Что есть общего у мюнхенской речи Сергея Лаврова от 18 февраля 2017 года с фултонской речью Уинстона Черчилля от 5 марта 1946 года?!

Глава российского внешнеполитического ведомства объявил о вступлении мира в «постзападную эпоху» и, таким образом, приоткрыл завесу, за которой места нынешнему обществу-модерну может и не оказаться

Сделанное главой МИД РФ Сергеем Лавровым в ходе его выступления на Мюнхенской конференции заявление о том, что мир вступает в «постзападную» эпоху, вызвало нешуточный резонанс во всем мире. Прошло свыше двух недель с тех пор, как оно было озвучено, а обсуждение темы, поднятой руководителем российского внешнеполитического ведомства в Германии, все еще продолжается. Более того, круг вовлекаемых в него людей из разных стран и частей света все более и более расширяется. Уже сейчас можно, думается, предположить, что речь Сергея Лаврова в Мюнхене от 18 февраля 2017 года окажется сродни речи Уинстона Черчилля в Фултоне от 5 марта 1946 года и останется в истории как одно веховых событий своей эпохи. По словам российского министра иностранных дел, на смену изживающему сейчас уже себя «западоцентричному» порядку должен прийти «постзападный» миропорядок.

Получается же теперь вот что. Если в свое время фултонская речь Уинстона Черчилля отметила рождение современного Запада, то теперь мюнхенская речь Сергея Лаврова возвестила его закат.

Политики и интеллектуалы по-разному оценивают суть выступления российского министра иностранных дел в столице Баварии. Но во всех высказываниях по этой теме присутствует осознание необратимости грядущих перемен и всей важности нынешнего переломного момента в истории человечества. Сергей Лавров, образно говоря, Америки не открыл. Он просто сформулировал то, что давно витало в воздухе как назревающая идея. Поэтому теперь ему принадлежит пальма первенства. Другим же отныне придется отталкиваться от его формулировки как от исходного тезиса при ведении дальнейших разговоров о том, куда же мир идет.

Лавров

В Америке реакция на заявление Сергея Лаврова о надвигающемся закате «западоцентричного» миропорядка в целом имеет мобилизационный характер. При этом одни считают, что США надо собраться силами для недопущения реализации прогноза, озвученного российским министром иностранных дел, а другие полагают, что американцам и их военно-политическим союзникам следует объединиться с Россией в целях защиты себя и сохранения европейско-христианской цивилизации.

К примеру, Дэвид Игнатиус, заместитель редактора и колумнист газеты Washington Post, автор романа «Совокупность лжи», по которому снят одноименный фильм режиссера Ридли Скотта, говорит так: «Российский министр иностранных дел Сергей Лавров недавно в Мюнхене заявил о том, что мир вступает в «постзападную эпоху». Если США не будут вместе с их союзниками твердо стоять на своем, предсказания Лаврова могут оправдаться». (Winston-Salem Journal, «David Ignatius: Russia's global hacking efforts are far from a «ruse»).

А вот Пат Бьюкенен, состоявший советником у таких американских президентов от Республиканской партии, как Ричард Никсон, Джеральд Форд и Рональд Рейган, и симпатизирующий нынешнему хозяину Белого дома Дональду Трампу, утверждает следующее: «Но если новая мировая борьба ведется ради защиты нас самих и нашей цивилизации, Россия, как представляется, является не просто естественным, а еще более важным и более сильным союзником, чем эта толпа в Киеве». (Magazine of American Culture, «Lavrov vs. McCain: Is Russia an Enemy?»).

Кто из них больше прав? Ответ на это выяснится со временем. Сейчас же актуальным выглядит такой вопрос: насколько верно сложившееся у очень многих людей представление, что человеческий мир, что бы ни происходило в дальнейшем, будет продолжать развиваться по лекалам нынешнего общества-модерна, сформированным за последние два столетия усилиями, главным образом, Запада?

Ведь формирование понятий о правах человека в их нынешнем виде, демократизация межличностных, общественных, межнациональных, межрасовых и международных отношений, формализация (создание всеобщей правовой базы для) межгосударственных отношений как таковых и все подобное – это, главным образом, плоды органичного эволюционного опыта западной общественно-государственной системы.

Остальные народы и страны во многом просто некритически воспринимают такие стандарты как нечто само собой разумеющееся или неизбежное (таковы, мол, правила, не нами придуманные и установленные) и, в той или иной мере, следуют им. Как те или иные из них повели бы себя, случись им обрести глобальную гегемонию, — не известно.

Потому что ничего подобного в человеческой истории еще не испытано. Конечно, вполне ожидаемы были бы утверждения, что Запад во главе с США, обладая способностью защитить себя от любого потенциального противника, нанеся ему фатальный урон, еще долго и долго может существовать привычным для себя образом, не опасаясь того, что кто-то со стороны окажется в силах навязывать ему свои правила. Но вот глава МИД РФ Сергей Лавров объявил о вступлении мира в «постзападную эпоху» и, таким образом, приоткрыл завесу, за которой места нынешнему обществу-модерну может и не оказаться.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...