Снижение прожорливости правящей элиты – сверхзадача президента Токаева

Казахстан в его текущих параметрах не может позволить себе многочисленный правящий класс

Правящий класс государства может составлять от 1 до 7,5% населения – такую картину дает суммированный исторический опыт. Менее 1% нельзя, поскольку государственные институты не справляются со своими управленческими функциями (не путать со сложными вождествами), более 7,5% привилегированных слоев общества не могут потянуть даже самые богатые государства. Неформальный стандарт – это от 2,5 до 5%. Казахстан в период изобилия нефтедолларов сильно раздул штаты и аппетиты правящей элиты, а со времени серийной девальвации 2015 года остро встала проблема сокращения как самих элитариев, так и режима их суперпотребления. Пока данная задача никак не решена.

Астана

Фото: Club FOTO.RU

В «ревущие 90-ые» юная Республика Казахстан успешно решала вопрос приведения правящей элиты в соответствие с кормовой базой периода разрыва общесоюзных (периода СССР) экономических связей и массовой приватизации госсобственности. Задачу во многом облегчали как объективные, так и субъективные факторы. Например, перенос столицы из Алматы в Астану решал не только задачу «перемешивания» казахов с европейскими этносами, но и ослаблял позиции родовитых управленческих династий, которые сформировались за многие десятилетия функционирования Алма-Аты как главного управленческого центра в масштабе республики.

Упразднение областей, укрупнение районов, переформатирование министерств проводилось под императивом «нет денег!». «Фишка» прокатила, хоть многие опытные в вопросах государственного управления зубры и скрежетали зубами. Попутно Нурсултан Назарбаев ставил в повестку отбора фактор личной преданности, ведь когда есть выбор среди претендентов – появляется возможность использовать дополнительные фильтры.

В «респектабельные нулевые» Астана стремительно превращалась в город «белых воротничков». В архитектуре резко бросался стиль правительственных зданий. Были такие строения и в Алматы. Например, здание КИСИ (Казахстанский институт стратегических исследований). Принципиальное отличие ярко выраженного бюрократического здания от бизнес-центра – это обширные площади под холлами, лестничными пролетами и рекреациями, которые никак не используются в рабочей деятельности, а служат для пафоса и понтов. ЦОНы, например, такими излишествами не страдают, поскольку являются фронт-офисами для непосредственной работы с населением, а потому и все квадратные метры в них подчинены задачам функциональности.

На излете расцвета эпохи «назарбаевского капитализма» (2006-2007 гг.) многие наблюдатели стали задаваться вопросом: а потянет ли Казахстан такой гигантский город белых воротничков? В ФРГ, например, в свое время был компактный Бонн, в Бразилии столица Бразилиа большая, так там и население страны 190 млн. человек. РК пыталась решить сразу две задачи: город чиновников с одной стороны и большой сверкающий мегаполис с другой. Все вроде бы объяснимо, поскольку на Востоке столица обязана сверкать, однако совмещать респектабельный чиновничий город с формированием из него самого крупного населенного пункта страны, который как пылесос втягивал в себя население почти со всего Казахстана, получилось недолго. Первый звонок прозвучал в девальвацию 2009 года, когда доллар насущный подорожал в тенге на 25% (со 120 до 150 KZT). А элитарии к этому времени уже плотно вошли во вкус больших денег – мусоровозы по цене «Феррари», дорожные развязки со сметами в десять раз выше, чем их аналоги в Армении, полицейские будки из стекла и пластика по $5500 за штуку, отчеты об успешной реализации программы «питьевые воды» без самой воды, умопомрачительные откаты и дальше в том же духе.

Когда чингизидов изгнали из Китая в Монголию, то возникла ситуация, где на большинство принцев крови приходилось всего по 20-30 голов скота, что в условиях скотоводческого хозяйства не обеспечивало элементарного экономического оптимума, не говоря уже о каких-либо статусных вещах. Неизбежно вспыхнула гражданская война, в ходе которой численность чингизидов сократилась больше чем на порядок.

В Казахстане кормовая база правящей элиты снижается не так катастрофически, как у изгнанных из Китая чингизидов, однако системно. Сначала эхо финансового кризиса в США 2007-2008 гг, потом падение цен на нефть 2014-2016 гг, теперь торговая война США и Китая, которая ничего хорошего нефти и металлам (главным экспортным товарам РК) не несет.

Нельзя сказать, что руководство Казахстана для сокращения численности и прожорливости правящей элиты ничего не делало – министры, премьер, акимы пошли под нож якобы борьбы с коррупцией (в реальности это были проигравшие в конкурентной борьбе властно-финансовые группировки), у ряда лидеров вчерашнего дня отобрали банки. Однако практика ограничения штата элитариев и размера их статусной ренты в ручном режиме ни к какому существенному результату не привела.

Много слов о борьбе с коррупцией, повышении доходов населения, верховенстве закона и социальной справедливости в программе фаворита президентской гонки Касым-Жомарта Токаева – это ответ на импульсы из общества. Если бы население не проявляло активного беспокойства по поводу положения многодетных матерей, жилищной неустроенности, беспредела естественных и противоестественных монополистов, массовой безработицы и низких зарплат, судебного произвола то ничего бы этого не писалось.

Где взять деньги в условиях сокращения ресурсной базы страны? Учитывая, что основная масса населения и так предельно издержалась (уже и в Алматы люди перестают покупать цветы, а в провинции это началось раньше), остается только ограничение потребления элиты. Трудно сказать, насколько здесь применим советский опыт. В СССР периода Великой Отечественной войны, когда из 170 млн человек 60 млн находились под немцами, правящая номенклатура составляла 50 тысяч человек. Это те люди, чьи пайки кардинально отличались от основной массы населения (все приказы по данной линии проходили под грифом «секретно»). Второй момент: уровень потребления строго ранжировался в зависимости от места в государственной иерархии, то есть глава райисполкома не мог иметь больше главы обкома, а полковник больше генерала. Для Героев Советского Союза, видных ученых и писателей, передовиков производства через систему официальных государственных премий была отдельная, но тоже четкая система поощрений.

Разумеется, СССР уже канул в Лету, однако преодолевавшиеся им вызовы мало чем принципиальным отличаются от тех, что стоят перед современным Казахстаном. Вопросы ограничения суперпотребления правящей элиты нужно было решать еще позавчера, а потому дальнейшее откладывание проблемы в надежде на «само рассосется» в условиях социально-экономического кризиса ничего хорошего всей стране не несет.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...