В Казахстане объявлены досрочные президентские выборы. Но почему?

Какую же роль Токаев в действительности призван сыграть в транзитном периоде

Англоязычный японский журнал Diplomat опубликовал аналитическую статью Катрин Путц под названием «Snap Presidential Elections Called in Kazakhstan. But Why?» — «В Казахстане объявлены досрочные президентские выборы. Но почему?».

В предисловии к ней говорится так: «Нужно ли удивляться: в чем смысл всего этого политического театра?».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Кто выдвинет свою кандидатуру на выборы, чтобы стать следующим президентом Казахстана? Существует множество предположений касательно возможных преемников, но правда заключается в том, что мы попросту не знаем, кто унаследуют (на долговременной основе) высшую в стране власть.

Нурсултан Назарбаев и Нур-Султан (бывшая Астана) на протяжении многих лет прилагали значительные усилия для устранения всего того, что напоминает оппозиционную политическую деятельность в стране.

В результате такой — с позволения сказать – отбраковки на политическом поле государства остались президентская партия «Нур Отан» и такие немногочисленные «потемкинские» партии, как «Ак Жол», бледная тень своей одноименной предшественницы, и кастрированная версия Коммунистической партии.

Для иллюстрации ограниченности политического пула в Казахстане, достаточно вспомнить анекдот, приведенный в актуальной книге Джоанны Лиллис под названием «Dark Shadows. Inside the Secret World of Kazakhstan» («Темные тени. Внутри секретного мира Казахстана»). Когда Мэлсу Елеусизову, который участвовал в президентских выборах 2011 года в качестве одного из кандидатов, задали вопрос о том, за кого он сам проголосовал в качестве избирателя, он ответил: «За Назарбаева».

Англоязычная пакистанская газета Nation опубликовала аналитический материал Дханак Фатимы под названием «Kazakhstan’s political transition – What lies ahead?» — «Политический транзит в Казахстане — что ждет впереди?».

Токаев-Назарбаева

Фото: akorda.kz

В нем говорится так: «Существует, как представляется, вероятность того, что Дарига Назарбаева — в условиях, когда нет сколько-нибудь серьезного конкурента, — выдвинет свою кандидатуру и обязательно добьется победы на выборах. Ходят разговоры, что Назарбаев мог бы назначить свою дочь вместо Токаева. Но раз так, то почему он этого не делает? В основе такой тактики лежит ясное осознание им того, что династическая передача власти не будет хорошо воспринята большинством казахского населения и может вызвать народные волнения.

К тому же он не хочет разрушать свой имидж такого просвещенного автократа, который привел в порядок свою страну и добился ее превращения в одну из 50-и крупнейших экономик мира. Вместе с тем новое руководство Казахстана стремится предупредить, что никаких внешнеполитических изменений ни на западном направлении, то есть в отношении Европейского Союза и Соединенных Штатов, ни на восточном направлении, то есть в отношении Китая, не следует ожидать, а Россия останется его главным союзником.

Ввиду существующей ситуации утверждать что-либо определенно нельзя, но в течение ближайших нескольких месяцев проясниться ответ на вопрос о том, какую роль Токаев в действительности призван сыграть в транзитном периоде, начавшемся вместе с уходом Нурсултана Назарбаева с поста президента страны.

Было бы вполне справедливым заключить, что для лидера такой страны, как Казахстан, отойти от власти еще при жизни, по своей собственной доброй воле (а не под давлением форс-мажорных обстоятельств) и с достоинством, хотя он и не совсем отдалился от нее, — это, пожалуй, проявление величайшего мастерства».

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...