Война Миров. Евросоюз строит новую систему расчетов с Ираном

В противостоянии с США по Ирану Евросоюз пошел стратегическим маршрутом

Евросоюз системно ищет приемы против лома Вашингтона. Очередным катализатором для подобных поисков выступил Белый дом, разорвавший ядерную сделку с Ираном. Будь Тегеран по своей экономической модели и глобальному весу аналогом КНДР, прагматичные европейцы вряд ли занялись бы поисками путей в обход диктата США, но тут ставки высоки, потому что состоятельному Ирану есть чем платить и имеется чего предложить. Как ответ на платежеспособный спрос возник INSTEX, поскольку под давлением Дональда Трампа Тегеран отключили от системы SWIFT. Попутно расширяется сфера применения евро в ущерб доллару.

Головной офис системы SWIFT находится в Брюсселе и формально данная международная организация под юрисдикцию США не подпадает. Однако на практике Иран и КНДР под давлением из Вашингтона от системы всемирных межбанковских финансовых каналов связи отключили. Ответ на проблему тоже пришел из Брюсселя, хотя формально инициаторами системы INSTEX выступают Франция, Германия и Великобритания (последняя больше на уровне моральной поддержки).

Суть INSTEX в анонимности платежей европейских компаний с Ираном. То есть любая бельгийская либо итальянская фирма при контрактах и контактах с Тегераном выступает от лица Европейского союза, что блокирует возможность точечных американских санкций против нее. Расчеты осуществляются в евро, которые также мешает контролю со стороны США, поскольку общеевропейская валюта и номинированные в ней платежи не так уязвимы перед Вашингтоном.

Всех проблем INSTEX отнюдь не снимает, зато выводит их в качественно новый формат. Ясно, что турбины из Европы в Иран может поставлять только «Сименс», но структуры Евросоюза – это сложившиеся специалисты в области мелочной торговли и крючкотворства. Для разъяренных американцев всегда будет представлено объявление в каком-нибудь «Обсервере», что со склада в Ганновере неизвестные украли 55 турбин, злоумышленники устанавливаются, а нашедшего просьба вернуть за вознаграждение. Фактически США могут накладывать наказание лишь на весь ЕС, под «крышей» которого и функционирует INSTEX, но связываться с такой махиной даже Дональду Трампу не всегда по зубам.

Евросоюз со всеми его институтами имеет куда более сложную структуру, чем США, несмотря на тамошнюю комбинаторику президента, сената, палаты представителей, сложной судебной системы и огромного числа спецслужб. Для понимания функционирования ЕС достаточно взглянуть на механизм формирования Еврокомиссии – правительства Объединенной Европы. По хитрой схеме он избирается главами стран-участников ЕС, Европарламентом и Европейским Советом (это объединение неправительственных организаций; не путать с Советом Европы). Претенденты двигаются на основе самовыдвижения и прохождения специальных конкурсов (что-то вроде экзаменов для чиновников по Конфуцию в Древнем Китае). В итоге получается когорта, которая застрахована от итогов выборов и популизма на всех уровнях стран-членов собственно ЕС. Разумеется, встречаются эксцессы вроде британского брексита, однако что такое переговоры с Брюсселем Лондон уже много раз испытал на собственной шкуре и ничего позитивного для себя не добился.

Европейский Союз обладает колоссальным полем для маневра. В случае чего всегда можно сослаться на какой-нибудь Люксембург, который уперся и ни какие уступки идти не желает. Когда вопрос урегулирован, то тот же самый Люксембург являет пример конструктивности и послушности.

Конфликт Дональда Трампа с Евросоюзом привел к тому, что Брюссель планомерно и поступательно «откусывает» от США государства и зоны, в которых прежде Вашингтон безраздельно доминировал. Ответом на прессинг США уже стало создание торгово-экономического союза между ЕС и Японией. Аналогичные переговоры Брюссель ведет с Южной Кореей, Австралией, Новой Зеландией. Все это объективно расширяет зону применения евро и ведет к сокращению сферы использования вечно зеленого «бакса». К тому же собирающиеся объединиться в экономическую зону с едиными правилами страны – это порядка 70% мирового производства потребительских товаров (от автомобилей и лекарств до бытовой электроники и посуды).

INSTEX – это отнюдь не благотворительность Евросоюза в отношении Ирана. Европейцы преследуют свои цели и заставляют Тегеран в финансовой сфере форматироваться под совместимость со структурами ЕС. Иранцы выражают неудовольствие, но по большому счету выбора у них нет. Трамп уже добился того, что иранский нефтяной экспорт сократился почти вдвое, да и вообще всевозможные препятствия на пути нормального развития Ирана созданы весьма тяжелые. Есть мнение, что INSTEX – это своего рода «троянский конь», а США и Евросоюз играют против Тегерана в «доброго» и «злого» полицейского. Однако окидывая взглядом общую картину, все-таки приходишь к выводу об изменениях в двух полюсах Запада – Вашингтон и Брюссель – тектонического характера. Ползучего, но тектонического.

После того, как Евросоюз принял принципиальное решение по «Северному потоку 2», уже никакой Дональд Трамп не в силах кардинально помешать строительству. Однако верный традиции и искусству мелочной торговли, Брюссель будет держать Москву в ситуации нервного напряжения, добиваться уступок по транзиту через Украину, подгонять «Газпром» под «Третью энергетическую хартию» и дальше в том же духе. В отношениях с Россией давно разложены скелеты по шкафам и расставлены всевозможные мины-ловушки, в преодолении которых Кремлю придется очень сильно попотеть. При этом и от СПГ из США европейцы не откажутся, и поставки голубого топлива из Алжира будут увеличивать, поскольку диверсификация энергетических поставок – это один из краеугольных камней стратегии ЕС. Базовый момент энергетической политики Евросоюза в том, что поставщики всегда и во всем виноваты, а Объединенная Европа белая, пушистая и направляет лучи добра во все стороны.

То, как развивается история с INSTEX и Ираном, лишний раз свидетельствует о масштабном Евроремонте мировой экономики. Вот уже и Россия готовится перейти в расчетах с ЕС на евро, в том числе по энергоносителям. Сегодня любые транзакции в долларах или осуществляемые через американский банк автоматически подводят стороны торговых отношений под действие законодательной системы США. Вот Евросоюз и взялся за решение проблемы кардинально: нет долларов – нет санкций. США под руководством Дональда Трампа настроили против себя такую массу недовольных, что произошел переход количественных изменений в качественные. Затаивших обиду оказалось так много, что Евросоюз (оказавшийся в их числе) теперь пытается возглавить пострадавших от Вашингтона против него же и с пользой для себя. Иранский кейс с системой INSTEX превращается в пробный шар, с которого глобальный процесс входит в новую и важную фазу переустройства.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...