитного поезда. И уже знаем кто куда уехал», – обрисовал картину модератор экспертного обсуждения.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...