Война Миров. Великий литовский забор и «Искандеры»

Прибалтийские государства уносит на периферию международных торговых и политических процессов

Громогласная готовность маленькой Литвы противостоять российской агрессии могла бы вызвать восхищение в 1940 году, когда она по соглашениям между Москвой и Берлином вошла в советскую сферу влияния. Но тогда правительство Литвы приняло ультиматум из Кремля. А в 2017-ом году ни Литва, ни Латвия с Эстонией России не нужны, поэтому намерение сопротивляться мифическому вторжению выглядит анекдотически.

Человек эпохи поезда, эпохи самолета и эпохи Интернета – это разные люди. Аналогично и прибалтийские республики в позднесоветский период, в «ревущие девяностые» и в свете противостояния Россия – Запад после украинского кризиса представляют собой существенно отличающиеся структуры.

В Перестройку, когда Михаил Горбачев взял курс на демократию и гласность, Прибалтика находилась в авангарде антисоветских процессов и на институциональном уровне провела большую работу по развалу СССР. Когда Советский Союз кончился, то независимые прибалтийские государства не вошли в СНГ, как бы демонстрируя полный разрыв с советским прошлым.  

Великий литовский забор

При взгляде из Казахстана прибалтийские страны выглядят игроками примерно одинаковых характеристик – все маленького размера, входят в Европейский союз и НАТО, в качестве валюты используют евро. Однако различия между ними все-таки имеются. Литва по населению в два с лишним раза больше Эстонии и почти на треть крупнее в территории. В Латвии при населении в 2 млн. человек неграждане составляют четверть миллиона (когда-то их было 740 тысяч). Кстати, по удельному весу этнических русских (вместе граждан и неграждан) в общем населении страны за пределами Российской Федерации, Латвия вышла на первое место, обойдя Казахстан.

Когда в России правил Борис Ельцин прибалтийские государства пытались предъявлять Москве обиды и счета за годы советской оккупации, но все их усилия проваливались как в пустоту – рыхлая российская государственность на подобные вещи просто не реагировала. При раннем Путине одно время российский МИД регулярно отвечал нотами протеста на различные эстонские официальные заявления, из-за чего данная перепалка стала постоянным блюдом в российском информационном пространстве.

В конце концов Кремль начал адекватно оценивать свой геополитический вес в новых условиях и перестал обращать внимание на прибалтийские государства, как на слишком мелкие и зависимые. И пусть поток прибалтийских претензий к Владимиру Путину и России не уменьшился, но еще не было случая, чтобы у действующего российского президента состоялся телефонный разговор с политическими лидерами Латвии, Литвы или Эстонии. На уровне гражданского общества разовые акции порой случаются. Например, протесты против переноса памятника советским солдатам в Эстонии (так называемый «Бронзовый солдат») или таблички рядом с московскими супермаркетами «Покупаешь рижские шпроты – финансируешь ветеранов СС», но все подобное к середине «десятых» годов шло в режиме затухания.

А потом случился майдан на Украине, возвращение Крыма в состав России, боевые действия в Луганске и Донецке. После этого страны Балтии получили второе дыхание в своей политической и информационной войне против России. Когда началась война санкций, то Эстония, Латвия и Литва всегда занимали и занимают антироссийскую позицию и первыми требуют расширения санкций. Аналогичные вещи они получают в ответ, например, продовольственное эмбарго на российском рынке.

В российских планах с 2018 года полностью отказаться от транзита нефти и нефтепродуктов через прибалтийские порты. Попутно сокращается и весь остальной товарооборот. К примеру, у Литвы в первом полугодии 2016-го года на РФ приходилось менее 5% во внешнеторговом обороте. С концом российского транзита углеводородов страны Балтии совокупно потеряют 1 млрд евро в год. А с 2020 года мимо стран Балтии пойдут ВСЕ российские грузы. Тамошние порты намерены привлечь к себе китайский грузопоток, однако Москва в состоянии сделать так, чтобы и потенциальные товары из Поднебесной шли на Усть-Лугу с Приморском.

Эксперты из Прибалтики отмечают такую проблему, как потеря лояльности русской молодежи, являющейся гражданами балтийских государств. Обычно эти люди трехъязычные (знают эстонский или латышский, плюс английский и русский языки), но в ценностном отношении ориентированы на российские источники вещания. Была идея открыть в Риге под эгидой Евросюза телевизионный канал специально для вещания на русскоязычных европейцев, но денег так и не нашли.

В советское время Латвия, Литва и Эстония являлись витринами внутри СССР – хорошие дороги, газификация, ухоженный жилой фонд, сравнительно изобильные прилавки магазинов. Теперь в плане гаджетов и деликатесов любой город в Подмосковье Риге и Таллину не уступит, были бы деньги. А в скромных по населению прибалтийских странах счет эмигрантов в более богатые государства Евросоюза идет на сотни тысяч человек. Там им тоже не рады. А тут еще с одной стороны брэксит Великобритании, а с другой избрание Дональда Трампа президентом США.

Прибалтийские страны органично вписывались во внешнеполитическую доктрину демократической администрации Белого дома периода Барака Обамы. Правда, здесь надо разделять реальные национальные интересы и интересы правящих элит. Портовые рабочие, сельскохозяйственные производители и представители туристического бизнеса отнюдь не в восторге от плохих отношений с Россией, а гипотетическое военное столкновение с Москвой там пугает буквально всех, но у политических элит свои резоны в таком противостоянии. Находясь на передовой линии провокаций, лидеры Латвии, Литвы и Эстонии получали различные субсидии из Вашингтона. Уверенности их действиям придавало членство в НАТО и недавно размещенные на их территории новые батальоны североатлантического альянса.

А тут к рычагам власти приходит Дональд Трамп, который считает неправильным механизм, согласно которому США автоматически должны вступать в войну из-за боевых действий России с какой-нибудь из прибалтийских стран. И хочет поменять процедуру на более адекватную. Современной России никакого интереса в войне с Прибалтикой или ее аннексии нет – не вторая мировая война на дворе. Но если мировая гибридная война на прибалтийском театре перейдет в фазу военных действий, то у стран Балтии нет никаких шансов защититься. Их просто сотрут в порошок с любыми размещенным там натовским контингентом. Что характерно, те же британские военные эксперты делятся подобными военными выкладками в открытых источниках. Однако реальная война ведется по своим законам, а информационная – по своим.

Летом прошлого года генерал Бен Ходжес, главнокомандующий вооруженными силами США в Европе сообщил, что НАТО не сможет защитить Прибалтику в случае вторжения России. А вот в библиотеке конгресса США конгрессмены и специалисты исследовательского центра RAND на днях поиграли на картах (географических) и выяснили, что войска НАТО страны Балтии защитят. Радостную новость на странице в Фэйсбуке сообщил Марко Михельсон, глава комиссии по иностранным делам парламента Эстонии. Следующая подобная игра на картах пройдет в феврале в Брюсселе.

Прибалтийские СМИ в подаче информации о России педалируют коррупцию, гонения на оппозицию, обнищание населения после перехода противостояния Россия – Запад в открытую фазу, жертвах мирного населения Сирии в результате бомбежек ВКС, поддержку ДНР и ЛНР. Что касается российской повестки по Прибалтике, то она за последние годы стала просто в разы шире. К традиционной проблематике возвеличивания легионеров СС, дискриминации русского и русскоязычного населения, добавились сюжеты о депопуляции населения в странах Балтии, возрастных диспропорциях, экономических и финансовых проблемах, эмиграции трудоспособного населения в богатые страны ЕС, нагнетание страхов эстонцев, литовцев и латышей перед квотами на прием беженцев из Африки и стран Ближнего Востока. И еще про коррупцию в Латвии, Литве и Эстонии, перечеркивая их «европейскость». Если принять во внимание, что в Прибалтике по поводу российской пропаганды постоянно истерят, а в России над прибалтийской (часто в одном пакете с польской) забавляются, то ясно кто на данный момент берет верх.

Великая литовская стена протяженностью 135 км между Литвой и российским анклавом в лице Калининградской области как раз из категории информационно-психологических вбросов. Правда, на этот забор предусмотрено финансирование в государственном бюджете размером 3,6 млн евро, что несколько переводит стану в практическую плоскость. Как это может помочь от агрессии со стороны тех же ракетных комплексов «Искандер» – не понятно. Россияне тоже не в состоянии воспринимать новое литовское прочтение линий Мажино и Маннергейма всерьез, а потому предлагают поставку кирпича для данного объекта, раз деньги на него у соседей есть. Политико-финансовая рента на «страхе России» в условиях республиканской администрации Белого дома может стать совсем мизерной и что тогда Прибалтике ловить на волнах геополитических разборок – не понятно.        

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...