Вирусный оптимизм: почему нам всегда говорят полуправду? На иностранный капитал надейся, а сам не плошай

Среди экономического шторма и неопределенности неожиданно случилась сенсация: Нацбанк РК зафиксировал рекордный приток прямых инвестиций в 2016 году. А на поверку выходит, что нет никакого рекорда, и, значит, нет никакой сенсации

«Ах, обмануть меня нетрудно! Я сам обманываться рад!»

Пушкин со своим незабвенным афоризмом здесь ни при чем. Но очень уж подходят эти строки в качестве эпиграфа…

Национальный банк от радости хлопает в ладоши: в 2016 году чистый приток капитала по статье «Прямые инвестиции» платежного баланса превысил $14,4 млрд. Национальный рекорд 2008 года, когда в экономику страны влилось $13,1 млрд., побит.

По этому поводу был даже… нет, не банкет, а специальный пресс-релиз, в котором сказано: «В 2016 году валовый приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в Казахстан увеличился на 40% в сравнении с 2015 годом и составил $20,6 млрд.».

В это же время Комитет по статистике МНЭ РК удивленно поднимает взгляд на торжествующего финансового регулятора и недоуменно пожимает плечами: у него совсем другие данные. Чистый приток прямых инвестиций в Казахстан в прошлом году составил ровно $9 млрд. И до рекорда 2008 года ууух-х как далеко!

Надо полагать, что финансовую статистику, в том числе по прямым инвестициям, формирует Нацбанк: все денежные потоки ему видны. Но ведь наверняка и статкомитет выполняет часть работы – в соответствии со своими инструкциями. Тогда почему такие разные выкладки?

Не знаем, будут ли какие-либо баталии – открытые или закрытые – между двумя независимыми друг от друга ведомствами по поводу чистоты статистики, но прояснить момент, конечно, хотелось бы. Оперируют абсолютно одинаковыми понятиями, а разница в цифрах – огромная. Или между ними идет негласное соревнование, чья статистика лучше?

Или, может быть, каждое ведомство в эту абсолютно идентичную словесную конструкцию вкладывает свой смысл? Тогда не мешало бы публично объяснить эту разницу. Чтобы мы не заблуждались.

А, может быть, это аналитики сами что-то напутали и неправильно интерпретировали? Тогда регулятору следовало бы сделать важное уточнение: лучше уж поправить свои формулировки, чем тиражировать полуправду.

Впрочем, одна деталь, озвученная Нацбанком, соответствует действительности. То, что иностранные инвесторы стали охотнее реинвестировать свои средства. Значит, видят в окучиваемых ими сегментах финансовую перспективу. В 2016 году нерезиденты реинвестировали в казахстанскую экономику $4,9 млрд. «С ростом доходов совместных казахстанских предприятий иностранные инвесторы увеличили долю своей прибыли, оставляемой в стране для финансирования производственной деятельности предприятий», — отчитался Нацбанк.

За деревьями леса не видно?

Есть такая народная мудрость. Это когда за второстепенными вещами не рассмотреть главное. Так и у нас. За ростками безудержного оптимизма не просматривается поле проблем.

В своем комментарии к сенсационной новости о рекордном притоке иностранных прямых инвестиций Нацбанк написал, что «Основными получателями ПИИ стали горнодобывающая промышленность, деятельность по проведению геологической разведки и изысканий и обрабатывающая промышленность». То, что горнодобывающая промышленность – основной получатель прямых иностранных инвестиций, не новость. Так всегда было. Но чтобы обрабатывающая промышленность вдруг стала таким адресатом… Смотрим статистику.

Первое место по притоку инвестиций в третьем квартале 2016 года (самые последние доступные данные), бесспорно, занимает деятельность по проведению геологической разведки и изысканий – $1,640 млрд. На втором месте – добыча металлических руд ($353 млн.). Обрабатывающая промышленность, увы, в минусах. В плюсе лишь производство продуктов химической промышленности ($45 млн.), производство резиновых и пластмассовых изделий ($30,4 млн.), производство компьютеров, электронной и оптической продукции ($12,5 млн.).

Но зато наблюдается бум реинвестирования в металлургической промышленности и производстве готовых металлических изделий, кроме машин и оборудования ($312,7 млн.). Инвесторы готовы не вынимать деньги из оборота, не распределять прибыль, а реинвестировать также в секторе производства пищевых продуктов, напитков и табачных изделий — $38,6 млн. Слишком мало, но уже что-то.

Масштабных инвестиций в сельское хозяйство, которое, по задумке правительства, должно стать драйвером роста национальной экономики как не было, так и нет. В основной капитал сельхопредприятий (СХП) нет вложений ни из республиканского, ни из местного бюджета. Иностранные инвесторы вкладываются осторожно и дозированно, их инвестиции есть только в пяти регионах – в Павлодарской, Южно-Казахстанской, Алматинской, Карагандинской и Западно-Казахстанской областях.

Основная нагрузка легла на плечи самих СХП и их владельцев, которые, кстати, очень часто кредитуются в банках под неподъемные проценты. Активнее всего инвестируют в развитие отрасли фермеры Северо-Казахстанской, Акмолинской и Костанайской областей. И хотя объем инвестиций в 2016 году по сравнению с предыдущим годом возрос практически повсеместно (за исключением Атырауской области), оснований ожидать качественного скачка нет. Требуются современные технологии, материальное перевооружение, построение транспортно-логистических цепочек, надежные рынки сбыта, новые знания, в конце концов.

P.S. От вдохновляющих сенсаций, конечно, становится немного легче, создается впечатление, что не все еще потеряно, что мы еще можем стать технологически прогрессивной страной. Но это самая настоящая полуправда. Иностранные компании со своими инвестициями идут только туда, где можно быстро получить финансовый результат. Диверсифировать нашу экономику – не их задача.

 

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...