Война Миров. Долгое государство Путина на острове Россия

На смену «суверенной демократии» предлагают «глубинный народ»

К 20-летию правления Владимира Путина (включая позицию «премьерзидента») свое осмысление российской власти и государства выдал Владислав Сурков в статье «Долгое государство Путина». Фундаментальный вывод помощника президента РФ состоит в том, что западные модели функционирования и развития для России не подходят, а потому неизбежна определенная самость, диктуемая психологией и жизненными установками «глубинного народа».

Владислав Сурков – фигура в путинском окружении совсем не рядовая, хотя его позиции после провалов на Украине существенно просели. Инсайдерские источники сбрасывали в Сеть информацию, будто Сурков является владельцем пакета акций предприятий украинского олигарха Рината Ахметова, а потому в свое время помешал ополченцам Донбасса захватить Мариуполь с его металлургическим комбинатом (когда-то крупнейшим в Европе). Как бы то ни было, но Владислав Сурков автор идеи «суверенной демократии», которая достаточно продолжительное время объясняла западным партнерам Кремля специфику публичных институтов России. «Глубинному народу» (авторство тоже сурковское) здесь ничего объяснять не надо – он знает как в Российской Федерации взаимодействуют государство и население.

Идеи поиска и обоснования собственного пути для российских интеллектуалов (как привластных, так и независимых либо диссидентствующих) занятие устоявшееся. Взять хотя бы Вадима Цымбургского, который ввел в научный оборот понятие лимитроф и устойчивую доктрину «Остров Россия». Однако Цымбурский – это в первую очередь ученый, тогда как Владислав Сурков – идеолог действующей власти. Бросается в глаза, что хронологический отсчет российской государственности начинается у него с Ивана Третьего (Московское царство), а не с традиционной в подобных случаях Киевской Руси.

Сурков последовательно проводит мысль о том, что западные институты, включая демократию, имеют для России вторичное и второстепенное значение. Это как одежда на выход в гости, тогда как дома наряды кардинально иные. При этом у власти нет сколько-нибудь серьезного коридора выбора в своем поведении, а только иллюзия этого самого выбора. Потому что парадигма движения и решаемых на его пути задач задается «глубинным народом». Теоретически власть и народ составляют самостоятельные течения, но добиться чего-нибудь эффективного и успешного государство может лишь тогда, когда его повестка совмещается с потоком устремлений «глубинного народа». Движение в противоход лишь создает проблемы и в конце концов подчиняет власть установкам «глубинного народа». Попутно Владислав Сурков заявляет, что государство Владимира Путина – это всерьез и надолго (от нескольких десятилетий и до конца XXI века).

Статья «Долгое государство Путина» оказалась замеченной российскими политическими и политологическими кругами. Например, наш земляк Владимир Жириновский ответил собственным материалом на страницах той же самой «Независимой газеты». Работу Суркова он называет усеченной и половинчатой версией политической программы ЛДПР, пеняет автору за приверженность к федерализму, тогда как Россия нуждается в централизации и напоминает, что упомянутые в статье Российская империя и СССР развалились, а потому нужно делать правильные вещи, чтобы не канула в Лету современная Россия. Жириновский отдельно акцентируется на том, что государственная мощь опирается на фундамент экономической мощи страны, а здесь действующая власть ничего путного не делает.

Александр Дугин в статье-комментарии «Путин или Сверх-Путин» замечает, что «Путину безраздельно принадлежит политическое настоящее России, но на будущее, которое наступит сразу после него, он не окажет никакого влияния». Владимир Путин – это компромисс, причем временный, а потом нужен Сверх-Путин, который способен проводить в жизнь более последовательную, могущественную, состоятельную и системную политику.

Кирилл Мартынов пишет в «Новой газете» про «Век Суркова»: «Прочитав трактат Владислава Юрьевича, можно спорить, в чем его аппаратный смысл, намерен ли помощник президента через эту публикацию «усиливаться», и будет ли теперь путинизм официальной идеологией «долгого государства». Дмитрию Пескову приходится отчитываться, читал ли Суркова Путин (пока нет, не читал). Но все это, кажется, имеет смысл только в том мире, который придумал для себя Сурков. Где идеология побеждает экономику и здравый смысл. И где беседы о смысле истории позволяют на время забыть о том, что уже шесть лет в России люди с каждым годом становятся беднее».

Писатель и политический деятель Александр Проханов специальной статьи по поводу долгого государства Путина не писал, однако в ходе ток-шоу у Владимира Соловьева заявил: «Он сказал о глубинном народе как о некоем ядре русской истории, которая, несмотря на все катастрофы: разрушение одной империи, возникновение другой империи, воспроизводит тот же имперский кристалл власти. Это правда, это так… если кристалл расплавится, глубинный народ опять выдавливает этот кристалл. Он не сказал одного, что же является содержанием этого глубинного народа. Содержание глубинного народа – это мечта о сильном, благом государстве, о царстве, которое защищает слабых, бедных, неимущих, зачастую – это мечта о царстве небесном».

Можно с высокой долей уверенности предположить, что не будь под статьей подписи Владислава Суркова, «Долгое государство Путина» не заинтересовало бы широкий круг читателей. Однако помощник президента высказался открыто, а потому публика пытается осмыслить глубинный посыл данной статьи. Если опираться на работу Суркова, то «глубинный народ» категорически не любит, когда государство начинает чудить в зоне отведенной ему ответственности. Своеобразной иллюстрацией к этому может служить и история с повышением пенсионного возраста в России, приведшая к падению рейтинга президента с 68 до 34% даже по информации провластных социологических служб. На фронте геополитики Российская Федерация все больше превращается в осажденную крепость, пусть и обширных размеров, а это тоже мешает развитию и нормальному функционированию страны.

Владислав Сурков пытался своей статьей показать, что по совокупности факторов построенное Владимиром Путиным государство является оптимальным для России и «глубинного народа». Но получилось неубедительно. Даже то, что в историческом экскурсе помощник президента не стал помещать своего начальника в компанию с Иваном Грозным и Сталиным косвенно свидетельствует об отнюдь не железобетонных позициях нынешнего хозяина Кремля.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...