«О стычках в соцсетях и реальных настроениях в казахстанском обществе»

Сетевые СМИ о том, что происходит в массовом сознании

«О стычках в соцсетях и реальных настроениях в казахстанском обществе. Часть 1» — Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ, политологСамая политизированная в Казахстане социальная сеть Facebook является отражением умонастроений, причем крайне противоречивых, которые царят в среде интеллигенции и представителей малого и среднего бизнеса в Казахстане. Не менее, но и не более. Что-то доярок и трактористов, как и олигархов, в Facebook я не заметил…

А коль нет ясной, взвешенной, адекватной государственной идеологии, то на её место стремятся прийти другие, в нашем случае – религиозная и националистическая. Все эти раздоры в соцсетях вызваны именно продвижением националистических взглядов, генератором и локомотивом которых является часть казахской интеллигенции. Эти люди, образованные, по-своему патриотично настроенные интеллектуалы, даже не отдают себе отчета в том, какую мину замедленного действия они закладывают под фундамент казахстанской государственности, под будущее страны.

Уразгали СЕЛЬТЕЕВ, политолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК — Не стоит переоценивать эмоциональные перепалки в социальных сетях. Блогеры хайпуют, но не отражают мнения большинства. Например, в случае с Днем Победы главное – это то, что он как историческое достояние для жителей постсоветского пространства был и останется мощным объединяющим фактором. И не имеет значения, какого цвета ленточки на груди.

К примеру, по частным случаям, «прокачанным» в СМИ и социальных сетях, делать обобщающие выводы и заключения неверно. Тенденции формируются на основе системно повторяющихся событий и динамичного увеличения одних и тех же фактов. А у нас нередко одну или несколько ситуаций пытаются интерпретировать как массовое явление или тревожный тренд. Это касается, к примеру, языкового вопроса, который преподносится как обостряющаяся проблема.

соцсети общество

Толганай УМБЕТАЛИЕВА, кандидат политических наук, гендиректор Центрально­ азиатского фонда развития демократии — Дискуссии в социальных сетях, конечно, демонстрируют настроения определенной части населения и отражают определенные тенденции, которые характерны в целом сегодняшнему нашему обществу. Например, недостаток критического мышления, только-только формирующуюся культуру политического поведения и т.д. Зачастую «критическое мышление» у нас понимают как «критиковать все подряд и с эмоциями», хотя на самом деле это означает, если говорить простым и доступным языком, «ставить под сомнение» все то, что видишь и читаешь, «подвергать все проверке», а не принимать за чистую монету.

Активисты наших социальных сетей хотят получить все быстро и сейчас. Но такой подход может иметь лишь краткосрочный эффект. Отсюда неудачи, постигшие почти все реформы, которые реализовывались до сегодняшнего дня, – их тоже хотели реализовать быстро и сейчас. Понимаю, что люди устали ждать, ведь им все время обещали, что еще чуть-чуть, и они будут жить «при коммунизме», «в процветающей стране». Чувство ожидания было переэксплуатировано государством. Но если мы все же хотим прийти к успешному итогу, то нам нужно перестать надеяться на простые и быстрые решения. И лидерам этих дискуссий следует научиться превращать свое понимание в реальные задачи и поэтапные шаги, а не в «сплошной протест».

Замир КАРАЖАНОВ, политолог — Если мы попытаемся выдать сознание интернет-аудитории за массовое общественное сознание, то, скорее всего, придем к совершенно неправильным выводам.

Мы можем говорить о настроениях и тенденциях, но только тех граждан, которые выражают их в Интернете. А ставить знак равенства между их позицией и настроениями в обществе, думаю, будет грубой ошибкой. В-третьих, глобальная сеть сегодня – это не только общение и получение новостей, но и инструмент идеологической или информационной войны.

Опять же, любой социолог, занимающийся изучением общественного мнения, скажет, что мнение должно быть непредвзятым. Иначе не избежать грубых ошибок в социсследовании. И это обстоятельство делает Интернет совершенно неудобным инструментом в плане изучения общественного мнения.

Казбек БЕЙСЕБАЕВ, политолог — Возникающие время от времени острые дискуссии на темы казахского языка, исторического прошлого и межнациональных отношений, действительно отражают определенные настроения в обществе. Также можно сказать, что народ стал нервным. Этому есть свои причины: жизнь становится всё тяжелее и тяжелее, цены растут, светлых перспектив не видно и т.д. Как тут не занервничать…

А еще нужно сказать о том, что такие дискуссии на руку властям, поскольку они отвлекают внимание народа от серьезных социально-экономических проблем. Кроме того, темы, вокруг которых разгораются дискуссии, при всей их остроте не являются политическими и особо не затрагивают интересы власти. Вместе с тем, есть объективные причины, приведшие к возникновению таких дискуссий.

«О стычках в соцсетях и реальных настроениях в казахстанском обществе. Часть 2» —

Айман ЖУСУПОВА, социолог, ведущий эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК — Социальные медиа приобретают особую значимость в условиях «ручных» СМИ и тогда, когда власти реагируют на те или иные события с опозданием, а то и вовсе игнорируют их. В таких случаях граждане все чаще обращаются к социальным сетям.

Можно ли по последним судить в целом о настроениях, царящих в Казахстане? На мой взгляд, нет. Соцсети дают некую картину того, как людьми воспринимаются те или иные факты и явления, но они никак не отражают количественные показатели: по ним невозможно сделать вывод о том, какая часть общества придерживается той или иной позиции. Тем более что в сети много проплаченных комментариев, немало таких, кто сознательно и целенаправленно пытается сформировать определенное общественное мнение.

соцсети влияние

Айгуль ОМАРОВА, журналист, политолог — Лично мне кажется, что подобного рода споры разжигаются искусственно. А широким массам не до этого, им нужно выживать.

Возможно, подбрасывание дровишек в тлеющий (а точнее, угасающий) костер связано с тем, что необходимо отвлечь людей от по-настоящему злободневных тем. Таких, например, как введение налогов для самозанятых, которых в нашей стране более двух миллионов человек, рост цен на коммунальные услуги товары первой необходимости и т.д.

И да, это параллельные миры, поскольку в массовом общественном сознании закрепляется иное, а именно растёт протестное настроение. Конечно, есть люди, заточенные на тему казахского языка или истории, но таковых всё же меньше. А подавляющее большинство людей в стране занято борьбой за выживание.

Мурат ТЕЛИБЕКОВ, мусульманский общественный деятель — В последнее время я все чаще прихожу к выводу, что мы слишком уверовали во всесильность политтехнологий и могущество средств массовой информации. Конечно же, общественным сознанием можно манипулировать, направлять его в необходимое русло, но лишь в определенных пределах. Как только концентрация лжи и домыслов становится чрезмерной, а идеологические повороты слишком крутыми, — начинается реакция отторжения. В данном случае произошла интоксикация организма. И тогда на свет появился «Бессмертный полк», явление, которое можно расценить как рвотный рефлекс.

Больше всего в этой истории меня удручает разрыв между истинным общественным мнением и официальным. На поверку оказалось, что мнение общественных и государственных деятелей не всегда отражает мнение народа. Судите сами. На улицы Алматы вышли сотни тысяч людей, хотя многие уверяли нас, что прошлое народа похоронено окончательно и что сознание людей коренным образом изменилось. Нет, господа! Дело обстоит иначе.

Жанна ИЛЬИЧЕВА, блогер — Раньше мне казалось, что социальные сети и реальность существуют в параллельных мирах и не пересекаются. Ведь ежедневные дебаты на разные темы, будь то отношения Украины и России, 9 мая, Голодомор, языковые скандалы и так далее, присутствуют в социальных сетях и практически отсутствуют в реальной жизни.

Но этому есть вполне логичное объяснение. Если у нас по этим темам не совпадают мысли с нашими друзьями или родственниками, мы не будем с ними спорить до посинения и тем более никогда не опустимся до оскорблений (правда, скорее всего, мы просто не станем обсуждать с ними те темы, по которым нет шансов прийти к консенсусу). Намного проще спорить с виртуальными оппонентами, когда отсутствует возможность посмотреть человеку в глаза.

Вести дискуссии с коллегами нет времени — на работе надо работать. Остаётся виртуальный мир, где люди и скрещивают шпаги в свободное от семьи, работы и друзей время.

Розлана ТАУКИНА, общественный деятель, президент «Федерации равноправных журналистов» — Соцсети сейчас действительно стали единственным местом, где население выражает свое отношение к проблемам, которые волнуют общество. У нас давно перестали интересоваться общественным мнением вообще, его уже не измеряют (не изучают) социологи и СМИ, оно никак не влияет на политику госорганов и на политику самого государства. И те, кто управляет государством, заинтересованы в том, чтобы общественное мнение не было четко сформулированным и артикулированным кем-то. Хаотичные настроения людей и отдельных активных групп населения выливаются в соцсети. Иногда народ втягивают в обсуждение вовсе не самого главного, но хотя бы просто обсуждаемого.

Другое дело, что нет площадок для дискуссий на политические темы, нет объективных и компетентных ведущих, которые могли бы правильно резюмировать обсуждения. В Интернете эта культура еще не вызрела, но то, что очень много людей черпают в нем информацию и предложения для обдумывания — факт. Кстати, именно поэтому Аблязову удалось легко найти аудиторию в сто тысяч человек. И другому политику это удастся, если он будет предлагать актуальные, а не отвлекающие темы для дискуссий.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...