Почему Иран теперь обращает взор в сторону Китая?!

Официальному Тегерану, похоже, приходит понимание справедливости истины о том, что «один старый друг лучше новых двух»

Издание Interpreter  опубликовало статью Сайеда Фазл-э-Хайдера под названием «Shifting alliances in the Gulf a boon to China» — «Смещение альянсов в районе Персидского залива – благо для Китая».

В предисловии к ней говорится так: «Предложение Ирана о связывании порта Чабахар с пакистанским портом Гвадар расстроит Индию, но в то же время может произвести стимулирующий эффект на Китай».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Геополитические реалии азиатского региона стремительно трансформируются на фоне эскалации напряженности в отношениях между США и Ираном. Формируются новые стратегические альянсы, в то время как распадаются старые партнерские союзы.

Наглядным примером тому представляется проблема, с которой сопряжены перспективы реализации трехстороннего транзитного соглашения между Ираном, Индией и Афганистаном. Договор, подписанный в мае 2016 года, предполагал открытие новых путей сообщения посредством превращения иранского порта Чабахар в транзитный узел.

Но в течение последних месяцев Тегеран все больше и больше разочаровывался в Нью-Дели из-за того, что можно было бы назвать политикой «служения и нашим и вашим» на фоне напряженности в отношениях между США и Ираном.

После введения американцами односторонних деструктивных санкций против Ирана Индия также прекратила импорт иранской нефти, что обусловило возникновение предположения о том, что связанным с (иранским) портом Чабахар перспективам Нью-Дели может быть нанесен ущерб.

Иран теперь обращает взор в сторону Китая. Пекин продолжает импортировать нефть из Ирана, несмотря на введенные США в прошлом году санкции. Иран также проявляет интерес к прокладке трубопровода для прокачки сжиженного природного газа в Китай по китайско-пакистанскому экономическому коридору (China-Pakistan Economic Corridor — CPEC), флагманскому проекту китайской инициативы «Один пояс и один путь».

Здесь кажется уместным внесение некоторых разъяснений, дающих более полное представление о ситуации, в которой сейчас официальный Тегеран, сталкивающийся с серьезными массовыми протестными выступлениями именно по причине ухудшения социально-экономической ситуации в стране вследствие обусловленного американскими санкциями сокращения объемов экспорта нефти, оказался. По большому счету, положение, в которое попал иранский истеблишмент, дополнительно усугубляется последствиями им же самим допущенного политического просчета. После фактического достижения договоренности группой P5+1 по иранской ядерной программе в обмен на отмену санкций официальный Тегеран, связи которого с официальным Пекином прежде складывались достаточно успешно, принял курс на частичное переформатирование отношений Ирана с Китаем. Это стало сразу же заметно.

В апреле 2014 года, на фоне потепления своих отношений с западными столицами и ожидавшегося тогда снятия санкций, Тегеран разорвал контракт с китайской компанией CNPC по освоению месторождения Азадеган. Формальным поводом для такого шага стало несоблюдение китайцами условий сделки. Еще появилась информация, что официальный Тегеран с давних пор отдает предпочтение нефтегазовым фирмам Запада, которые, как он полагает, являются более надежными и превосходят по техническому ноу-хау аналогичные структуры Китая.

Дальше – больше. У Тегерана курс на сближение с Пекином сменился курсом на сближение с Нью-Дели. Китайцы тогда уже принялись за создание важнейшего транспортно-перевалочного узла в пакистанском порту Гвадар. И Тегеран предложил индийцам взяться за строительство аналогичного транзитного узла в иранском порту Чабахар.

Но в США к власти пришел Дональд Трамп и, образно говоря, спутал карты иранскому истеблишменту. Он вывел Америку из ядерной сделки и вернул санкции против Ирана. Нью-Дели оказался неспособным или неготовым ослушаться США постольку, поскольку он прекратил импортировать нефть из Ирана. А Пекин продолжает импортирование иранской нефти.

В свете такого развития событий представляется неудивительным то, что «Иран теперь обращает взор в сторону Китая». Официальному Тегерану, похоже, приходит понимание справедливости истины о том, что «один старый друг лучше новых двух».  

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...