«Как новая экранизация эпоса “Козы Корпеш и Баян-Сулу” расколола казахстанское общество»

Сетевые СМИ о последних скандалах в сфере культуры

«Директор театра имени Мухтара Ауэзова признался в получении взятки» — Пресс-служба Агентства по делам государственной службы и противодействию коррупции — «В Алматы при получении взятки от юридического лица в сумме 1,5 млн тенге за аренду помещения для проведения на базе театра детских представлений в новогодний период изобличен директор Казахского государственного академического театра драмы имени М.Ауэзова»,— сообщил официальный представитель АДГСПК Нурлан ЖАХИН.

В пресс-службе ведомства уточнили, что в связи с полным признанием вины директор театра не задерживался. По данному делу проводится досудебное расследование.

«Асанали Ашимов о ситуации с директором театра: Это несчастный случай просто» — Коллеги заподозренного в получении взятки директора театра им. Ауэзова считают произошедшее провокацией и призывают соблюдать презумпцию невиновности.

На прошедшей в понедельник, 8 января, в Алматы пресс-конференции соратники директора Казахского академического театра драмы им.Ауэзова Ерлана БИЛАЛОВА выразили ему полную поддержку. В здании театра собрались руководители театральных коллективов и творческих союзов Казахстана, известные артисты, режиссеры, писатели, драматурги. Спикеров пресс-конференции на сцене было едва ли не больше, чем журналистов в зале. Друг за другом они взволнованно говорили о достижениях Ерлана Билалова как известного артиста и умелого руководителя, человека открытого, ранимого, с чистой душой. Выступления коллег прерывались аплодисментами и криками «дурыс!» («правильно!»).

Асанали Ашимов
Надежда Горобец, Асхат Маемиров, Асанали Ашимов. Фото: forbes.kz

«Это несчастный случай просто!» — сказал в сердцах народный артист РК и СССР Асанали АШИМОВ, президент Ассоциации театров Казахстана, имея в виду подозрение Ерлана БИЛАЛОВА в получении полуторамиллионной взятки.

Как сообщается на сайте театра, Ерлан Билалов (Билал) — заслуженный деятель РК, лауреат премии Союза молодежи РК, кавалер орденов «Намыс» и «Курмет».

Юлия КИСТКИНА – «Как казахстанская интеллигенция белены объелась» — «Он, может быть, и сукин сын, но он наш сукин сын», – решила доморощенная богема и, вооружившись своими регалиями, пошла в крестовый поход против Уголовного кодекса, пытаясь спасти от его жерновов коллегу, спалившегося на взятке.

Наши артисты и писатели вдруг разом вспомнили, что когда-то к деятелям культуры прислушивались власть предержащие. И подумали: чем мы хуже? Как говорится, есть еще порох в пороховницах и ягоды в ягодицах. И все бы ничего, но обнажили оружие наши бойцы культурного фронта не в то время, не в том месте и не по тому поводу.

Они крепко держали язык за зубами, когда бушевала Жанаозенская трагедия, когда страну сотрясали «земельные митинги». А тут как прорвало. На душевный стриптиз в общественном месте творческую элиту спровоцировало то, что на прошлой неделе сотрудники Агентства по делам госслужбы и противодействию коррупции хлопнули на взятке в полтора миллиона тенге Ерлана Билалова, директора Казахского государственного академического театра драмы имени М.Ауэзова.

«Коррупция начинает проникать в кровь и плоть нашего общества – эксперты о ситуации с директором театра имени Ауэзова» —

Мурат ТЕЛИБЕКОВ, глава СМКК сожалению, мы с вами не знаем всех деталей этого дела. Но в этом случае можно говорить лишь об общей тенденции, ведь в Казахстане сейчас складывается довольно парадоксальная ситуация – чем активнее государство предпринимает меры по борьбе с коррупцией, тем более пышным цветом она расцветает, тем больше случаев коррупционных сделок.

Я допускаю мысль о том, что в процессе расследования подобных преступлений могут искусственно создаваться своеобразные «группы поддержки». Этого нельзя исключать, ведь на сегодняшний день в нашей стране ситуация сложилась так, что подобные методы и технологии крайне широко используют для оправдания тех или иных коррупционных сделок.

Я считаю, если человек признал свою вину, то вряд ли это делалось под действием пыток или физического воздействия, он сделал это сам. В таком случае это не делает чести тем людям, которые пытаются его обелить.

Денис КРИВОШЕЕВ, казахстанский блогерЕсли тебя задержали с поличным, то ты не можешь быть невиновным, и любая попытка оправдать даже маленькое преступление – это плохо. Нет преступления большого и малого. Взятка – это взятка, и не важно сколько человек взял на своем месте, будь то 1 тысяча тенге, 20 тысяч тенге, миллион или 2 миллиарда – это не имеет никакого значения.

Имеют значение лишь несколько факторов: раскаялся, признал вину, возместил ущерб и покинул пост, как человек, нарушивший правила государственной службы. Но даже эти факторы не являются поводами для защиты или обеления личности взяточника.

Взяточник вообще не должен оставаться на месте, он должен сам добровольно вставать и уходить. Например, в Японии из-за малых, совершенно незначительных преступлений люди уходят с поста и даже заканчивают жизнь самоубийством, так как это огромный позор.

Понятно, что всем сейчас тяжело, в частности, и деятелям культуры, но коль уж ты стал директором театра, то важно расставлять приоритеты. Ведь что получается, либо ты в бизнесе и несешь ответственность за себя, свое предприятие и свои действия, либо ты на государевой службе, где отдаешь всего себя народу. А вот этот вот «государственный бизнес», когда люди приходят на государственную должность заниматься бизнесом, – это неправильно, и так недолжно быть.

«Дело директора драмтеатра имени Ауэзова Ерлана Билалова поступило в суд» — «В Алмалинский районный суд Алматы поступило уголовное дело в отношении Билалова Е. А. в совершении преступления, предусмотренного статьями 24, часть 3, 366, часть 2 УК РК «Покушение на получение взятки», — сообщили в пресс-службе Алматинского городского суда. Ерлан Билалов сейчас находится под залогом. «Залог уже внесен в сумме один миллион 205 тысяч тенге«, — сообщали ранее в суде.

***

«Козы Корпеш и Баян сулу: теперь их убили киношники» — Адольф АРЦИШЕВСКИЙ — Откровенно говоря, к просмотру шестисерийного фильма «Козы Корпеш и Баян сулу» я приступил не без опаски. Все дело в том, что уже после первой его серии, прошедшей по ТВ, за ним потянулся шлейф не совсем понятного скандала. К моменту моего просмотра в сети имелись все шесть серий, и можно было в течение четырех с половиной часов вникать в подробности и перипетии знаменитого эпоса, пропущенного через призму продюсерского восприятия Баян Мухаметкызы Алагузовой, больше известной как Баян ЕСЕНТАЕВА…

Козы Корпеш и Баян-Сулу

Тут я обратился к эксперту, к человеку, который живет в этой языковой стихии. Меня выслушали с огромным удивлением. А дальше с не меньшим удивлением слушал я. Потому что ответ искусствоведа Земфиры ЕРЖАН был для меня как гром среди ясного неба: – Вы даже представить себе не можете реакцию зрителей на этот фильм. Они испытали настоящий шок уже после первых эпизодов сериала и требовали прекратить его показ.

– Почему?

Я не припомню случая в истории нашего кинематографа и телевидения, чтобы зрители, лишь приступив к просмотру фильма, стали требовать снять его с эфира. Вы спрашиваете – почему? Об этом подробно сказано в открытом письме группы писателей и журналистов, адресованном Даурену АБАЕВУ и Ерлану КАРИНУ. Оно было помещено на сайте Qazaquni.kz, за сутки под ним поставили свои подписи еще более двухсот человек. Люди были возмущены, во-первых, низким уровнем казахского языка, на котором говорят персонажи сериала, и, во-вторых, некорректным воспроизведением обстоятельств и деталей казахской культуры и быта, которые нашли отражение в знаменитом эпосе.

Тулеген БАЙТУКЕНОВ – «Баян, казах!» — Как новая экранизация эпоса “Козы Корпеш и Баян-Сулу” расколола казахстанское общество.

Авторы обращения, под которым впоследствии подписалось около 200 человек, жестко раскритиковали проект. Среди претензий значатся следующие: главная героиня совсем не похожа на Баян-Сулу и не такая красивая, как ждал истосковавшийся по прекрасному зритель; авторы сериала были воспитаны в русской среде и не смогли передать в своей экранной поделке подлинно национальный дух; герои разговаривают, как шала-казахи, что недопустимо; в целом сериал не конгениален эпосу, исторически не верен ни по духу, ни в инсценировке и костюмах; и вообще все было на самом деле иначе. Завершается письмо вопросом о том, как могли руководство телеканала и худсовет (если он существует) пропустить такой ужас в эфир…

Тут можно соглашаться или нет, но факт остается фактом: автор адаптации имеет право на трактовку. Это, в принципе, важнейшее и основное для творчества его право.
Баян-Сулу в новой экранизации получилась очень свободолюбивой, почти дерзкой. Ей явно тесно в тех рамках, которые навязал женщинам степной патриархат. Баян хочет сама решать свою судьбу и разговаривает с мужчинами всех мастей на равных. Может быть, именно это смутило тех людей, которые написали обращение против сериала? Они ведь говорят о том, что легендарная Баян была невиданной красоты, обаяния и вообще милашка — без всякой ереси. Ну как раз из тех, кого называют “настоящие казахские девушки” в самом буколическом смысле слова.

«Я хотел постараться разорвать порочный круг наглого расточительства народных средств» — Интервью с министром культуры и спорта Арыстанбеком МУХАМЕДИУЛЫ.

Как вы прокомментируете скандал вокруг сериала “Баян Сулу”, которую общественность потребовала снять с эфира телеканала? Почему народ не принял фильм Баян Алагузовой?

Этот факт еще раз доказывает необходимость скорейшего принятия закона о кинематографии, где будет расписана ответственность всех сторон.

Не секрет, что художественные произведения имеют сильное влияние на человеческое настроение. Деградированное общество легко развалить, и как сказал глава государства, мы должны противостоять “пятой колонне” внутри страны.

Именно законом о кинематографии мы нацелены на поддержку качественного национального кино и кинопроизводства, во-вторых, будут созданы условия для проката казахстанского кино во всех кинозалах страны. И, наконец, как я уже отмечал выше, мы стремимся вывести казахстанское кино на мировой рынок проката.

– Как вы прокомментируете скандал вокруг директора Казахского государственного академического театра драмы имени Мухтара Ауэзова Ерлана Билалова, которого обвинили в получении взятки?

Виновность человека может определить только суд, и до решения суда комментарии излишни.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...