Куда двинется тенге: вниз или вверх?

Понятия «девальвация» и «ревальвация» тенге устарели. Нацбанк связан своей политикой свободно плавающего курса тенге

Даже если нефть взметнется до $100 за баррель, тенге не укрепится до уровня 2015 года. А если стоимость нефти опустится до критически низких значений, резкой девальвации тенге все равно не случится. Почему? Объясняет руководитель аналитического отдела FXPrimus Арман Бейсембаев.

Арман Бейсембаев

***

 – Уже долгое время расчетный курс тенге, который определило правительство в бюджете на 2018 год, остается гораздо выше реального обменного курса. Можно ли расценивать этот факт как создание задела для возможной будущей девальвации тенге?

Оснований для такого утверждения нет. Скорее речь здесь идет о том, что правительство очень консервативно и, возможно, отчасти, скептически смотрит на текущий рост стоимости нефти и старается заложить возможный запас прочности под бюджет и курс тенге в случае падения цен на нефть. Это вполне нормальная практика и обычно включает в себя 3 разных сценария для бюджета и возможной корректировки курса: оптимистичный, сбалансированный и консервативный.

То, что в бюджет был заложен курс по консервативному сценарию, говорит не о грядущей обязательной девальвации, а о том, что правительство не верит в рост цен на нефть и хочет быть готовым к возможному ее обрушению. Текущий прогнозный сценарий предполагает среднюю цену на нефть в районе $45 за баррель и курс тенге в районе 340 в случае его реализации.

– Сценарий девальвации тенге в 2018 году возможен? При каких обстоятельствах?

– В данном случае термин «девальвация» больше не применим к тенге, поскольку еще в 2015 году Нацбанк РК объявил о переходе в режим свободного плавания курса. Девальвация предполагает резкое изменение стоимости национальной валюты по отношению к иностранной в системах с фиксированным курсом, который назначает регулятор. Сейчас прямого официального назначения стоимости национальной валюты не происходит, курс определяется по итогам торгов на фондовой бирже. Поэтому мы можем говорить лишь об обесценении тенге, который, вероятнее всего, будет реагировать на стоимость нефти. Фактически, тенге может обесцениться на фоне падения цен на нефть. Некоторые предпосылки к этому есть: сокращение баланса ФРС, повышение процентной ставки и, как следствие, рост стоимости доллара по отношению к корзине валют может ударить по сырьевым активам, которые традиционно дешевеют на фоне дорожающего доллара. Поэтому есть все основания полагать, что до конца года мы можем увидеть падение цен на нефть и одновременное обесценение тенге по отношению к доллару. Однако я полагаю, что курс будет изменяться относительно плавно по мере падения нефти.

– Получается, что термин девальвация тенге изжил себя?

– Совершенно верно. Так как технически этот термин, как я уже сказал, относится к валютам с жёстким регулированием и фиксированным курсом. Ни к тенге, ни к рублю это теперь не относится, так как резкая девальвация у нас уже невозможна. Разве что если случится обвал нефти и она за сутки потеряет 5-10% стоимости. Тогда и курс тенге резко отреагирует. В обычной ситуации тенге будет ходить вслед за нефтью так же плавно, как ходит сама нефть.

Про девальвацию можно говорить, только если власти в директивном порядке решат изменить курс, который до этого фиксировался на других уровнях с возможным отклонением в плюс/минус 1-2%. В условиях свободного плавания курса это сделать уже невозможно. В этом режиме обычно применяются интервенции. Сначала вербальные, потом реальные, если первые не помогут.

– Вернемся к нашему основному вопросу. Кому выгодно и кому невыгодно, чтобы тенге укреплялся, учитывая рост стоимости нефти? Не привязан ли курс тенге больше к интересам олигархических групп, а не к нефти?

– Как бы это парадоксально ни звучало, но чрезмерное укрепление тенге невыгодно никому. Для населения это не приносит особого облегчения, поскольку логика, что «при девальвации цены выросли, а при укреплении тенге они упадут», здесь не работает. Покупательская способность тенге не растет от роста его стоимости против доллара. Зато могут пострадать наши производители, которые при укреплении тенге начинают проигрывать своим зарубежным конкурентам. Экспортерам нефти это также не приносит особой радости, поскольку они зарабатывают в долларах, а налоги платят в тенге. Зато начинают выигрывать импортеры, которые завозят иностранную продукцию в страну.

В целом, нельзя сказать, что тот или иной курс валюты привязан к определенным интересам каких-либо групп. Так или иначе, эти интересы всегда присутствуют: импортеры выигрывают от крепкого тенге – экспортеры от слабого, и те и другие хотели бы видеть разную стоимость валюты, поскольку решают разные задачи и у них разные интересы. Задача монетарных властей держать ситуацию в балансе, чтобы не дестабилизировать экономику.

– Можно ли говорить о том, что в Казахстане сформировались группы с громадными валютными активами, для которых выгоднее, чтобы курс национальной валюты оставался низким и не повышался вслед за нефтью?

– В целом, надо сказать, что настроения населения вообще можно охарактеризовать как девальвационные. После потрясений 2015-2016 годов люди по большей части не верят правительству и предпочитают держать свои сбережения в долларах. Взятый курс на дедолларизацию не сильно меняет эту ситуацию в лучшую сторону.

Понятно, что большинство держат свои активы в долларах и проигрывают от укрепления тенге, что крайне нежелательно для них. Отсюда и соответствующие настроения – все ждут очередную девальвацию. Бюджет страны также зависит от валютной выручки и правительству ни к чему укрепление тенге. Это выливается в то, что Нацбанк выходит на рынок и скупает доллары ровно также сдерживая укрепление тенге. Поэтому я бы не стал говорить об отдельных группах. Речь скорее идет о стране в целом.

– Возможен ли дисбаланс с валютной политикой России, если в России курс рубля будет укрепляться вслед за ростом стоимости нефти, а в Казахстане этот процесс будет заторможен? К чему это может привести?

– Россия – наш самый крупный и самый важный торговый партнер и любой существенный дисбаланс в валютных политиках обеих стран приведет к нарушению баланса в экономике. Мы уже видели к каким разрушительным последствиям приводит такой дисбаланс на примере начала 2015 года, когда курс тенге удерживали на месте против стремительно дешевеющего рубля на фоне падения цен на нефть в угоду политической конъюнктуре. В чрезмерно крепком рубле против доллара в России тоже особо никто не заинтересован и рубль также будут сдерживать от дальнейшего укрепления. Точка равновесия тенге с рублем находится на отметке 5-5,5 тенге за рубль и главная задача Нацбанка сохранять этот баланс и дальше.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...