Последний писк социального государства

Робин гуды наоборот (отбирают деньги у бедных и отдают богатым) совсем распоясались

Государство продолжает планомерное наступление на бедных. С одной стороны запущена системная налоговая облава на самозанятых, с другой в 2021 году можно будет отбирать у должников единственное жилье. Что характерно, подобные правительственные начинания требуют серьезных расходов на административные цели, но цена вопроса чиновников не останавливает. Здесь во главу угла поставлен принцип: вам исполнилось 18 лет, демоверсия вашей жизни кончилась; чтобы жить дальше – надо платить. Есть ли у человека деньги – государство не волнует.

Сегодня в Казахстане нельзя лишать человека единственного жилья, если в нем размер жилой площади не превышает 18 квадратных метров на одного проживающего. С 1 января 2021 года, согласно разработанному законопроекту «О восстановлении платежеспособности граждан РК», будет можно. Надежд на то, что Мажилис отклонит данную норму, крайне мало. Поскольку «народные избранники» только-только стали входить во вкус своих «расширенных» полномочий на «правительственном часе», как последовал окрик с самого верха попридержать депутатскую любознательность.

Охота за деньгами самозанятых и мелких должников в принципе не в состоянии компенсировать коррупцию при бюджетных «распилах». То есть с одной стороны прииск с золотым песком, а с другой склад готовой продукции в виде золотых слитков. Но госфункционеры не ищут ключей от склада ­­– все усилия направлены на карманы мелких старателей с россыпных приисков.

социальное государство

Государство в социальной сфере по отношению к рядовым гражданам может себя вести по-разному. При социализме государство строило и выдавало жилье бесплатно, а стоимость проживания в нем (в первую очередь услуги ЖКХ) редко когда являлась обременительной статьей расходов для жильцов. Еще есть модель, где государство регулирует отношения по жизненно важным вопросам: ипотека, цены на лекарства, черта бедности, пенсионное обеспечение. В Англии, например, пенсии по возрасту появились еще до победы советской власти в России. В Казахстане же действует модель, в которой государство помогает грабить население.

Ключевые черты системы, в которой государство помогает отбирать деньги у бедных, довольно выпуклые. Это фактический отказ от регулирования тарифов на горячую и холодную воду, электричество, общественный транспорт. Черта бедности при таком общественном порядке составляет 40% от прожиточного минимума, а сам этот минимум составлен по такой методике, что в реальности прожить на него просто невозможно. Закономерным итогом подобной государственной политики становится то, что аппетиты монополистов и банкиров упираются в низкую платежеспособность населения. И вот здесь правительство демонстрирует креатив и изворотливость в полной мере.

Единый совокупный платеж (ЕСП) – это сильный ход в многолетней охоте на самозанятых. Власть в кои то веки отошла от классических карательных вещей и пробует использовать пряник. Самозанятым предложено перестать прятаться, выйти на свет (в смысле государственного учета) и поделиться своими доходами. В силу того, что они сдаются сами, а не берутся государством в плен с бою, предусмотрены соответствующие поблажки. Уплата ЕСП будет означать автоматическое участие в системе медицинского и социального страхования, пенсионного обеспечения. Формально платеж можно считать символическим – 1 МРП (2405 тенге) для горожан и 0,3 МРП (722 тенге) для сельчан. Однако не факт что людям, с трудом сводящим концы с концами, данная схема покажется привлекательной. Фактически правительство косвенно признает: платежеспособность на селе в три с лишним раза проблематичнее, чем в городе.

Для поисков налогооблагаемой базы государство прилагает просто титанические усилия. Успехи же в расширении этой самой базы очень скромные. По данным НПО, за три последних года новых рабочих мест в Казахстане не создано. Чиновники же заявляют о росте занятости в 0,15%. С одной стороны это 46 тысяч рабочих мест, а с другой стороны арифметическая погрешность своей верхней границей имеет 3%. В общем, успехи более чем скромные.

Отсутствие рабочих мест, а следовательно и денег, заставляет людей залезать в долги. На этой почве все острее встает вопрос: чем бедные могут расплачиваться? Ноу-хау с запретом на выезд за пределы Казахстана для должников по налогам, штрафам и алиментам задуманного эффекта не дало. В категории задолженников процент путешественников оказался весьма незначительным. Самый очевидный ресурс для изъятия – это недвижимость.

Крыша над головой – это с одной стороны предмет первой необходимости, как продукты питания, одежда, обувь, жизненно важные лекарства, а с другой – достаточно емкая в финансовом отношении вещь. Проблема единственного жилья давно стала камнем преткновения во взыскании долгов. Но время идет и появляются новые инструменты. С 1 января 2021 года единственное жилье разработчики законопроекта намерены отбирать за долги.

Борис Парсегов является своего рода сертифицированным членом всевозможных общественных советов при государственных органах. Весьма характерно озвученное им предложение переселять оставшихся без жилья в приспособленные для проживания гражданских лиц казармы. За образец взята Германия, где из советских казарм сделали муниципальное социальное жилье, по своему уровню ниже эконом-класса.

Здесь главный вопрос не в том, где взять казармы для переоборудования, а почему вообще человека лишают жилья, если оно меньше 18 квадратных метров на одного проживающего? В Конституции слова про социальное государство еще не вычеркнуты, но по факту от него уже ничего не осталось. Члены общественных советов про Конституцию и здравый смысл уже не заикаются. Слабым утешением для несчастных выступает лишь то, что маленький переходный период имеется: до 2021 года еще есть время и можно успеть выплатить хотя бы ЕСП.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...