2 мая 2014 года в Одессе: «день спасения от войны» или одесская Хатынь?

Три года спустя причины и последствия драмы на Куликовом поле остаются темой для ожесточённой дискуссии

В этот страшный день погибли 48 жителей Одессы, «антимайдановцев». Большинство из них сгорели заживо в Доме профсоюзов на площади Куликово поле. Некоторые разбились, выпрыгнув из окон горящего здания. Третьи были добиты арматурой и дубинками на асфальте. Все погибшие – местные. Никаких российских активистов, никаких агентов ФСБ среди них не оказалось.

«Майдановцы», устроившие пожар и побоище, тоже в основном одесситы. Бывшие соседи погибших. Хотя попадались среди «украинских патриотов» и гастролёры из других городов. 

Что это было? Расследование до сих пор не закончено. Его ведут украинские правоохранительные органы. К ним есть огромное количество вопросов. На российском телевидении к годовщине событий прошумела новая волна политических ток-шоу. Аркадий Мамонтов снял очередной фильм, разоблачающий украинских фашистов и их заокеанских хозяев.

одесса майдан

Объективный взгляд на такие вещи невозможен в принципе. Всё зависит от зрителя. От субъекта, а не объекта. Вот вы, читатель, кто по национальности? Сколько вам лет? Отношение к одесской трагедии определяется в первую очередь этими вещами.

А слова «сепаратизм», «экстремизм», «борьба за свободу», «имперская политика» ничего не объясняют.

Один народ не хочет зависеть от другого народа. Более крупного. Требует от большого соседа – «оставь меня в покое! Не лезь в мои дела!» Это сепаратизм? Или борьба за свободу?

Если вы казах, и разговор идёт, допустим, про уйгуров и Китай, то, скорее всего, возникающие в СУАР турбулентности будут оценены как уйгурский сепаратизм. Если речь идёт про украинцев и Россию, то, наверно, как борьба за свободу против колониальной зависимости.

Для большинства русских, по крайней мере, в России, штурм Грозного в 1999 году это было подавление сепаратизма. А теперешняя помощь Донецку – поддержка справедливых свободолюбивых чаяний.

– Подождите, – скажет умный образованный читатель. Не морочьте мне голову. Украина – суверенное независимое государство. Её границы признаны ООН. И вот какие-то люди покушаются на нерушимость этих границ. Получают жестокий отпор. Какие тут могут быть вопросы?

– Например, такие, – скажет в ответ другой умный образованный читатель. – Кто нарисовал эти границы? Кровавый Сталин. Тиран и параноик. Он же голодомор устроил на Украине и в Казахстане! Или нет? А если да, то как-то у вас избирательно получается: когда голодомор, то Сталин преступник. А когда кривые границы – молодец… Но после того, как Сталин присоединил к Украине неукраинские регионы – Донецк, Луганск, Одессу и другие – миллионы русских людей оказались отрезанными от исторической Родины. Они не хотят и не будут учить украинский язык…

– Так пусть уезжают на историческую Родину! Кто не даёт?! – воскликнет первый читатель.

Нет, словами такие проблемы не решаются. По крайней мере – не всегда. Было бы очень здорово, если бы они решались словами. Вот, допустим, когда Наполеон двинулся на Россию – вышел бы ему навстречу Кутузов, присели бы они на походные стульчики где-нибудь у границы, откушали супа с трюфелями и порешали все вопросы миром. Допустим, так: мы россияне, поделимся территорией, денег дадим, чтобы компенсировать расходы на кампанию – а вы ступайте обратно за Неман.

Зачем надо было устраивать Бородино? Сшибаться кость в кость, разрывать пушечными ядрами в кровавые куски молодых здоровых мужиков, громоздить горы трупов?

Затем, что так ведётся в человеческой истории. Без выяснения вопроса о том, чья кость шире, кто готов умереть, а кто подвинуться, серьёзные геополитические вопросы решаются редко.

Сегодня на Украине многие люди говорят, что, если бы не второе мая 2014 года, то уже через пару месяцев в Одесской области всё было бы как в Донецкой и Луганской. Начались бы артиллерийские обстрелы, атаки и контратаки, штурмы аэропортов. Промежуточным результатом стали бы тысячи погибших, тысячи разрушенных домов, миллионы беженцев. В дальнейшей перспективе – новые бои и новые жертвы. Но в Одессе процесс удалось купировать в самом начале.

Киевский политолог Кирилл Животовский вообще заявил, что одесские события это «кровавый аборт Новороссии». А бывший лидер одесского «Правого сектора» Сергей Стерненко назвал второе мая 2014 года «днём спасения Одессы от войны».

Многие другие люди говорят им в ответ: вы лжёте! Никто из «антимайдановцев» не собирался устраивать войну. Они мирно протестовали против политики новой киевской власти. Использовали своё законное право на митинги и демонстрации. Сегодня необходимо, наконец, восстановить полную хронологию событий. Выявить убийц и подстрекателей. Наказать их в полную меру закона. Если украинская Фемида проявит должную объективность, это в какой-то мере успокоит страсти. Другого пути нет.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...