«Желтые жилеты» вновь вышли на улицы французских городов с тем, чтобы бросить вызов Макрону

Что касается имеющих место во Франции протестных выступлений, их надо, по-видимому, охарактеризовать как первый серьезный социальный бунт в западном мире за последние, по меньшей мере, полстолетия

Издание Mail and Guardian опубликовало статью под названием «‘Yellow vests’ back on France’s streets to challenge Macron» — «Желтые жилеты» вновь вышли на улицы французских городов с тем, чтобы бросить вызов Макрону».

В ней говорится так: «Тысячи манифестантов в «желтых жилетах» вновь вышли в субботу на улицы Франции с тем, чтобы выразить недовольство политикой президента Эммануэля Макрона, вступая столкновение с полицией в нескольких городах и бросая вызов его усилиям по подавлению протестного движения».

А на следующий день, 27 января в Париже состоялась первая акция движения «foulards rouges» («красные шарфы»), которое противопоставляет себя протестному движению «желтые жилеты», сообщает французское информационное агентство AFP. В этой демонстрации против насилия приняли участие порядка 10 тысяч человек.

Манифестанты движения «красные шарфы» собрались у площади Нации в столице страны и прошлись по ее улицам с лозунгами « Oui à la démocratie, non à la révolution » («Да – демократии, нет – революции»). Они также несли флаги Франции и Европейского Союза. На некоторых из них были надеты футболки с надписями типа «J’aime ma République» («Я люблю мою республику») или «Stop aux violences » («Остановить насилие»).

желтые жилеты красные шарфы

Судя по сообщениям французских СМИ, главным инициатором акции «красные шарфы» стал инженер из Тулузы Лоран Сулье, который близок по своим политическим взглядам к партии «La République en Marche!» («Вперед, Республика!») и поддерживает президента Франции Эммануэля Макрона. Еще утверждается, что «красные шарфы» не поддерживают политику французского правительства, но выступают в защиту демократии и институтов власти в стране.

Две страны сейчас на слуху из-за происходящих там вот уже длительное время социальных выступлений. Это – Венесуэла и Франция. Хотя и там, и там недовольство масс связано с действиями национальных властей или же, иначе говоря, проводимой этими последними политикой, эти два случая продолжительных протестных акций совершенно не сопоставимы друг с другом по своей международной и долгосрочной значимости.

Происходящее сейчас в Венесуэле во многом напоминает то, с чем в относительно недавнем прошлом сталкивались такие латиноамериканские страны, где к власти приходили левые политические силы, проводившие неугодную официальному Вашингтону и, соответственно, сообществу западных держав политику. К примеру, Куба при Фиделе Кастро, Чили при Сальвадоре Альенде или Никарагуа после победы Сандинистской революции. Теперь, получается, настал черед Венесуэлы.

Что касается имеющих место во Франции протестных выступлений, их надо, по-видимому, охарактеризовать как первый серьезный социальный бунт в западном мире за последние, по меньшей мере, полстолетия. И он обусловлен, надо полагать, следствиями продолжающегося смещения центра тяжести в мировой экономике с Запада на Восток. Поэтому для глобальной повестки дня французский случай куда важней венесуэльского случая.

Западные политические элиты поставлены перед задачей приспособления своих обществ к условиям и требованиям, диктуемым изменившимся раскладом сил и веса в мировой экономике. Ее реализация ведет, если вещи называть своими именами, к подрыву принципа социального партнерства, на котором базировался общественный мир и согласие в западных странах в целом.

Иными словами, она представляет собой наступление на социальные достижения трудящихся масс. Те, в свою очередь, поднимаются на борьбу с целью отстаивания своих интересов. Но остановить развитие событий в указанном ключе вряд ли возможно. Следовательно, Западу предстоит, надо полагать, вступление в период постиндустриальных преобразований социального порядка.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...