Тщательней надо, господа… товарищи… министры и акимы!

Советы нашим чиновникам, что немаловажно, от человека тоже с портфелем, Михаила Жванецкого

«Мальчики, девочки, деточки, дамочки. Отнесемся бережно к окружающей нас природе. К ее разнообразным формам. Не допустим полного уничтожения бюрократов. Пусть их вид нам неприятен. Что делать? Все в природе увязано и укручено. Уничтожишь одно звено, рушится другое. Уничтожишь бюрократов – испортится народ». Михаил Жванецкий

Сразу могу сказать: политической сатиры не будет. Только строго экономические вопросы. Ну, как сказать… Вопросы подразумевают ответы. Но ответов у нас не будет. А если и будут, то невпопад. Надо бы, конечно, чтобы по сути, но будут невпопад…

Правительство в Казахстане, да и вообще вся исполнительная ветвь власти, вся вертикаль – как некий калейдоскоп: чем чаще поворачиваешь волшебную трубочку, тем причудливее складываются яркие зеркальные картинки. И все внове, и все сказочно, и все – впечатляюще. И всякий раз ты думаешь, что эта игра превратится в реальность.

Если раньше, еще 10-15 лет тому назад, была некая статичность, и народу, в особенности, интересующемуся делами власть имущих, удавалось хотя бы запомнить имена и фамилии главных назначенцев, то нынче не то, что давеча. Министры и акимы меняются часто, и у народа что-то с памятью стало – не потому, что много лиц перед глазами мелькает, в принципе, почти одни и те же, но их подробный послужной список с временными периодами может в памяти хранить только Википедия: она все стерпит.

Власть Казахстана

Только подумать, какая у них ответственная миссия – то в одно министерство, то в другое, с иным профессиональным профилем. И всюду нагрузка, и всюду ответственность. Но они не ропщут: берутся за гуж, никто не отказывается.

Иногда вливается свежая кровь, которая не сразу входит в курс дела, и когда свежеиспеченного министра спрашивают, почему цены на товары растут, он сам начинает недоумевать, ведь, в конце концов, не он выставляет товар на прилавки и переписывает ценники по ночам. Он говорит, что не министр экономики за это в ответе, «это вопрос к нашему бизнесу, вопрос к нашей покупательской способности».

Что ж, попытаемся спросить нашу покупательскую способность. А она, господин министр, знаете ли, молчит, у нее нет ни голоса, ни языка, ни разума. А если бы даже и были все эти причиндалы у нового, определенного вами субъекта ответственности, то вопрос все равно вернулся бы бумерангом к вам, министру экономики. И даже если вы действительно не имеете собственной лавки, то все равно должны знать, почему цены растут…

Чиновники и народ – они разные, и чаяния – у каждого свои.

Для первых – главное, получить высокое назначение и сделать все для того, чтобы как можно дольше оставаться непоколебимым. Для этого они вовремя или около того приезжают в рабочий кабинет, созывают совещание за совещанием, кого-то чихвостят на ковре, включают видеоконференции с вышестоящим начальством, берут под козырек или соглашаются легким кивком головы, если позволительно по протоколу, бывает, спешат на презентацию чего-то-там-важного, подписывают отчеты, и прочая, и прочая. Это куда важнее, чем вся остальная дребедень, это и есть смысл исполнения обязанностей.

Для народа важно, чтобы это начальство о нем помнило. Чур, чур, не надо! Народ за последние годы научился существовать как-то сам по себе. И чем меньше о нем помнят, тем лучше. Потому что наверху если и вздрагивают от наличия народонаселении, то только в том контексте, как бы с него взять побольше налогов, обложить штрафами, содрать три шкуры, так, для профилактики, запретить все, что можно и даже то, что можно не запрещать.

«Нашу жизнь характеризует одна фраза: «Так больше жить нельзя». Вначале мы ее слышали от бардов и сатириков, потом от прозаиков и экономистов, теперь от правительства. Наш человек эту фразу слышал и триста лет тому назад, двести, сто и, наконец, семьдесят лет назад сделал так, как ему советовали. Ибо так больше жить нельзя… С тех пор слышит эту фразу каждый день. Убедившись, что эти слова перестали быть фразой, а стали законом, он повеселел». Михаил Жванецкий

На днях в некоторых областях страны опять поменяли акимов. Привычное дело. Кому-то жалко стало уходящую натуру? Поднимите руки! Ни одна поселковая собака не вышла повыть на луну. Электорат, так и вижу эту картину, дежурно листал телеканалы в поисках какой-нибудь отвратительной желтой новости, не останавливаясь на эпохальной сводке новых назначений.

Уволенные акимы нервно перебирали пальцами: куда пошлет партия? И меньше всего думали о том, что что-то не доделали, что-то не завершили, ведь они – сама совершенность, которая лишена каких-то моральных терзаний и угрызений совести.

А вопрос: «Будут ли храниться в памяти народной их имена?» их вообще не волнует. У них крепкая нервная система и совершенный послужной список: они шагают по лестнице только вверх.

Ну да, они могли бы не делать многое: не строить новый тесный аэропорт, не менять каждый сезон бордюры на одних и тех же, по иронии судьбы, городских улицах, не втирать очки перед вышестоящим начальством, не осваивать – абы как, ради галочки, миллиарды и даже триллионы бюджетных денег, выделенных на текущий финансовый год под их креативные идеи преобразований и т.д. и т.п.

Но они это делали! И в этом их заслуга. Это их гандикап при назначении на новую, чаще вышестоящую должность.

«Не трогайте бюрократов. Большая польза от них происходит. Сколько лет мы их терзаем. А они еще есть. Знаете почему? Мы их породу улучшаем, съедаем самых слабых». Опять же – Михаил Жванецкий.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...