Крымнаш: уроки и капканы истории

27 марта 1854 Англия и Франция объявили войну России. Вскоре началась осада Севастополя… Казалось бы, какое нам дело до событий седой старины?

Но дело простое. У Кремля опять крайне напряжённые отношения с Западом. Геополитический расклад к концу 2010-х сильно напоминает тот, что сложился в середине XIX века. История вообще имеет свойство повторяться. И если бы современная Россия не имела ядерного оружия, то сегодня, вполне возможно, уже шла бы Вторая крымская война. Только вместо Франции в антироссийской военной коалиции состояли бы США…

Крымская война

В России к началу 1850-х уже много лет правил Николай I. Амбициозный самоуверенный мужчина. Большой любитель военных парадов. Он не сомневался, что Российская Империя, у которой в прошлом великие победы, всех сильней и сегодня.

Николай окружал себя подхалимами. Иностранные дела империи вел Карл Нессельроде (выведен в «Левше» у Лескова под фамилией Кисель вроде). Он, как и другие министры, заглядывал Николаю в рот, не смел возражать, даже когда это было необходимо, и в угоду великодержавным замашкам Николая перессорился со всей Европой.

Как и сегодня, российское государство в тот период активно боролось за свои геополитические интересы на юго-западе. Интересы простирались дальше, чем сейчас. Николай рассчитывал взять под контроль проливы Босфор и Дарданеллы. А потом, если фишка ляжет, вернуть Константинополь. Предивный Царьград, колыбель и светоч восточного христианства. В 1453 году великий город был захвачен турками. Они переименовали его в Стамбул, сделали своей столицей. Превратили церкви в мечети.

Много веков после этого у русских царей сохранялась надежда возвратить христианскому миру Царьград. Можно будет отдельно поговорить о том, как это собирались сделать при Екатерине II, как планировалась десантная операция при Александре I. Каждый следующий российский император с большей или меньшей степенью основательности прорабатывал подобные планы со своими военными.

Самое интересное, что идеи насчёт Царьграда не умерли и советское время! Вот как об этом рассказывает выдающийся российский филолог и историк Вадим Кожинов:

«Не могу забыть, как в 1975 году один из прославленных полководцев Второй мировой войны, главный маршал бронетанковых войск П.А.Ротмистров в присутствии множества людей гневно воскликнул, прервав мою речь (Кожинов читал доклад на каком-то юбилейном собрании — авт.): «Проморгали Константинополь, проморгали!».

Дело в том, что в конце сентября 1944 года наши танки вышли на южную границу Болгарии, от Царьграда их отделял один бросок. Ротмистров в то время был заместителем командующего бронетанковыми войсками, и, судя по всему, вопрос о захвате проливов тогда энергично обсуждался. Сталин этой идеи не поддержал».

Западным партнёрам российская активность в регионе всегда категорически не нравилась. Но до поры они с ней мирились. Так было и в начале 1850-х. Но русские демонстрировали на юго-западе всё новые впечатляющие победы. Входили во вкус. И европейские лидеры решили, что этому пора положить конец.

Тут пора сказать про Крым. Он к началу 1850-х уже 70 лет был наш. Однако соседи так не считали. Турция и крымские татары, большая часть которых в 1780-е годы уехала из Крыма в Турцию (Потёмкин отпустил их с миром) были уверены – ещё не вечер.

Подлинная история отношений крымско-татарского и русского народов полна драматизма. На протяжении XVI-XVIII веков основным видом хозяйственной деятельности Крымского ханства были набеги на славянские земли, захват пленных и продажа их в рабство генуэзцам. Только в 1783 году Россия сумела разорить осиное гнездо и лишила свободолюбивый народ государственности. Однако через полтора века, в 1942 году, крымчаки дождались себе освободителей и ударили русским в спину. Подробности тех событий на полуострове раздора до сих пор помнят едва ли не в каждой семье, и русской, и татарской.

Но мы опять отвлеклись. Вернёмся в 1850-е. Николай всё более решительно теснил слабеющую Османскую империю. В её состав, кстати, тогда входила Сирия. Угодливый Нессельроде подтверждал императору, что Европа не станет мешать: «Англия и Франция никогда не договорятся между собой, а Пруссия и Австрия будут союзниками России».

Но Англия и Франция договорились. Заявили, что надо остановить российскую агрессию. Заступиться за Турцию. Пруссия с Австрией заняли позицию враждебного по отношению к России нейтралитета.

На всякий случай напомню, что и Англия, и Франция в то время были крупнейшими колониальными державами. Ни о каком «восстановлении справедливости в регионе» на самом деле речи не шло. Там была одна сплошная геополитика.

Британско-французские силы атаковали Крым. Сразу же выяснилось, во-первых, что российский парусный флот против английского и французского парового – просто дрова. Вслед за этим знаменитые, покрытые славой великих побед русские корабли были затоплены у причалов Севастополя – не врагами, а русскими адмиралами. Чтобы мачты затопленных кораблей перегородили подход неприятельским судам. И чтобы от парусников была хоть какая-то польза.

Во-вторых, оказалось, что русские гладкоствольные ружья против нарезных винтовок англичан и французов почти то же самое, что луки и копья индейцев. Дальность ружейного боя составляла 200-300 метров, винтовочного – 1300.

В-третьих, российские коммуникации никуда не годились. Военное снаряжение и припасы везли в Крым из Центральной России на волах по грунтовым дорогам. Весной и осенью они превращались в непролазные хляби. Да ещё интенданты воровали почти как сейчас путинские министры.

В-четвёртых, николаевские царедворцы оказались никуда не годными командирами. Морской министр Александр Меншиков, правнук и тёзка соратника Петра I, был мастер застольной беседы. Считался одним из самых остроумных людей своего времени. Он ещё до начала войны изобретательно хамил туркам, когда был послан вести переговоры. Меншиков от имени императора требовал, чтобы султан признал право Николая I покровительствовать живущим в Турции христианам. Право вмешиваться в их судьбу. Турки, конечно же, с негодованием отказались. Сочли такое предложение оскорбительным. Насмехаясь над Меншиковым, заявили: всё, что можем пообещать – больше не будем называть христиан собаками. Остроумный Меншиков ответил, что русские за это не будут называть собак Султанами. Как полководец он был гораздо менее находчив.

Крымская война продолжалась полтора года. Все козыри были в руках у союзников. Но русский солдат уже тогда по праву считался лучшим в мире. Ну, и командиры на местах, в отличие от главнокомандующих, оказались на высоте. Оставшиеся без кораблей адмиралы Нахимов, Истомин и Корнилов сумели грамотно организовать оборону Севастополя. Атмосферу той давней осады гениально передают «Севастопольские рассказы» 27-летнего артиллерийского офицера Льва Толстого.

Тем не менее, войну русские проиграли.

Англичане и французы не собирались завоёвывать Россию. Им достаточно было остановить русскую экспансию на юго-запад. Эта задача была решена. По условиям подписанного в Париже мирного договора Россия лишалась права иметь военный флот в Чёрном море и должна была подвинуться в Бессарабии и на Балканах. Но Крым оставался нашим.

Николай I не дожил до окончания Крымской войны. В феврале 1855 года он простудился на военном смотре, получил двустороннее воспаление лёгких и умер. Говорят, простудился специально. Не смог пережить позора. А новый император вскоре после этого начал проводить радикальные реформы. Отменил крепостное право, реформировал судебную систему, ввёл местное самоуправление. Как известно, поражение хороший учитель.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...