Сергей Станкевич: Похоже, кое-кто в руководстве РФ не прочь «утилизировать» самых отвязанных и непредсказуемых неоимперских фанатиков в сирийской пустыне, чтобы не иметь с ними проблем в других местах, особенно в самой России

С.Б.Станкевич – один из самых известных российских «демократов первой волны»

С.Б.Станкевич – один из самых известных российских «демократов первой волны» (именно Станкевич в августе 1991 года руководил сносом памятника Дзержинскому на Лубянской площади в Москве), эксперт Фонда Анатолия Собчака, постоянный участник политических ток-шоу на ведущих российских телеканалах.

Сергей Станкевич
Фото: ria.ru

***

— Сергей Борисович, отношения РФ и США в очередной раз обострились. Но как-то диалектически. Ещё недавно государственные российские СМИ негодовали по поводу зловредных санкций и списков. А расстрел американцами с воздуха российских военных почти не заметили. Возьмётесь это объяснить?

– Боевое столкновение американцев с некой нерегулярной частью 7-8 февраля 2018 г. в районе сирийского Дэйр-эз-Зора стало парадоксальным по сути, но важным по последствиям событием. Более чем сдержанная реакция официальных лиц и структур РФ на гибель в бою неизвестного числа россиян показала, что для российской власти далеко не все «свои» одинаково близки. Стало очевидно: Кремль не будет вписываться в авантюры на стороне «свободных радикалов» гиркинского разлива. Более того, похоже, что кое-кто в руководстве РФ даже не прочь «утилизировать» самых отвязанных и непредсказуемых неоимперских фанатиков в сирийской пустыне, чтобы не иметь с ними проблем в других местах, особенно в самой России.

Это может стать успокоительным сигналом («никакого имперского реванша, мы видим красную черту») и для Запада, и для союзников России вроде Казахстана и Белоруссии.

– Как бы вы охарактеризовали сегодняшнее положение России и Америки на мировой арене в более общем плане? Годится ли сравнение США с нахальным «качком», который устанавливает свои порядки во дворе, а РФ – с «ботаником», который, хочешь не хочешь, должен «выстраивать отношения»?

– Соединённые Штаты болезненно переживают растянутый во времени объективный и неизбежный процесс снижения своего статуса. В перспективе 10-15 лет им уже не быть единственной глобальной сверхдержавой, главным хранителем и гарантом «мирового либерального порядка». Возвышение Китая и следом идущей Индии, относительное обособление активно растущей Европы, восстановление «великодержавной» России с собственной зоной влияния, – всё это радикально снижает для США сферу прямого контроля и диктата.

США пытаются противодействовать по сценарию управляемого конфликта. Используя господство в медиасфере, чудовищно раздувают российскую угрозу и навязывают союзникам услуги по борьбе с ней. Укореняют и увековечивают многослойную систему санкций, позволяющую извлекать коммерческие выгоды, держать полмира в узде и самовольно наказывать не только «ревизионистов» вроде России и Китая, «изгоев» вроде Ирана и КНДР, но и любых санкционных диссидентов. Девальвация статуса США замедляется, но процесс принципиально необратим.

Приход к власти в США президента Трампа спровоцировал внутренний бунт «либеральных интервенционистов», желающих любой ценой сохранять и дальше мировой порядок по-американски. Интервенционисты смогли зажать в угол Трампа и увеличить накал глобального противостояния.

Россия смогла вернуться в круг великих держав не только по факту обладания ядерным оружием, но и по объёму влияния на ход мировых событий. Но у неё сохраняются три окна уязвимости.

Первое: Нет прочного регионального союза, поддержка со стороны партнёров по ЕАЭС и ОДКБ слаба и ситуативна. Второе: Сохранение сковывающего конфликта на Донбассе резко ограничивает перспективу внешнеполитического и внутреннего усиления. Третье: Страна не может обрести вектор к позитивному будущему из-за того, что господствующий слой не желает конкурентного роста экономики, предпочитая паразитарную «стабильность».

В этом смысле «паразитариям» в их борьбе с «ростовиками» даже выгодно нарастание внешней напряжённости: на неё можно списывать нищету населения, а политических оппонентов изображать «пособниками врага».

– Мне очень любопытно, насколько с конца 1980-х трансформировались ваши собственные взгляды на роль Америки в мире… Как считаете, существует ли реальная угроза глобального российско-американского военного конфликта? А неглобального?

– Америка совершила колоссальную геополитическую ошибку, не найдя мирного способа на договорной основе «упорядочить» Европу после холодной войны. Вместо установления новой системы европейской безопасности в стиле «Хельсинки-2» вместе с Россией, превратив её в партнёра без иронии, США предпочли одностороннее поглощение постсоветского пространства. Россию фактически прижимали к Уралу и оттесняли в Азию.

Примерно с 2007 года Кремль перешёл к активному противодействию этой политике вытеснения. Итогом может стать новая холодная война, признаки которой нарастают.

Тем не менее, угрозы прямого военного конфликта между США и РФ не просматривается нигде. Важно сохранять рабочий диалог на дипломатическом и военно-техническом уровнях, чтобы адекватно понимать намерения и действия друг друга.

Эта станет легче делать, как только будет закрыт конфликт на Донбассе и состоится политическое урегулирование ситуации в Сирии.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...