GR (работа компаний с государством) начал выходить из тени

Если PR направлен на работу с населением, то Government relations решает вопросы с государственными органами

«Нет общего понимания что такое GR не только в Казахстане, но и в мире. Не стоит этого пугаться», – заявил Нурлан Рахметов, управляющий директор АО «Самрук-Казына» по взаимодействию с правительством. Прозвучало это в ходе секции «GR-коммуникации в работе компаний» на XIII международном PR-форуме в Алматы. В Казахстане данное мероприятие стало первым, когда к теме Government relations (работа компаний с государством) обратились в профессиональном разрезе.

«PR & GR: смешивать, но взбалтывать» – так секцию назвали организаторы. Маргулан Оспанов, независимый консультант по связям с правительством, представил первый опрос более 200 GR-специалистов из числа тех компаний, которые работают в Казахстане. «Функция GR у мультинациональных компаний, работающих на казахстанском рынке, существует более 20 лет», – заметила Аида Досаева, модератор дискуссии и президент клуба «PR-шы».

Опрос в виде анкетирования проводился с 17 апреля по 10 мая текущего года. Он показал, что основная группа GR-щиков в возрасте 30-40 лет (вторая по численности 41-50). Больше всего среди них людей с высшим образованием, полученным в отечественных вузах, однако получивших высшее образование за рубежом не намного меньше. Основная специализация «экономика, финансы, маркетинг». 20% работают в нефтегазовой отрасли, 13% в телекоммуникациях. Правда, 30% пришлось на «иное», куда вошли строительство, логистика, транспорт и другие – в общем, группа получилась и большая, и пестрая.

Government relations
Аида Досаева, президент клуба «PR-шы». Фото: Казахстанский Пресс-клуб

38% компаний, чьи GR-специалисты приняли участие в анкетировании, имеют свыше 1000 человек персонала. Правда, Маргулан Оспанов указал на важный нюанс. При позиционировании GR-щик может соотносить себя с офисом международной компании в Казахстане (30-40 человек), а может со всей фирмой (30-40 тысяч человек), из-за чего получились разночтения. Еще больше разнообразия возникло в том моменте, где участников опроса попросили дать определение понятию GR. Одни участники сферы считают, что работают в рамках устоявшихся международных практик, другие сомневаются в законности своих действий с точки зрения правоохранительных органов и общества. Очень большим получился блок «затрудняюсь ответить».

«Я живу в GR», – подчеркнул Агрис Прейманис из Европейского банка реконструкции и развития. Причина глубокой погруженности в Government relations в самом составе акционеров, где США, Евросоюз, Россия, а общее число участников более 40-ка. «В Казахстане GR в ДНК людей, потому что без этого здесь просто невозможно. Хорошее отношение с правительством – это залог успеха», – указал г-н Прейманис. Ну а в отношении представленного опросника он прокомментировал в том смысле, что тот дает ответ на понимание недопонимания.

Government relations
Агрис Прейманис, Европейский банк реконструкции и развития. Фото: Казахстанский Пресс-клуб

Александра Аккирман, менеджер по корпоративным связям и коммуникациям компании Coca-Cola в регионе Кавказ и Центральная Азия, сообщила, что в их фирме GR входит в общую систему коммуникаций с государственными структурами и НПО. «Для нас правительство – это не только регулятор, но и акционер, что сильно мешает в работе», – объяснил Нурлан Рахметов почему в «Самрук-Казына» появилась служба GR.

Маргулан Оспанов рассказал об одной компании в Европе, которая от действий регулятора может потерять порядка $1,5 млрд. Когда такие ресурсы во взвешенном состоянии – либо потеряны, либо инвестированы – важность сферы GR осознается очень четко. Аида Досаева сама работала в компании на рынке Казахстана, которая за один день решением правительственного органа могла лишиться $400 млн. «Важно создание среды, где риски подобного рода уменьшаются», – акцентировал Агрис Прейманис. Есть решения, которые для бизнесы не очень приятны, но они перекрываются общей пользой для страны. Плохо, когда от принимаемых решений в итоге страдают и бизнес, и государство, и люди.

В ходе работы секции выяснилось, что чиновники боятся встречаться с бизнесом из-за мощного стереотипа коррупционеров в их отношении. Компаниям же нужны прямые контакты с госфункционерами для решения важных вопросов. Правительство может принять решение, которое убьет компанию не сразу, но скажем в течение 18 месяцев гарантировано, поэтому нужны каналы донесения и обмена подобной информацией. В итоге GR-функция из корпоративной переходит на частный уровень, к каким-то посредникам. Для той же Coca-Cola «золотое время» работы на казахстанском рынке закончилось, ибо «спектр товаров растет гораздо быстрее, чем зарплаты населения» (Александра Аккирман).

«Самое важное – профессионализация GR-функции. Сейчас она у казахов прежде всего инстинктивная», – считает г-н Прейманис.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...