Война Миров. Ответит ли Кремль Белому дому за ЧВК Вагнера?

США и Россия продолжают играть на повышение геополитических ставок в Сирии

Бой местного значения на восточном берегу Евфрата в Сирии получил геополитический масштаб и резонанс. Причина феномена в составе участников. Со стороны сирийских правительственных сил участвовали бойцы ЧВК (частная военная компания) Вагнера, а военно-воздушные силы (включая ударные беспилотники) и артиллерию (HIMARS даже задействовали) по ним применяли непосредственно войска США. Теперь в российском информационном поле ключевая повестка такова: как Москва намерена отомстить Вашингтону?

Ситуация вокруг завода Conoco, где 7 февраля произошел бой между проасадовскими и проамериканскими силами, весьма запутанная. В сухом остатке известны фамилии пяти россиян, которые погибли под Хишамом: Алексей Ладыгин, Станислав Матвеев, Игорь Косотуров, Владимир Логинов и Кирилл Ананьев. Сражение оказалось заметным событием в жизни русскоязычного информационного пространства, да еще в период президентской избирательной кампании.

чвк вагнера

Если отвлечься от деталей, то события в районе города Дейр-эз-Зор поставили сразу блок важных вопросов. Например, кто такие сотрудники ЧВК по российскому законодательству? Вопросы наемничества в России никак не отрегулированы, хотя та же Группа Вагнера выполняет задания в формате и контексте, задаваемом государственной политикой. Пусть в формулярных списках личного состава войск Российской Федерации этих людей нет, однако боевые действия в той же Сирии они ведут в тесном контакте с российскими вооруженными силами и советниками. В этой связи последовавшие заявления общественных и политических деятелей, что России нужно как можно быстрее разрабатывать и принимать закон о частных военных компаниях (наемничестве) совершенно логичны и естественны. Другое дело, что все это должно было иметься в наличии еще вчера.

Бойня у нефтегазового завода остро ставит проблему того, что можно противопоставить США непосредственно на поле боя. Пентагон на официальной пресс-конференции представил весьма внушительный список того, что летало и стреляло 7 февраля на левом берегу Евфрата. В многочасовом бою были задействованы даже стратегические бомбардировщики В-52, под чьими бомбами россияне (тогда в качестве граждан СССР) предпоследний раз гибли аж во Вьетнаме. Еще «работали» ударные беспилотники MQ-9 Reaper («Жнец»), истребители-бомбардировщики F-15E, самолеты огневой поддержки AC-130 и вертолеты Apache.

Все указывает на то, что сторона США произвела показательную демонстрацию мощи и своих военных возможностей. Разумеется, у России есть чем сбивать и беспилотники, и стратегические бомбардировщики, но в данном конкретном случае все получилось очень похоже на стрельбу по мишеням в тире. Тот факт, что американские артиллерия и авиация отыграли свою партию как по нотам, указывает на ее тщательную спланированность. Другими словами, асадовскую колонну вместе с россиянами ждали в указанном месте и в определенное время, ведь даже вертолетам требуется время подлета, не говоря уже о тяжелых В-52, которые могут действовать с ограниченного числа военно-воздушных баз в регионе.

Бойцы ЧВК Вагнера в Сирии действуют как самостоятельно, так и в составе правительственных войск. Во втором случае они, как правило, выполняют функции сержантов (командиры отделений) или военных специалистов (связисты, зенитчики, снайперы, саперы, стрелки из сложных пулеметов, операторы ПТУР). Куда направляется собственно та или иная колонная бронетехники – принимают решение сирийские командиры. Движение к заводу Conoco в реалиях сирийской войны совершенно естественно, ведь «деньги (в данном случае нефте- и газодоллары) суть артерия войны», как отмечал в свое время Петр I. В гражданскую войну собственность на те или иные объекты прямо коррелирует с сектором обстрела из миномета или пулемета, поэтому передел нефтегазовых активов вполне закономерен (в смысле законов войны). Экстраординарности событиям у Хишама придает прямое масштабное участие в них США. Сирийскую колонну с россиянами ждали и «вели» заблаговременно, пусть для непосредственных жертв все это получилось «в темную».

Гибель российских военнослужащих неизбежно ставит вопрос «ответки». Попытки официальных лиц «отмазаться» под предлогом того, что убиты не штатные солдаты, а «фрилансеры» выглядят очень нелепо. Юридическая казуистика становится бесполезной там, где ситуация разбирается «по существу». ЧВК Вагнера по своей сути – это не самостоятельное автономное подразделение, а теневое продолжение российского государственного корпуса специальных операций. Просто мир сильно поменялся со времен той же Афганской войны и есть вещи, которые игроки геополитического масштаба стараются делать не напрямую, а через различные прокси-структуры.

Сравнение ЧВК с Французским иностранным легионом некорректно, ибо легион является официальной частью французских вооруженных сил и подчиняется главе государства. ЧВК Вагнера не похоже и на «классические» коммерческие структуры наемников, поскольку находится под более плотным государственным контролем (в первую очередь со стороны спецслужб), а потому ограничено в самостоятельности по многим принципиальным вопросам. В силу перечисленных выше моментов вполне естественно, что военно-патриотическое сообщество России (в самом широком смысле слова) восприняло американскую игру мускулами 7 февраля как вызов собственно Москве. Поэтому стержневым моментом всевозможных специализированных сайтов, форумов и комментариев выступает один вопрос: чем Кремль ответит Белому дому? При этом никто не задается вопросом, как подобное соотносится с международным правом или идеалами гуманизма. Все просто, как в ситуации стычки на криминальном районе.

В России очень часто цитируются слова императора Александра III о том, что у нее есть только два союзника – армия и флот. Поэтому если по либералам в социально-экономическом блоке правительства или спортивным чиновникам вопросов никто не задает и волос на разных участках тела не рвет – с этими заранее проигранными сражениями многие смирились и чуда не ждут, то в свете силового противостояния с США картина принципиально иная. Вашингтон вошел в Сирию войсками и предельно наглядно продемонстрировал свои решительность, мощь и возможности. Ставки геополитической игры подняты весьма сильно, а мяч теперь на стороне Кремля. При отсутствии симметричного либо асимметричного ответа лавочку крупных заграничных проектов Москве можно сразу закрывать, поскольку иерархия и весовые категории двух игроков сразу станут понятны, а иллюзии развеются.

Ситуация «ваше слово, товарищ Маузер», самой логикой политического процесса вплелась в российскую президентскую гонку. Сначала Владимир Путин получил неожиданно мощный вызов со стороны Павла Грудинина, быстро оседлавшего социально-экономическую проблематику и снискавшего симпатии левого электората. Даже мощное медийное давление на кандидата от КПРФ не дает привычного эффекта и популярность Грудинина продолжает расти. Теперь пришел в движение милитаристско-патриотический сегмент российского общества, который требует мести «пиндосам». И пусть считается, что месть – это блюдо, которое подают холодным, в свете избирательного процесса Кремлю и его силовому блоку нужно максимально ускориться с ответом. Но опять же побеждает не тот, кто первым стреляет, а кто первым попадает.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...