Mediapart: Азиатский джихад разворачивается в полную силу

Опасности социального взрыва или подъема воинствующего исламского движения, а также внутренней борьбы за лидерство то и дело упоминаются как факторы возможной дестабилизации

Издание Mediapart опубликовало аналитическую статью Жан-Поля Бакиа под названием «Le Djihad asiatique en pleine prolifération» — «Азиатский джихад разворачивается в полную силу».

В предисловии к ней говорится так: «С течением времени, измеряемого несколькими месяцами, все больше и больше джихадистов, воюющих в Сирии, оказывались не сирийцами или даже не арабами. Они прибыли из Азии, Центральной Азии, Китая, России, и, в особенности, из Узбекистана».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Такие различные группировки, как «Аль-Катибат Таухид валь-Джихад» (КТД), «Имам Бухари Джамаат» (ИБД) и «Джейш-аль-Мухаджирин валь-Ансар» (ДМА), присоединились к «Джабхат Аль Нусра». И известны они как «узбеки Алеппо».

Путин и Шавкат Мирзиёев

В начале 2016 года предполагалось, что численность боевиков из постсоветских стран, главным образом чеченцев, таджиков и узбеков, составляла 5000, в том числе 1500 в Алеппо. Сюда следует добавить джихадистов из числа китайских уйгуров в Идлибе в количестве свыше 1000. Численность и тех, и других продолжает увеличиваться.

Этим объясняется стремление России, которая ощущает непосредственную угрозу собственной безопасности, воевать с террористическими группировками в Сирии, главным образом в районе Алеппо, совместно с вооруженными силами Башара аль-Асада. У американцев, очевидно, имеются иные заботы. Как мы уже говорили в предыдущей редакционной статье, они по-прежнему хотят заменить режим Башара подконтрольным им правительством».

Издание New Europe опубликовало аналитический материал Моннета Маттерса под названием «Why Tashkent matters» — «Почему Ташкент столь важен».

В нем говорится так: «Опасности социального взрыва или подъема воинствующего исламского движения, а также внутренней борьбы за лидерство то и дело упоминаются как факторы возможной дестабилизации.

Все это может породить серьезные проблемы. Причем не только на региональном, но и на международном уровне.

Сейчас для Европы и Запада самое важное – это стать более гибкими и сосредоточенными при совершении дальнейших действий в отношении Узбекистана.

Европейский Союз и Запад имеют реальный интерес в гарантировании того, чтобы Узбекистан оставался «внеблоковым» фактором в Центральной Азии.

Беспорядки в Афганистане продолжаются, и угроза талибов все еще сохраняет силу. Исламское Государство и его джихадистские союзники в Центральной Азии после крушения «владычества» ИГИЛ на Ближнем Востоке могут перенести боевые действия туда. Любая внутренняя борьба за власть может парализовать энергетический и транспортный секторы с ощутимыми последствиями для Европы.

Любые внезапные изменения в стране могут обернуться для энергетики, безопасности и транспорта непредсказуемым ущербом».

Такие рассуждения с позиции интересов Европы и Запада во многом кажутся притянутыми за уши. Почему? Попробуем объяснить.

Во-первых, тут открыто признается то, что «Европейский Союз и Запад имеют реальный интерес в гарантировании того, чтобы Узбекистан оставался «внеблоковым» фактором в Центральной Азии». В условиях, когда новое руководство Узбекистана, как утверждают многие политические эксперты, оказывается поставленным перед необходимостью пойти на большее сближение с Москвой, предсказуемые усилия европейцев и американцев по принуждению Ташкента к исполнению своего желания сами по себе явятся дестабилизирующим воздействием на ситуацию в этой стране и в регионе в целом.

Во-вторых, потенциальный перенос группировкой Исламское Государство и его джихадистскими союзниками боевых действий с Ближнего Востока в Центральную Азию, можно сказать, как нельзя лучше соответствует интересам Европейского Союза, на который сейчас обрушивается «девятый вал» миграции из Сирии, Ирака и других стран указанного неспокойного региона.

В-третьих, если в Узбекистане «внутренняя борьба за власть» парализует энергетический и транспортный секторы, это обернется «ощутимыми последствиями», прежде всего, для Китая, а не «для Европы». Доля этой центрально-азиатской республики в поставках энергоносителей в страны Европейского Союза очень мала. В то же время по ее территории проходят три ветки газопровода Туркменистан – Китай, а еще четвертая – прокладывается. А сам Узбекистан поставляет газ в Россию и соседние центрально-азиатские республики. Вообще-то, крупнейшими торговыми партнерами этой республики являются Китайская Народная Республика, Российская Федерация и Казахстан. То есть именно для них может обернуться «ощутимыми последствиями» возможная общественно-политическая дестабилизация в Узбекистане. В то же время такой оборот событий вряд ли доставит ощутимые неприятности Европейскому Союзу, а также Западу в целом.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...