Малокомплектные школы не умрут как вид после ликвидации 6000 сел

В Казахстане падает школьное образование, а в МКШ – особенно

Педагогический и финансовый вакуум малокомплектных школ (МКШ) усилен отсутствием их доступа к широкополосному интернету. «Интернет – это сейчас базовый сервис, как питьевая вода и электричество, – заявил экономист Касымхан Каппаров. – Государство должно решить вопрос с интернетом, а компьютеры люди сами купят, как заинтересованные в образовании лица». Прозвучало это в ходе экспертного обсуждения аналитической группы «Кипр» (при поддержке Фонда Сорос-Казахстан) по теме «Малокомплектные школы РК: проблемы и перспективы в качественном и цифровом измерениях».

Тема малокомплектных школ заставила по-новому взглянуть на планы правительства оставить из 7,5 тысяч сел и аулов только 1,5 тысячи. Власти не ставят жесткой даты претворения данной стратегии в жизнь и обещают не ликвидировать неперспективные населенные пункты насильно, однако естественную тревогу подобные вещи все равно вселяют. На сельских территориях республики продолжаются процессы депопуляции, из-за чего поговорка «у степи тысяча глаз» уже не является актуальной.

Одна из базовых причин, заставляющих жителей небольших населенных пунктов покидать их в пользу крупных сел, райцентров и городов – вопросы образования. Сельские МКШ – могут быть начальными, основными (до 9-го класса) и полными – без параллельных классов и где учитель часто ведет урок физики или химии с учениками разных классов одновременно, сильно проигрывают в конкуренции с городскими обычными школами.

«Самая главная проблема, которая была выявлена в исследовании – это отсутствие широкополосного доступа к интернету в малокомплектных школах», – сообщил Жаслан Нурбаев, регионовед. Он выступил с презентацией «Роль информационно-коммуникационных технологий в повышении качества образования в малокомплектной школе». Изучение проводилось на базе Кустанайской области в 2018 году, а вообще лидер по удельному весу МКШ в стране – это Северо-казахстанская область, где 79% школ являются малокомплектными.

Г-н Нурбаев сам окончил сельскую школу, в которую в 1997 году привезли компьютеры, но лично он до 1999 года видел их только в целлофане. Потом компьютерами все-таки стали пользоваться, но интернета в школе не было. Знание ситуации изнутри помогло исследователю в практической работе. Кстати, 82,2% школьных компьютеров в Кустанайской области требуют замены (в среднем по Казахстану данный показатель 35%). А вот к широкополосному интернету подключены 37% всех школ области.

Из противоречий школьных реформ Жаслан Нурбаев отдельно остановился на том, что власти обещают к 2020 году 100% сельских школ обеспечить учебным оборудованием, но только 40% из них получат широкополосный интернет.

Отсутствие хорошего интернета приводит к тому, что в МКШ «заполнение электронного дневника превращается в пытку»; «учителям очень трудно повышать свой профессиональный уровень»; «нет возможности проводить заседания в магнитных школах (к ним прикреплены МКШ в качестве учебно-методических реципиентов) и ресурсных центрах в онлайн-режиме»; «отсутствует доступ к специализированным учебным сайтам». «В итоге все это приводит к большому разрыву или неравенству в качестве образования между учащимися сельских и городских школ», – заключил докладчик.

«В Алматы масса школ не имеет учителей-предметников. Из-за этого дети в полном объеме не проходят кучу предметов», – сообщил Марат Шибутов, член Общественного совета г. Алматы. В общем, ситуация с образование в южной столице, где имеется дефицит 57 тысяч школьных мест, тоже ненормальная.

Г-н Шибутов заметил, что Бразилию ряд исследователей называет «Белиндия, потому что там 10% живут как в Бельгии и 90% как в Индии». По его мнению, Казахстан движется в аналогичном направлении.

«Закрывать малокомплектные школы – это закрывать села, – считает Ирина Смирнова, депутат Мажилиса Парламента. – Кто решил, что из теперешних 7,5 тыс. чел должны остаться 1,5 тысячи?».

В ходе экспертного обсуждения много внимания было уделено объемам бумажной работы, в которую с головой погружены учителя и директора школ, хотя она никак не влияет на качество урока. «Контроль – это только одна из составляющих управления, – акцентировал Ерлан Смайлов, модератор «Кипра». – Государство не должно структурировать учителей, оно должно прокладывать широкополосный интернет».

Мания государственных органов все максимально унифицировать, не обращая внимания на региональные, местные и индивидуальные особенности, экспертами охарактеризована как вредная и неприемлемая.

«Пока мы не решим вопрос оплаты труда преподавателей МКШ – проблема никак не решится», – заявил Талгат Килыбаев, начальник отдела методического обеспечения АО «НЦПК «Өрлеу». В насточщее время учитель одновременно проводит занятие со школьниками разных возрастов по программам различных классов, а получает зарплату как за один обычный урок.

«На сегодня малокомплектные школы – это своего рода отражение огромного числа проблем всей сельской местности Казахстана. Соответственно, решение этих проблем – это прерогатива не только министерства образования», – подчеркнул Жаслан Нурбаев. Он навскидку перечислил акиматы, министерства цифрового развития, сельского хозяйства, здравоохранения, финансов, которые тоже должны заниматься комплексным решением проблемных вопросов.

«Из-за нехватки информационно-коммуникативных технологий, высокопрофессиональных учителей, у сельских детей будут соответствующие знания. В итоге это приведет к массовой деградации на селе», – указывает Гульнар Умарова, председатель родительского совет общественности г. Нур-Султана.

«Те дети, которые не получают качественного образования, не будут конкурентоспособны на новых рынках труда, – отметил г-н Смайлов. – Если не решить эти проблемы сейчас, ими придется заниматься тогда, когда эти дети достигнут 20 лет».

В МКШ какой вопрос ни возьми – везде проблемы. Разве что в школах без интернета интернет-зависимость не донимает учащихся.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...