Закон кривого действия

Почему новое антикоррупционное законодательство не станет «оружием массового поражения»?

Президент Токаев на прошлой неделе подписал наконец Закон «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты по вопросам государственной службы и противодействия коррупции», о необходимости которого твердили еще при президенте Назарбаеве.

Первому Ноль Первому это и не было особо нужно: он мог попросту «взять любого за руку и отвести в суд». А вот второму Ноль Первому такое и не снилось. Больше того, в соцсетях можно встретить «вопросы на засыпку» вроде: если на коррупции попадется и будет осужден по решению суда госслужащий, напрямую подчиненный президенту, то обязан ли его непосредственный руководитель подать в отставку в течение 10 дней?

Впрочем, вот вам конкретная правовая коллизия. В Конституции и в Законе о Совете Безопасности говорится, что этот орган формируется президентом и им же возглавляется. Но теперь у Совбеза два начальника – формирует его президент, а возглавляет елбасы. А теперь представьте себе (гипотетически, разумеется): секретарь СБ и по совместительству помощник президента (по закону о СБ он подчиняется напрямую президенту, хотя сейчас не совсем понятно, какому именно) уличен в коррупции и осужден. Кто тут должен подать в отставку, если строго придерживаться буквы измененного и дополненного антикоррупционного законодательства?

Должно быть, поэтому некоторые полагают: этот давно ожидаемый закон или не будет работать совсем, или будет, но сугубо избирательно – обходя «тех, кого надо». И последнее очень похоже на правду: ныне казахстанская real politics выкидывает такие коленца, что право нервно курит в сторонке…

Взять хотя бы наличие де-факто двух действующих президентов, хотя де-юре глава государства один.

В итоге ушедший в отставку президент вызывает и заслушивает министров, акимов, руководителей Нацбанка и «Самрук- Казыны», а избранный мотается по регионам да выслушивает членов НСОД – консультативно-совещательного органа с непонятными полномочиями. Ни в одном законе не прописан вариант, когда на встречу действующих глав государств от нас едет бывший, зато в сопровождении нынешнего министра иностранных дел. А избранный президент в это время встречается с французскими инвесторами – вместо премьер-министра, которому такие встречи положены по его должностным обязанностям. В то же самое время, глава правительства получает от председателя правящей партии (членом бюро политсовета которой числится) «партийное поручение» — подготовить программу этой самой партии на парламентские выборы, каковые состоятся то ли через полтора года, то ли уже будущей весной…

Так можно ли всерьез надеяться на то, что в такой стране начальники будут всерьез отвечать своим креслом за проделки подчиненных? К примеру, завтра попадется на взятке вице-премьер, послезавтра его осудят. По закону в отставку должен подать премьер, и он, без сомнения, так и поступит. Но посудите сами: разве поднимется у президента рука подписать заявление об уходе от человека, который пишет программу их общей партии по поручению Сами Понимаете Кого?

К чему я это? Да к тому, что правильный в общем закон подписал президент, но… невыполнимый. Во всяком случае, пока. И дело тут не только в пресловутом двоевластии. Дело в менталитете. Медийшики постарше помнят, как в 2006 году молодой финансист, «брошенный» на здравоохранение, после массового заражения младенцев ВИЧ, не только «рапорт» не написал, но еще и президентом прикрылся: мол, он меня назначил – ему и увольнять! Теперь он вновь в своей финансовой стихии, и один бог знает, что должно произойти с нашей банковской системой прежде, чем он уйдет. А случись такое где-нибудь «в европах» — правительство в полном составе подалось бы в отставку .

Почему же они так держатся за кресла? Ответ найден давно: потому, что власть – самый быстро окупаемый и до последнего времени безопасный бизнес. Главное – вовремя оседлать поток финансовых или иных ресурсов и грамотно заниматься их «распределением». Эти люди освоили сие не хитрое в общем-то ремесло и ни о чем другом не мечтают, ибо ничего больше не умеют. Их можно «бросить» куда угодно – сегодня министр, завтра аким, послезавтра – банкир или посол. Сколько вокруг таких, привыкших отвечать не ЗА ЧТО-ТО, а исключительно ПЕРЕД КЕМ-ТО – министром, акимом, президентом. Да и то — если спросят…

Так было еще вчера и, казалось, так будет всегда… И вдруг – новая игра на выбывание — ответь за чужие грешки. Куда там – они и за свои-то с трудом… Послушать отчет любого министра – сплошь и рядом ссылки на «конъюнктуру рынка», «социальные обязательства», «патерналистскую психологию населения»… Хоть бы один встал и честно сказал: извините, не справился! Чиновник привык уходить от ответственности, размазывая ее вокруг себя. А тут выясняется: любой потенциальный мздоимец, находящийся в твоем подчинении, не устояв перед искусом, отправит себя на нары, а тебя – в свободный полет!

Это ж какие захватывающие дух возможности открываются перед виртуозами аппаратных интриг — стоит только найти «камикадзе», готового – не безвозмездно, понятное дело! – слететь под откос, утащив за собой ненавистного босса…

В свою очередь у Акорды появляется шанс провести руками борцов с коррупцией большую кадровую чистку, избежав при этом претензий со стороны Библиотеки.

Кроме всего прочего, Касым-Жомарт Кемелевич на какое-то время сможет стать народным героем.

Правда, в готовность властей по настоящему бороться с коррупцией почтеннейшей публике верится с трудом — в наших палестинах это больше напоминает борьбу нанайских мальчиков. Зрелище это на первых порах, возможно, позабавит, но уж точно не насытит.

Впрочем, подписывая этот закон, второй президент едва ли думал о народной любви. Это был скорее сигнал элите: смотрите, я тоже могу взять коррупционера за руку и отвести в суд. Пусть пока не любого, но зато по закону.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...