Чжан Сяо: Санкции США против Китая не повлияют на наше сотрудничество с Казахстаном

«Казахстанская сельхозпродукция у нас в стране считается экологически чистой, поэтому пользуется повышенным спросом и имеет очень хорошие перспективы для масштабного выхода на китайский рынок…»

Алматы. 27 мая. КазТАГ – Кемар Машанло. Казахстанско-китайское экономическое сотрудничество развивается в последнее время стремительными темпами. Эксперты отмечают беспрецедентный экономический эффект от сопряжения инициативы Китая «Один пояс – один путь» и одной из ведущих казахстанских госпрограмм «Нұрлы жол». Свое влияние на динамику взаимодействия двух соседних стран накладывает изменяющаяся геополитическая обстановка. Своим мнением по этим вопросам поделился по нашей просьбе чрезвычайный и полномочный посол Китая в Казахстане Чжан Сяо.

***

— Господин посол, на что бы вы обратили особое внимание по итогам пяти минувших лет сотрудничества Казахстана и Китая в рамках инициативы «Пояс и путь»?

Чжан Сяо

— Считаю чрезвычайно важным планомерную реализацию намеченной программы индустриального развития Казахстана по 55 крупномасштабным проектам на сумму $27 млрд. Из них только по итогам прошлого года было завершено девять проектов, в текущем году – еще около восьми проектов. Исходя из этого, я считаю вполне реальным вероятность выполнения упомянутой программы проектов полностью в течение предстоящих 4-5 лет.

Еще одна важная для казахстанской экономики – транзитная составляющая. Уже сегодня прибыль в размере $2-3 млрд стране приносит транзит грузов, так как значительная часть всего сухопутного транзита Китай–Европа–Китай проходит через Казахстан. Как мы знаем, китайско-казахстанская база логистического сотрудничества в порту Ляньюньган дала вашей республике выход к морю, что позволило значительно увеличить объемы экспорта за рубеж, в частности, в страны Юго-Восточной Азии.

— Затрагивая тему казахстанско-китайского сотрудничества, часто в разговоре с гражданами двух стран нередко слышишь сетования на трудности с получением въездных виз. Как решается этот вопрос?

— Казахстанско-китайские отношения развиваются неплохо, но у них есть очень большой неиспользованный потенциал. Сюда относится и визовый вопрос.

После моего назначения послом в Казахстан я стал глубже интересоваться деловым климатом в вашей стране и с удивлением услышал эмоциональные высказывания от своих соотечественников, намеревавшихся посетить ее, говоривших, что казахстанская виза – самая трудная, сложная и недоступная в мире.

Прибыв к месту выполнения дипмиссии в Нур-Султан, столкнулся с обращениями казахстанцев – местных жителей с не менее эмоциональными жалобами. Только на этот раз они указывали на трудности получения уже китайской визы. Об этом же свидетельствовали длинные очереди к окошку консульской службы.

Когда начал разбираться, то понял, что это действительно непростая проблема, которая много раз обсуждалась обеими сторонами, но годы идут, а вопросы остались.

Надо признать, что решение проблемы практически буксует. А отсутствие условий для взаимных поездок друг к другу не способствует духовному сближению, установлению доверительности, повышению осведомленности о соседних странах, в том числе для взаимовыгодного сотрудничества.

Думаю, пока проблема въездных виз не снята в ходе наших двусторонних переговоров, мы не сможем похвастаться вступлением в период высококачественного развития наших отношений.

— Сегодня реализация многих крупных проектов в Казахстане тесно связана с экономикой Китая. Могут ли попытки США противостоять инициативе «Пояса и пути», обернуться негативными последствиями для сотрудничества двух стран?

— Уверен, санкционное давление США на КНР не в силах затормозить наше взаимодействие с Казахстаном. Разумеется, надо понимать, что применение дискриминационных мер и протекционизма могут нанести для народного хозяйства нашей страны временные трудности. Однако сегодня запас прочности китайской экономики достаточен, чтобы безболезненно их перенести. Еще 15 лет назад рост китайской экономики полностью – на 70-75% – зависел от экспорта. Сейчас же ситуация изменилась. В прошлом году 76% прироста экономики страны было обеспечено за счет внутреннего спроса. При этом доля экспортных поступлений составила около 17%.

Отечественные экономисты подсчитали, что последствием торговой войны с США может стать замедление прироста нашей экономики примерно на 1%. То есть, если прирост ВВП КНР по итогам 2019 года планируется на уровне 6-6,5%, то с учетом предполагаемого ущерба от санкций этот показатель может составить 5-5,5%. Вывод – ни о каком критическом уроне для экономики страны речи не идет, и на совместных инвестиционных проектах с нашими партнерами, в том числе с Казахстаном, торговое противостояние с США никак не отразится.

— Казахстанские пользователи продукции Huawei не без настороженности восприняли объявление Google о частичной приостановке сотрудничества с этой китайской компанией. Не могли бы прокомментировать сложившуюся ситуацию?

— Могу лишь присоединиться к заявлению представителей компании Huawei, попросивших широкие массы потребителей ее продукции, в частности, смартфонов и планшетов не беспокоиться по вопросам использования электронной техники, пояснивших, что такая ситуация заранее предвиделась.

От себя добавлю, что еще 15 лет назад, китайские производители смартфонов согласно «плану В» начали секретную разработку собственных микросхем как резерв на случай, если Huawei однажды не сможет закупать аналогичные микросхемы в США.

В китайских смартфонах высокого класса они уже используются. Что касается системы Android, то и здесь у Huawei тоже есть запасной план действий, которая подготовила собственную операционную систему.

Что касается шумихи, поднятой Западом вокруг Huawei, считаю, что она является частью начатой Соединенными Штатами торговой войны против КНР. Эти действия точно отражают позицию Вашингтона, серьезно опасающегося конкуренции Китая – второй экономики в мире, имеющего все основания скоро догнать и опередить США. Поэтому Америка старается снизить влияние КНР на мировой рынок.

Но Трамп (Дональд, президент США – КазТАГ) должен понимать, если торговые пошлины на товары из КНР все же будут подняты, то никакой торговли с Китаем уже не будет. А это значит, что США потеряют самый крупный в мире рынок и тоже понесут ущерб. Мне кажется, что в Вашингтоне не могут понять простую истину: кто потеряет рынок, тот потеряет будущее.

— Как вы относитесь к прогнозам некоторых экспертов, считающих, что в ходе торговой войны Пекин может сократить импорт из США, чем с выгодой для себя могли бы воспользоваться казахстанские экспортеры, в частности, сельхозпродукции?

— Убежден, что реализовать экспортный потенциал Казахстан может и независимо от влияния динамики развития торговых отношений между Китаем и США.

Этому сопутствуют такие факторы, как блестящее геополитическое расположение двух стран, общая граница, удобная инфраструктура. Все это способствует развитию торговли, в частности, в сфере экспорта казахстанской сельхозпродукции в КНР.

Должен отметить, что в настоящее время работа в этом направлении ведется очень быстро и плодотворно. Только за последние пять месяцев доступ к продовольственному рынку Китая открыт для 20 видов сельскохозяйственной продукции из Казахстана. В этом списке значатся не только соя, но и такие виды продовольствия, как пшеница, мука, растительное масло, мед, говядина, конина и другие.

Вообще хотел бы отметить, что казахстанская сельхозпродукция у нас в стране считается экологически чистой, поэтому пользуется повышенным спросом и имеет очень хорошие перспективы для масштабного выхода на китайский рынок.

— Спасибо за интервью!

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...