Почему сохраняется высокий риск нового девальвационного шока?

Национальная валюта в сентябре демонстрировала явный тренд на укрепление. В первые дни октября этот процесс только усилился. Однако есть несколько факторов, способные привести к смене тенденций и очередному обвалу нацвалюты

Алматы. 5 октября. КазТАГ – Сергей Зелепухин. Национальная валюта в сентябре демонстрировала явный тренд на укрепление. В первые дни октября этот процесс только усилился. Поддержку тенге оказал рост нефтяных цен и непротивление Национального банка снижению обменного курса доллара. Однако есть несколько факторов, способные привести к смене тенденций и очередному обвалу нацвалюты.

За счет чего тенге набирает силу

Как и предсказывал КазТАГ, в случае отказа Федеральной резервной системой США (ФРС) от нового повышения базовой ставки в сентябре и достижения странами-членами ОПЕК договоренности о заморозке нефтедобычи на энергетическом саммите в Алжире, нефтяные цены превысят отметку $50 за баррель нефти марки Brent.

И если отказ ФРС повышать ставку был вполне ожидаемым, то соглашение государств-членов ОПЕК не о заморозке, а даже об уменьшении добычи нефти оказалось неожиданным для рынка. В результате цены на «черное золото» пусть и не сразу, но все же превысили $50. Вслед за ростом нефтяных цен с небольшим запозданием продолжил укрепляться обменный курс нацвалюты.

Однако примечательно то, что вопреки удорожанию нефти в прошлую пятницу тенге не смог укрепить свои позиции в паре с долларом. По итогам утренней и дневной сессии на Казахстанской фондовой бирже 30 сентября средневзвешенный курс американской валюты вырос до Т335,09 за $1 против Т334,93 днем ранее.

Примечательно в этом то, чем было вызвано сопротивление доллара к ослаблению на фоне удорожания «черного золота» и немного запоздалое укрепление нацвалюты. Вряд ли это можно объяснить интервенциями Национального банка в виде покупок долларов на валютном рынке, поскольку похожую с тенге динамику демонстрировал и российский рубль.

Скорее всего, причина стойкости американской валюты заключалась в ухудшении ситуации с долларовой ликвидностью из-за роста беспокойства инвесторов дальнейшей судьбой немецкого финансового гиганта Deutsche Bank. Произошло это после того, как агентство Bloomberg распространило информацию о том, что 10 хедж-фондов отозвали свои залоги по деривативам с брокерских счетов в Deutsche Bank. Среди этих фондов оказались Millennium Partners, Rokos Capital Management и Capula Investment Management. Причем это случилось на фоне требований минюста США к немецкому банку выплатить $14 млрд штрафа.

В результате наблюдался повышенный интерес банков к долларовым активам. В России это проявилось в росте ставок по долларам на денежном рынке, где в пятницу, 30 сентября, и в понедельник, 3 октября, они фактически сравнялись с рублевыми ставками. Рост доходности произошел и по операциям валютного репо, и своп-операциям с валютой.

Укрепление тенге

Нацбанк – в поле не воин?

Похожая ситуация наблюдалась в прошлую пятницу и в этот понедельник на KASE, где ставки по однодневным валютным свопам превысили 12,5%, впервые с 7 сентября этого года.

Ситуация изменилась, когда в понедельник источник агентству France-Presse сообщил, что итоговая сумма штрафа для Deutsche Bank может быть снижена с первоначальных $14 млрд до $5,4 млрд. Рынки несколько успокоились, долларовой ликвидности стало больше, и ставки пошли вниз.

По итогам вторника доходность однодневного валютного свопа на KASE снизилась до 12,15%. Впрочем, способствовало этому не только снижение пессимистичных настроений по отношению к Deutsche Bank, но и рост нефтяных цен выше $50 и уже третье за этот год снижение базовой ставки Национальным банком с 13% до 12,5% +1% по предоставлению и -1% по изъятию тенговой ликвидности.

Это решение регулятор принял в понедельник вечером, объяснив его уменьшением инфляционного давления. «За 9 месяцев 2016 года инфляция составила 5,6%, в годовом выражении – 16,6%. Резкое замедление годовой инфляции ожидается в октябре-ноябре текущего года. В этой связи Национальный банк ожидает, что годовая инфляция приблизится к верхней границе по итогам 2016 года, а в течение 2017 года будет находиться внутри целевого коридора (6-8%) при отсутствии негативных шоков», — говорится в сообщении регулятора.

Причем в Нацбанке не отрицают возможность еще одного снижения базовой ставки в ноябре-декабре. «При подтверждении замедления инфляционных процессов и тенденции к устойчивому снижению годовой инфляции и стабильном росте тенговых депозитов не исключается снижение базовой ставки до конца текущего года», — указывается в пресс-релизе регулятора.

Однако очередное смягчение монетарной политики Национальным банком не помогло удержаться доллару выше отметки Т335 за $1. Вероятнее всего, это связанно с тем, что это смягчение оказалось самым незначительным и самым минимальным в этом году: базовая ставка по сравнению с предыдущими двумя снижениями была уменьшена всего на 0,5%.

В результате по итогам утренних и дневных торгов во вторник средневзвешенный курс американской валюты на Казахстанской фондовой бирже опустился до Т333,59. И есть все шансы, что тенге укрепится еще больше, если, конечно, в ситуацию своими интервенциями вновь не вмешается Нацбанк.

В то же время последнее решение регулятора в очередной раз показало, что его способность существенно влиять на внутренний валютный рынок через регулирование базовой ставки остается крайне ограниченной, а влияние внешних факторов на курсообразование – чрезмерно высоким.

Поэтому укрепление тенге и продолжение процессов дедолларизации депозитной базы – это не столько достижения регулятора, а сколько заслуга благоприятного стечения внешних обстоятельств: повышение цен на нефть, отказ ФРС от повышения базовой ставки в сентябре и заключение договоренности о снижении добычи нефти между странами-членами ОПЕК.

Но справедливости ради надо сказать, что большая заслуга регулятора есть в снижении инфляционного давления за счет удержания базовой ставки на высоком уровне продолжительное время. Но экономическая и социальная цена этого решения выглядит непомерно высокой: сокращение кредитования экономики банками и снижение потребительского спроса через уменьшение доходов населения.

Не все так хорошо, как кажется

Однако, несмотря на рост нефтяных цен выше $50 и постепенное замедление инфляционных процессов, бить в барабаны все еще рановато. И этому есть несколько причин.

Во-первых, заключенное в Алжире соглашение между странами-членами ОПЕК о снижении нефтедобычи всего лишь предварительное. Окончательные же договоренности должны быть достигнуты 30 ноября этого года на заседании ОПЕК в Вене. Но еще далеко не факт, что они будут заключены.

Во-вторых, предварительное соглашение предполагает максимальное ежедневное снижение добычи только на 700 тыс. баррелей с нынешних 33,34 млн до 32,5-33 млн баррелей. Однако, как это не раз уже бывало с государствами-членами нефтяного картеля, эти договоренности могут остаться только на бумаге, тогда как на самом деле добыча странами, входящими в ОПЕК, продолжит увеличиваться.

В-третьих, по мере роста нефтяных цен нивелировать эффект от этого еще не окончательного соглашения могут «сланцевики», резко увеличив производство и поставки сланцевой нефти.

В-четвертых, свести к минимуму усилия государств-членов ОПЕК могут страны-экспортеры нефти, не входящие в эту организацию. Свою лепту способен внести и Казахстан в случае возобновления коммерческой добычи на Кашагане, которое ожидается до конца этого года. Поэтому риски сохранения переизбытка глобального предложения жидких углеводородов над спросом остаются высокими, особенно на фоне замедления мировой экономики и падения объемов международной торговли.

В-пятых, не в пользу дальнейшего роста нефтяных цен играют ожидания рынка того, что уже в декабре этого года ФРС США все же пойдет на новое ужесточение своей монетарной политики, повысив базовую ставку. Очевидно, что это окажет негативное влияние на стоимость «черного золота».

И наконец, в-шестых, все большее беспокойство вызывает ситуация вокруг Deutsche Bank. Как считают аналитики JPMorgan, финансовое состояние немецкого финансового гиганта в купе с огромным объемом производных инструментов на его балансе несет угрозу финансовым рынкам в глобальном масштабе. «Это не столько вопрос финансирования, сколько вопрос воздействия деривативов на другие рынки, если проблемы Deutsche Bank продолжатся», — считает аналитик JP Morgan Николаос Панигетцглоу, на которого ссылается журнал о финансах Financial One.

По оценкам экспертов, объем производных финансовых инструментов на балансе немецкого банка приближается к $40 трлн в номинальной стоимости. Огромный размер портфеля деривативов может привести к тому, что если Deutsche Bank будет вынужден сокращать свои позиции, то это с большой вероятностью вызовет «эффект домино» на финансовых рынках по всему миру.

Ожидается, что в случае реализации пессимистичного сценария негативные последствия для глобальных финансов и сырьевых рынков будут больше, чем при банкротстве американского инвестиционного банка Lehman Brothers в 2008 году, поскольку ситуация в глобальной экономике сегодня намного хуже, чем тогда.

Все это указывает на сохраняющиеся высокие риски нового глобального кризиса и падения стоимости «черного золота». Поэтому в случае их реализации восстановление нефтяных цен неизбежно сменится значительным падением. Понятно, что это станет очередным девальвационным шоком для сырьевых валют, в том числе и тенге.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...